Андрей Полевой vs Антон Орехъ: угрожает ли России «Правый сектор»?  | Продолжение проекта "Русская Весна"

Андрей Полевой vs Антон Орехъ: угрожает ли России «Правый сектор»?

26 апреля генеральный прокурор РФ Юрий Чайка сообщил, что запрещённая в России террористическая организация «Правый сектор» готовила государственный переворот в России. Как легко догадаться, это заявление вызвало большое оживление как в самом «Правом секторе», так и в стане сочувствующих им отечественных либералов.

Представители той самой интеллектуальной группы, которая обычно позиционирует Россию как страну слабую, которая вот-вот развалится по какой-нибудь непонятной, но неминуемой причине, внезапно встали на прямо противоположную позицию. В этом смысле показательной является статья некоего Антона Орехъ’а (именно так, с «ъ») на «Эхе Москвы».

«Я люблю такие истории еще с детства, когда узнал, что никакой Октябрьской революции в России не было бы, если бы к нам не прибыл из-за границы запечатанный вагон, где скрывались Ленин и еще какие-то три еврея, которые на деньги германского кайзера это безобразие и устроили. И что если бы не деньги кайзера и не три еврея с Ильичем, то в нашей стране до сих пор все было бы хорошо, а какой-нибудь Николай Пятый правил нами мудро и уверенно», — апеллирует к историческому опыту вперемешку с недоговорками и мифами Орехъ.

«Я считаю подобные сочинения унизительными для нашей страны. Мы считаем ее могучей, великой, способной одолеть любого врага и противостоять любым напастям, но всякий раз рассказываем народу страшные сказки про кучку проходимцев, которые по указке зарубежных покровителей пытаются такую супердержаву развалить. Что же это за страна такая великая, если развалить ее может кучка отщепенцев? Что же это за держава, которая так опасается каких-то мелкотравчатых лазутчиков?» — вопрошает автор, демонстрируя то ли редкое лукавство, то ли откровенную некомпетентность.

Например, священная для отечественного креативного класса держава США, не раздумывая и без оглядки на «унизительность» такой практики, истребляет при помощи дронов любой внятный намёк на угрозу себе как государству и собственным государственным же интересам. Хотя, казалось бы, какую угрозу могучей и великой стране или странам могли представлять 19 арабов с канцелярскими ножами, севшие на несколько самолётов 11 сентября 2001 года? Несколько мигрантов в Брюсселе и Париже, двое молодых людей на марафоне в Бостоне и т. д. и т. п.

Тем более, что про развал Орехъ придумал сам. Поскольку генпрокурор РФ говорил о другом - о попытках организовать государственный переворот. А это несколько иное, о чём подробнее будет пояснено ниже.

«При Сталине врали хотя бы более правдоподобно. Тогда врагов народа было много, и чем дальше, тем больше. Но потом-то! То стиляги, то поэты-тунеядцы, то семеро человек, вышедших в 1968 на Красную площадь, — со всеми боролись, всех ловили и подозревали в подрыве советского строя. А окончательно этот строй подорвали Горбачев, Яковлев и Шеварднадзе. Если бы не они — то и теперь Советский Союз продолжал бы существовать под управлением очередного генсека», — настаивает Орехъ. Совершенно не понимая очевидного факта, что любой государственный переворот не происходит, грубо говоря, в одно действие. Это всегда комплекс мероприятий, участники которого имеют вполне чёткий круг обязанностей. Кто-то исполняет теракты, похищения и убийства; кто-то занимается информационным обеспечением, отыскивая слабые места в охране ВИП-лица или госструктуры; кто-то, используя щедрые иностранные гранты, вбрасывает ту или иную понятийную матрицу, которая должна дать нужную трактовку этих самых терактов. Что, мол, это не преступный акт,  а благородный жест отчаяния, исполнители которого правы, родственникам погибших надо понять, что их близкие погибли во имя великой цели, а виною всему - злодей-правитель. Стоит которого свергнуть - и сразу теракты прекратятся.

Достаточно прочитать обозначение терроризма в российском праве, и многое станет понятно: «терроризм - идеология насилия и практика воздействия на общественное сознание, на принятие решений органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанная с силовым воздействием, устрашением населения и/или иными формами противоправных насильственных действий».

Кто-то пытается найти какой-нибудь компромат, который позволит либо устранить мешающего будущему госперевороту человека, либо начать оказывать на него воздействие. Кто-то пишет откровенно фантастические «Архипелаги» или посильно дискредитирует ключевых для конкретного государства людей, инфраструктурные проекты или политические действия, формируя у населения агрессивно-депрессивное состояние, удобное для любой манипуляции.

«Настал черед России, которую разваливает Пятая колонна и англо-американский шпион Навальный. Но мне не дает покоя все тот же вопрос: чего бояться нам какого-то Навального, если минимум 86 % россиян всё вокруг поддерживают и одобряют? Что же это за государство такое, если его способны развалить Навальный и еще три либерала? Может, поэтому на подмогу внутренним врагам Генпрокурор Чайка подтянул еще и врагов внешних? Вариант с происками ЦРУ, видимо, показался ему слишком банальным. То ли дело „Правый сектор“, который запрещен в России и который настолько страшен, что визитки Яроша даже в огне не горят!» — развивает мысль колумнист «Эха».

Ну, пресловутая „визитка Яроша“ таки имела место быть, о чём сам террорист недавно сообщил. Навального не надо бояться, его надо учитывать как деструктивный фактор. Который сам по себе малозначим, но в сочетании с другими может нанести заметный ущерб.

То, что абсолютное большинство государственных переворотов осуществлялось, когда активное ядро было сравнительно невелико, — Орехъ’у, по видимому, неизвестно. Собственно, самый яркий полигон для государственных переворотов постсоветского пространства, Украина, даёт показательные результаты эксперимента. Несколько десятков тысяч активных идиотов на центральной площади страны при хорошей пропагандистской работе и грамотно парализованном государственном механизме — и результат, как говорится, на лицо. Даже два раза, с интервалом в 10 лет.

«Вот этот „Сектор“ и пытался устроить в России смуту. Движение, которое в самой Украине получило на выборах меньше 2 %, в России, оказывается, готовило переворот. Страшно подумать, что было бы с нами, если бы бдительный Чайка не заблокировал бандеровские ресурсы в соцсетях. Видимо, все трое украинских националиста, проживающих в России, под руководством Яроша взяли бы штурмом Кремль. И поставили вместо Путина своего Мазепу», — пытается иронизировать Орехъ.

Хотя смешного тут, если вдуматься, нет вообще. Во-первых, число приехавших в Россию граждан Украины огромно, и среди них неизбежно окажутся симпатики «Правого сектора» или других группировок. И их точно будет больше, чем трое. Просто потому, что так бывает всегда — спохватившаяся Европа пытается срочно наладить работу по отлову и обезвреживанию исламистов, проникших внутрь ЕС при технически схожих обстоятельствах.
Во-вторых, генеральный прокурор говорил о том, что украинские экстремисты предпринимали попытки не штурмовать Кремль, а организовать массовые беспорядки в России. При этом Орехъ’у, должно быть, известно, какое количество его идейных собратьев ездило в Киев перенимать «передовой опыт» состоявшихся «цветных» госпереворотов.

Один раз попытка организовать «майдан» под названием «Болотная» уже была — и было бы наивно полагать, что его интересанты забросили идею организации в России госпереворота после провала этой конкретной попытки.

В-третьих — наверное, Орех’у будет небезынтересно узнать, какой «рейтинг» был у партии Ленина перед революцией. Раз уж он апеллирует к 2 % популярности.

В-четвёртых — украинские националисты уже, кажется, со всех возможных площадок и во всех формах заявили, что их задача — разрушение России. Соответственно, вероятность того, что будут предприниматься по этому поводу некие практические действия,— не нулевая. Понятно, что попытка каких-нибудь просочившихся в Россию наци организовать военный захват власти заведомо безнадежна, однако в мировой истории полно примеров того, что бредовость той или иной затеи отнюдь не мешала попытками её  реализовать.

В-пятых - прогрессивное человечество блокирует ИГИЛ так, что имеющие несчастье с рождения именоваться Isis девушки испытывают проблемы с банковскими операциями, которые финансовые институты и правоохранительные органы воспринимают как финансирование терроризма.

«Никак мне не понять этого странного парадокса. Своим противником государство объявляет статистическую погрешность, раздувает опасность до космических масштабов, а потом рапортует об обезвреживании. Видимо, в отсутствие реальных злодеев приходится придумывать сказочных. А собственное безделье маскировать под кипучую деятельность, блокируя тысячами все подряд страницы в интернете и получая за это медали», — резюмирует Орехъ.

Никак не понять странного парадокса. Шансы конкретного человека стать жертвой в ходе теракта — не больше 6 000 000 к одному. Но все нормальные государства почему-то от этой статпогрешности не отмахиваются. Шансы конкретного Орехъ’а умереть от вируса Эболы ещё меньше. Однако, на «Эхе Москвы» регулярно выходят материалы, посвящённые поискам лекарства от этой болезни. Не говоря о том, что имеющий математически ничтожный шанс умереть в автокатастрофе человек по какой-то причине обычно пристёгивается.

«Правый сектор» — запрещенная в России экстремистская организация.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS