Почему в Латвии запрещают русские имена? Это — глумление с целью показать, кто в доме хозяин | Продолжение проекта "Русская Весна"

Почему в Латвии запрещают русские имена? Это — глумление с целью показать, кто в доме хозяин

Правительство Латвии рассмотрит законопроект о запрете называть детей нелатышскими именами. Министерство юстиции страны считает, что такие имена угрожают латышскому языку и демократии Латвии.

Сейчас работники паспортного стола выдают документы на любое имя, только чтобы оно соответствовало нормам языка. Например, Игорь становится Игорсом.

По новым правилам, уже нельзя будет назвать ребенка так, как родителям захочется. Так, если семья решит назвать сына, например, Мирон, Кирилл или Гавриил, ей откажут.

Руслан Панкратов, депутат Рижской Думы, руководитель правозащитной организации «Верните наши имена!»:

Со дня получения независимости в 1991 году новые власти Латвии взяли курс на построение мононационального государства, и лица нелатышской национальности стали нежелательны, их стали подвергать насильственной ассимиляции.

Один из таких видов насильственной ассимиляции — присвоение вместо оригинальных, национальных, семейных имён и фамилий новых, искажённых, облатышенных.

Для латышей стали вести программу, внушающую, что русские в Латвии — это что-то очень чужеродное, враждебное и крайне агрессивное.

С какой целью это делается? Может, латышские власти боятся российской агрессии?

Я бы не сказал, что это страх. Это глумление с целью показать, кто в доме хозяин.

Мне кажется, правящую элиту вдохновил недавний проигрыш моего дела в ЕСПЧ Страсбурга, когда после 9 лет рассмотрения судьёй из Люксембурга Дином Шпильманом единолично было принято решение о неприемлемости моей жалобы. Поражения как такового не было, ибо дело не рассматривалось вовсе, его просто сняли с рассмотрения за ненужностью, по официальной версии — за легковесностью. Латвийская сторона постаралась и вышибла из себя всё, что могла. Как только стала ясна дата председательства Латвии в ЕС, пошли слухи о том, что по нашему делу будет принято чисто политическое решение.

Каковы же будут критерии имен, как будет определяться, какое имя русское, а какое нет? Вот, например, имя Мария — оно русское или еврейское, или вообще международное? Имя Снежана — русское или болгарское?

На самом деле таких критериев нет, никогда не было и никто не собирается их готовить. Речь идёт именно о фрагменте подавления национальной аутентичности одной группы над другой. Все здравомыслящие латыши — слава Богу, их большинство — так же не поддерживают и не понимают ни сам закон, ни причину его введения.

Кто же выступает за данный законопроект?

Это группа национально озабоченных неонацистов, партия которых представлена аж в 3 министерствах: Минюст, Микульт и Минразвития.

Каковы же будут примерные последствия для русских такой «именной» политики?

Скажем Пётр, Петро, Питер станет Петерисом, Иван запросто перейдёт в Яниса.

Если говорить о корнях имён, русских или латышских, то тогда у правозащитников Латвии другой вопрос, а где вы видели чисто латышские имена?

Комитет по правам человека ООН ещё в 2010 году постановил: «облатышивание» имён и фамилий, десятилетиями использовавшихся в оригинальной форме до этого, — это недопустимая мера и характеризуется как грубое и несоразмерное цели защиты официального языка вмешательство государства. Поэтому Комитет по правам человека считает, что односторонняя модификация Латвийской Республикой имён и фамилий в документах, без согласия владельца, неразумна и является произвольным вмешательством в неприкосновенность личной жизни граждан и грубым нарушением статьи 17 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Указанный документ является нормой международного права, применяется в соответствии с его местом в иерархии юридической силы внешних нормативных актов и имеет более высокую юридическую силу, чем Закон о государственном языке ЛР и подчиненные ему нормы Правил кабинета министров. А при констатации противоречия между нормой международного права и нормой прав Латвии применяется международная норма.

Комитет тогда учёл и названную Латвией цель такого вмешательства — «необходимая мера для защиты латышского языка и его должного функционирования как целостной системы, включая гарантии целостности его грамматического строя».

Очевидно, что ситуация с законопроектом о запрете нелатышских имён используется для укрепления позиций одной группы общества по отношении к другой.

Облатышивание имён и фамилий можно рассматривать с позиций социолингвистики как вызванную защитным рефлексом малого народа «грамматическую ассимиляцию». Ибо грамматика — не только хребет языка, но и само языковое мышление.

Это только идейный предлог того, что хочет достичь элита этнолингвистических националистов, а именно — сохранить такую модель языка, которая сможет эффективно ассимилировать иноязычные имена и которая «чиста» от всяких иноязычных примесей. В свою очередь, этнолингвистическая аутентичная идентичность станет предпосылкой к созданию аутентичного государства. Именно здесь мы можем чётко прослеживать связь языка, идентичности и государства.


В документах приоритет всегда отдавался и отдается письменному, а не устному доказательству идентичности гражданина.

В международной практике подобные действия могут быть направлены лишь в интересах государственной или общественной безопасности, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Но следуя этой логике, если они начнут выдавать паспорта с оригинальным правописанием, то в стране сразу начнется правовой хаос и беспорядки, страна начнёт нищать, а её граждане поголовно заболеют и станут безнравственными, с радостью нарушая права и свободы других лиц.

Неонацисты Латвии позволяют себе подавать свое видение мира как единственно правильное, не допуская никакого широкого обсуждения. Такой подход авторитарный.

Знает ли об этом руководство ЕС?

Руководство ЕС об этом знает, но, как показали последние события на Украине и вопросы миграции беженцев из Сирии, нет у Брюсселя ни желания, ни возможности, ни рычагов административного давления на своих членов.

Именно благодаря вот этой бесхребетности и попустительству под крышей госдепа США псевдополитическая элита Латвии традиционно включает свою защиту: «Латышский язык маленький, и его надо защитить от всего. Мы не видели ничего, кроме советской тирании, ведь свободного государства — в демократическом понятии — у нас никогда не было. Причины нашей нетолерантности кроются исключительно в коммунистическом прошлом».

Под вопросами языка, а теперь и попытками запретить русские имена и фамилии, ясно видны социальные процессы. Слабое государство со слабыми людьми, которыми руководит немногочисленная, коррумпированная элита, зачастую манипулирующая вопросами языка только лишь в своих корыстных целях.

И такая вот безумная по смыслу запретительная политика, полное неумение, а главное, патологическое нежелание договариваться и слышать свой народ, яркое тому доказательство.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS