Происходит достаточно болезненный и преступный процесс политизации самого православия на Украине | Продолжение проекта "Русская Весна"

Происходит достаточно болезненный и преступный процесс политизации самого православия на Украине

О церковном расколе на Украине и угрозе автокефалии Украинской Православной Церкви от Московского Патриархата сайту RusNext рассказал политолог, президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов:

История церковного раскола на Украине достаточно давняя, и она началась отнюдь не с момента провозглашения независимости Украиной.

Если мы посмотрим на историю украинской афтокефальной Православной церкви, на историю униатов, то глубина раскола окажется заметной.

Вопрос состоит в другом — поскольку сама по себе Украина представляет достаточно лоскутную, собранную буквально в середине ХХ века территорию, на её просторах присутствуют т.н. канонические зоны, которые отражают исторический путь складывания Украины как государства и связаны с тем, что на западе большая часть приходов Православной церкви являются либо приходами УАПЦ, либо приходами Украинской церкви Киевского Патриархата, которая как раз и возникла в результате последнего церковного раскола. В то же время на востоке и на юге Украины подавляющее число церковных приходов являются приходами Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

Поскольку мир православия достаточно инерционен, существуют соответствующие практики, каким образом происходит международное признание той или иной православной церкви. И в этом отношении Украинская православная церковь Московского патриархата обладает достаточно чёткой позицией, поскольку это общепринятая церковь, часть общей Православной русской церкви ныне во главе с патриархом Кириллом, она не претендует на какие-либо расширения своих конфессиональных зон, поскольку считает, что сложившаяся практика богослужений, сложившаяся практика по приходам максимально точно отражает конфессиональную принадлежность и предпочтения тех или иных верующих.

То есть никто не лишает права Украинскую Автокефальную Православную Церковь осуществлять свои богослужения, никто не претендует на какие-то, скажем так, взаимодействия с Украинской Православной Церковью Киевского Патриархата — это чёткая позиция Украинской Церкви Московского Патриархата: они достаточно обоснованно считают, что эти альтернативные украинские церкви не представляют для них какого-либо интереса просто в силу опять-таки православной традиции, поскольку они были организованы с нарушением многих правил, на которых зиждется сама идея православия.

Сейчас же происходит достаточно болезненный и, с моей точки зрения, преступный процесс политизации самого православия на Украине. То есть существующая система приходов, система баланса подвергается сомнению. При этом, поскольку подвергнуть это сомнению в рамках существующей практики православия можно только путём международного признания той или иной церкви, ищутся обходные пути, в частности, через использование достаточно управляемой и зависимой фигуры патриарха Варфоломея, который является представителем достаточно небольшой сейчас епархии.

Разумеется, исторически Константинополь являлся в том числе и родоначальником Русской Православной церкви, и крещение Руси осуществлял Константинополь, но с этого времени воды много утекло, и Константинополь давно называется Стамбулом, а количество турецких православных несравнимо ни с количеством православных людей в России, ни с количеством православных на Украине.

Сам по себе вопрос постановки признания идет через, во-первых, обращение Верховной Рады — что сразу же нарушает многие принципы разделения светской и церковной власти, во-вторых, политизации религиозной жизни вообще — что тоже нарушает многие положения Украинской конституции, которая постулирует свободу совести, свободу вероисповедания плюс отсутствие государственной религии.

И, наконец, это существующая практика, которая связана с тем, что Украинская Автокефальная Православная Церковь или Украинская Церковь Киевского Патриархата не строят свои церкви или не привлекают в них верующих, а наоборот: церкви Московского Патриархата захватываются силовым путём с участием боевиков и вооружённых людей, церкви оскверняются, после чего прихожане ставятся перед фактом, что их святыни поруганы, и им предлагается некий эрзац в виде Украинской Церкви Киевского Патриархата. При этом любые обращения Московского Патриархата на предмет защиты их прав обычно упираются в глухую стену молчания, которая не позволяет добиваться чего-либо юридическим путём.

Я считаю, что это продуманное решение со стороны Верховной Рады - обратиться к патриарху Варфоломею с просьбой предоставить автокефалию УПЦ, оно отнюдь не будет служить практике установления религиозного мира на Украине и однозначно приведёт к конфликтам.

Насколько велика вероятность, что такого рода решение может быть принято? Я считаю, что если прозвучит одобрение со стороны Константинопольского Патриарха, это не будет принято Московским Патриархатом, поскольку сейчас единственная коллизия, которая может сдвинуть вопрос с мёртвой точки — а такие предложения уже шли от президента Ющенко — это неучастие Московского Патриархата в т. н. Всеправославном соборе, который сейчас собирается в том числе и при участии Константинопольского Патриарха.

Однако здесь надо отметить, что повестка дня, которая была вынесена на Собор, оказалась для православного мира во многом еретической и неприемлемой, и здесь позиция Московского Патриархата отнюдь не одинока, поскольку Болгарская Православная Церковь также не участвует во Всеправославном Соборе, не участвует часть греческого духовенства, нет Грузинской Православной Церкви, несмотря на достаточно сложные отношения между Россией и Грузией. То есть, по факту, скорее всего, Украинская Церковь, даже если её поддержит патриарх Варфоломей, окажется в катастрофическом меньшинстве внутри пока единого православного мира.

Конечно, самым неприятным вариантом может быть раскол православия. Однако, думаю, что этого не произойдёт, вопросы будут отнесены на дальнейшее обсуждение, и такая тихая война против некоего эфемерного т. н. «Московского Православия» — хотя не существует православия московского, или киевского, или константинопольского, существует практика принятия коллегиальных решений, которая и реализуется этими соборами, — продолжится. Будет просто некий тихий раскол, который продолжится и дальше, но главное, чтобы он не выходил в уголовную сферу, как это часто происходило в последнее время на Украине.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS