Всеправославный Собор  должен быть именно единством, и именно вселенским, и именно православным, а не встречей ради встречи | Продолжение проекта "Русская Весна"

Всеправославный Собор должен быть именно единством, и именно вселенским, и именно православным, а не встречей ради встречи

Всеправославный Собор, которого ждали 13 веков, вследствие шантажа Константинопольского Патриархата превращается во «встречу ради встречи» в странной ситуации.

Специально для RusNext православный философ Аркадий Малер комментирует ход подготовки Всеправославного Собора и ситуацию вокруг него:

Ситуация вокруг запланированного Всеправославного Собора на Крите развивается уже почти каждый день, каждый новый комментарий может потерять актуальность к моменту его публикации, поэтому оговорю самые главные факты, связанные с этим Собором.

Во-первых, начнем с того, что этот Собор не является Вселенским, потому что на нем не решаются догматические вопросы — все Вселенские Соборы были посвящены разбору, в первую очередь, догматических проблем, а на этом Соборе ни один из догматических вопросов не поднимается и поэтому не стоит особенно завышать пафос этой встречи и ожидать от нее каких-либо решений мировоззренческого уровня.

Во-вторых, сама по себе идея впервые за тринадцать веков провести всеправославный Собор — очень правильная, потому что за все эти века накопилось достаточно много вопросов, и хотя большинство из них уже решены либо на уровне Поместных Соборов, либо по умолчанию, более чем желательно синхронизировать этот опыт и дать ответы на эти вопросы на общеправославном уровне. Например, совершенно необходимо, с моей точки зрения, на общецерковном официальном уровне осудить ересь католицизма и протестантизма, а также иные ереси, достаточно популярные в наше время.

Но, как я уже сказал, этот Собор не предполагает никаких заявлений догматического характера и поэтому остаются только вопросы канонического и сугубо практического уровня.

В этом отношении Собор не предвещает ничего особенного нового: никакие каноны не пересматриваются, а сложившиеся церковные традиции в отношении постов только подтверждаются.

Следовательно, главный смысл этого Собора — это зафиксировать факт общецерковного единства, но вот уже эта главная задача Собора оказывается нерешенной, потому что целый ряд Поместных Церквей заявили серьезные вопросы к Собору, требующие решения до его проведения, а Болгарская Церковь вообще отказалась участвовать в Соборе.

И как бы мы ни пытались завуалировать неизбежную политическую составляющую этого Собора, невозможно не говорить о том, что само за себя говорит — этот Собор изначально был почти на 100% проектом Константинопольского Патриархата, причем даже не самого Патриарха Варфоломея, а его предшественников пол века тому назад. Все, кто интересуется историей Церкви ХХ века, знают, что Константинопольский Патриархат, иначе называемый в обиходе Фанаром, уже много десятилетий пытается инициировать проведение общеправославного Собора. Сам факт этого Собора для него уже важнее, чем принятые на нем решения.

Опять же, даже в этом случае ничего сущностно плохого в таком Соборе нет — если уж Фанар хочет собрать все Православные Церкви и продемонстрировать единство вселенского православия, то это можно только приветствовать; но тогда это должно быть именно единство, и именно вселенского, и именно православия, а не встреча ради встречи, на которой часть Церквей буде отсутствовать, часть демонстрировать недоумение происходящим, а другая часть послушно подписывать любые директивы Фанара.

Такого быть не должно и нужно сделать все для того, чтобы не допустить подобного исхода.

Причина подобных нестроений только одна — это совершенно некритическое желание Фанара провести Собор любой ценой, под любым видом, в любом состоянии. Понятно, зачем это нужно Фанару — ему хочется напомнить о себе как о «первом среди равных», каковым он был по факту пребывания Константинопольского Патриархата в столице Восточной Римской империи.

Но с момента падения Византии этот статус остается чистой формальностью и фанарионтам следовало бы прилагать особенные усилия, чтобы доказывать его необходимость.

Вместо этого Фанар очень часто ведет себя как своего рода, «православный Ватикан», высокомерно навязывая свои представления, а теперь уже прямо игнорируя элементарные принципы соборности, ведь в ответ на отказ Болгарской Церкви участвовать в Соборе и предложение Русской Церкви перенести Собор Константинопольский Патриархат заявил, что Собор пройдет в любом случае и в назначенный срок — 16-17 июня этого года, что, вообще-то, называя вещи своими именами, является откровенным хамством, и теперь все Поместные Церкви поставлены в двусмысленное положение — либо не участвовать в этом Соборе, чем позволить злым языкам говорить о каком-то «кризисе православия», либо участвовать и, тем самым, позволить тем же языкам говорить о том, что все эти Церкви, включая Московский Патриархат, ведутся на шантаж со стороны Константинопольского Патриархата.

Таким образом, чем бы не разрешился этот конфликт, мы все-таки должны понимать, что пока у Фанара будет этот формальный статус «первого среди равных», он так и будет безнаказанно навязывать свою политику, так что в долгосрочной перспективе необходимо ставить вопрос о пересмотре этого статуса.

Более того, этот вопрос надо было ставить еще в XV веке, когда столица православного мира фактически была перенесена в Москву, но русские власти, по своей скромности и благодушию, решили не поднимать этот вопрос.

В итоге в XXI веке мы вынуждены потакать прихоти небольшой курии, сидящей за высокой стеной с колючей проволокой в положении маргинального гетто, от которой в свое время откололась даже большая часть ее собственной Церкви — я имею в ввиду Элладскую Церковь.

Конечно, это положение Фанара вызывает только сочувствие, но одно дело — выражать сочувствие, а другое дело — потакать ошибкам и страстям.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS