30-летие Чернобыля — пять мифов, «которые все знают» | Продолжение проекта "Русская Весна"

30-летие Чернобыля — пять мифов, «которые все знают»

Сегодня в России отмечается День памяти жертв радиационных аварий и катастроф. Ровно 30 лет назад, 26 апреля 1986 года, на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции произошла крупнейшая в истории мировой атомной энергетики авария.

Прежде всего, буквально в двух словах о том, — чем для нас тогда стал взрыв на Чернобыльской АЭС? Трагический символ уходящей советской эпохи. Бетонный саркофаг советской атомной энергетики и вообще советской экономики. Зловещий дым над всей страной нашей — СССР. Именно такие и им подобные ассоциации немедленно, непрерывно стали выливаться на головы советских обывателей через миллионные тиражи газет и через центральные (а других тогда и не было) телеканалы. Все это благодаря объявленной «Гласности» (которая, по сути, заключалась лишь в том, что отныне разрешалось и даже поощрялось лить помои и нечистоты на нашу страну во всех аспектах, а вот говорить и показывать что-то хорошее — стало немодно и не нужно). Приправлялись мусор и информационные помои, как в «Макдоналдсе» заморским «кетчупом» на тему: тупой совок, тупой совок, тоталитаризм, ущербность, а вот на Западе-то, а вот в Японии-то…

В итоге у большинства советских людей ощущение от этой аварии на ЧАЭС осталось тягостное, вперемежку со стыдом за собственную Родину. И до сих пор в обществе культивируются несколько распространенных мифов о Чернобыле из разряда «да это же все знают!», но на деле, являющихся ничем иным, кроме как мифами.

Миф первый: Генетические последствия для человечества аварии на ЧАЭС ужасны

Реальность: Вся мировая наука за 60 лет подробных научных исследований никогда не наблюдала на человеке каких-либо генетических последствий вследствие радиационного облучения. Более того, Международная комиссия радиологической защиты по прошествии 20 лет, понимая, что нет никаких оснований говорить о генетических рисках, понизила их практически в 10 раз. На флору и фауну последствия аварии оказали нефиксируемое влияние. Поэтому разговоры о генетических последствиях Чернобыльской катастрофы можно с полной уверенностью назвать фантастикой. Причем, ненаучной.

Миф второй: Переселение людей из города Припять и прилегающих территорий было плохо организовано

Реальность: Эвакуация почти 120 тысяч человек была проведена, конечно, не без ошибок, но быстро, профессионально. Вся операция по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС была проведена толково и организованно, с привлечением всех возможных на тот момент сил и средств — это факт очевидный. Настолько же очевидный, насколько все более и более очевидным становится другой факт — о недостаточности действий японцев по ликвидации аварии на Фукусиме-1 пять лет назад, или, по крайней мере уж, о никак не превосходстве японских соответствующих служб над нашими.

Когда дошло до дела, японцы оказались в гораздо большей луже, чем ликвидаторы СССР. По сравнению с действиями японцев на своей АЭС, действия наших инженеров, организаторов, ликвидаторов в Чернобыле выглядят верхом оперативности, ответственности, профессионализма и открытости.

И что с того, что по телевизору с огромным запозданием показали репортаж про 50 японских ликвидаторов — чуть ли не смертников. Я никоим образом не злорадствую, а отдаю дань этим мужественным людям. Но все-таки возникает резонный вопрос — а технологии хваленые японские-то где были? Где роботы, автоматы и прочая-прочая?

В то время как японская робототехника дошла до того, что среди роботов там устраивают уже чемпионаты мира по футболу, говорящие железные болваны заменяют японским домохозяйкам собак и детей, а для японских мужчин даже сделан суррогат подруги, — где действительно необходимая для подобных ЧП робототехника? Почему еще тридцать лет назад в «отсталом» СССР в Чернобыле были попытки использовать на разрушенном реакторе управляемого робота с телеметрией, а спустя 25 лет в высокотехнологичной Японии этого не было сделано? Почему в демократической Японии, до недавнего времени бывшей второй экономикой мира, для ликвидации катастрофы понадобились ликвидаторы — «смертники?»

Миф третий: В России самые высокие нормативы по радиационному облучению среди всех стран, развивающих атомную энергетику

Реальность: Наши стандарты облучения одни из самых жестких в мире. Мерой радиоактивности служит активность, которая измеряется в Беккерелях (Бк). Например, в России есть норма содержание цезия 137 в молоке не должно превышать 100 Бк на литр. В Норвегии для детского питания норма — 370 Бк на кг. То есть, если у нас молоко со 110 Бк уже считается радиоактивным отходом, то в Норвегии это более чем в 3 раза ниже нормы.

Миф четвертый: Первая крупная авария на АЭС была именно на Чернобыльской атомной станции — и только благодаря «совковому» разгильдяйству.

Реальность: Первой крупной аварией АЭС была авария на атомной станции «Три Майл Айленд» (штат Пенсильвания, США) в 1979 году. В результате технических отказов и ошибок персонала на станции произошло расплавление активной зоны реактора.

Теперь, что касается разгильдяйства. Тысячу, десятки тысяч раз нам было вдолблено, втемяшено, впихано, «отлито в граните», наконец, что это только У НАС возможна такая чудовищная безалаберность и разгильдяйство. Только мы, мол, «тупые совки» способны «бросить валенок на пульт» и прочее и прочее… Но вот свидетельство газеты «Коммерсантъ» из октября 1999-го года. Речь, что характерно, про Японию:

Отказавшись от автоматики, заводские рабочие смешивали урановый порошок с азотной кислотой в обычных ведрах из нержавеющей стали, используя ложки с длинными ручками, а затем также вручную, а не при помощи насоса, загружали смесь в бак производственного реактора. 30 сентября они по ошибке залили в реактор в восемь раз больше урановой смеси, чем полагалось, что и привело к неконтролируемой цепной реакции. Остановить ее удалось буквально чудом. Следствие также установило, что допустившие ошибку рабочие практически ничего не знали о свойствах урана и не имели личных дозиметров.
Это было не единственное нарушение техники безопасности на заводе. По свидетельствам очевидцев, расположенные по периметру завода камеры наблюдения были всегда выключены.
В итоге неуправляемая цепная реакция продолжалась в течение 17 часов. Облучению подверглись 439 человек, 119 из них получили дозу, превышающую ежегодно допустимый уровень. Трое рабочих получили критические дозы облучения. Двое из них скончались.

Ведро с ураном, размешиваемое ложками — это, конечно, запредельно…

Миф пятый: Власти скрывали ситуацию от населения и общественности с первых минут аварии на ЧАЭС, хотя сами все прекрасно знали

Реальность: Все гораздо сложнее, чем хочется представить некоторым «экспертам». Безусловно, власти скрывали полную информацию, но, в первую очередь, сама система оказалась не способной быстро и адекватно оценить обстановку. К тому же в то время в стране (да и вообще нигде в мире) не существовало надежной, а тем более независимой системы контроля радиационной обстановки. Власти сами первое время не понимали, что произошло и какова ситуация.
Но, граждане! Вспомните, как достойно и мужественно вели себя советские люди после катастрофы на ЧАЭС. Нигде не было паники. Везде был порядок и спокойствие. В Киеве прошла обычная первомайская демонстрация (зря, конечно, но это было сделано именно в целях поддержания порядка и спокойствия). Скажут — народ ничего не знал? Брехня! Многое, если не все, простые люди знали — «сарафанное радио» в СССР было одним из самых мощных средств информации, работало бесперебойно и сведения по нему распространялись стремительно. К слову, тем начальникам, которые срочно выслали своих семейных куда подальше, партийное руководство приказало немедля вернуть их взад. Чтобы не сеять панику. Чтобы и об этом тоже «сарафанное радио» дурных вестей не разнесло.
А уж о мародерстве или прочем в СССР после ЧАЭС — такого тоже и духу не было…

Для чего, собственно, я все это напоминаю?
Несомненно, сегодня все российские телеканалы будут вспоминать Чернобыльскую катастрофу. И наверняка многие из передач, фильмов и прочего будут выдержаны именно в таком — уже приевшемся, знакомом, но не становящемся от этого иным духе. В том духе, о котором было сказано выше.

Но, граждане. Всё в этом мире, хорошее ли, плохое ли, радостное ли или печальное, — познается в сравнении.
И что касается катастрофы на Чернобыльской АЭС — нам просто 25 лет было сравнивать не с чем. А теперь — есть с чем. Хотя бы с тем памятным, пятилетней давности, диким бардаком на японской Фукусиме.

Так что, когда в очередной раз будут литься помои, грязь, потоки уничижений и оскорблений на нашу Родину, на ее людей — сравнивайте.

Уверяю вас, что путем таких простых сравнений мы, народ России, найдем очень много примеров для гордости и за своих предков, и за свое государство, и за свое Отечество.

Как бы эту нашу законную гордость всяческим «человекам мира» и прочим «рукопожатым» господам из нас не хотелось бы вытравить.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS