Чтобы дети играли в Чапаева: просто делать хорошее военное кино | Продолжение проекта "Русская Весна"

Чтобы дети играли в Чапаева: просто делать хорошее военное кино

Миссия исторического кино и его важнейшей составной части — военного кино — это прежде всего патриотическое воспитание, правдивый рассказ о военном героизме наших людей и, что самое главное, противодействие попыткам пересмотреть суть и итоги военных кампаний России и Советского Союза.

Способно ли современное российское кино воспитывать зрителя, противостоять информационной агрессии так, как это было в советском кинематографе?

Поколение фронтовиков выросло на «Чапаеве» и, возможно, — более того, я уверен, — это стало одной и духовных составляющих Великой Победы.

А сейчас в кого играют наши дети?

Ответ на эти вопросы кроется в разрыве во времени между российским и советским кино. Лихие 90-е, казалось, навсегда уничтожили традиции героико-патриотического кинематографа и возможность государства влиять на общественное сознание посредством кино.

Теперь настало время, как говорится, «собирать камни».

«Сегодня необходимо аргументированно и настойчиво отстаивать правду о войне, о вкладе советского народа в Победу, об объединяющей и решающей роли СССР в разгроме нацизма» Это слова нашего президента.

И здесь я бы хотел выделить важное, если не главное, слово — «правду».

Уровень исторической достоверности в наших военных фильмах — за редким исключением достаточно невысокий. Я понимаю своих коллег, им необходимо добиться зрительского интереса во что бы то ни стало. Поэтому подчас получается либо сделанная в голливудских традициях откровенная «клюква», основанная на «истории любви» или преступления, либо так называемая «вскрытая правда» — то есть известные события, пересмотренные подчас в негативном ключе. Я не хочу спорить с коллегами о заградотрядах, или о том, направил ли Гастелло самолёт во колонну вражеской техники, или о том, нужен ли был подвиг молодогвардейцев… Не хочу. Я вырос на этих подвигах. На них было сформировано моё мировоззрение, и я не желаю менять его.

Но проблема не только в этом. Возрос уровень технической и исторической подкованности наших зрителей. Компьютерные игры, документальные фильмы, реконструкции битв, — научили молодежь ориентироваться в оружии и артефактах войны, особенно Великой Отечественной. Возможности интернет-поисковиков позволяют достаточно быстро найти всю информацию о том или ином эпизоде войны. Однако, к сожалению, многих создателей картин мало волнует достоверность. Очень редко в титрах появляются консультанты, а если они и есть, то их влияние на фильм минимально.

Обычно продюсеры отвечают, что если зрители хотят правды, то им лучше идти на документальное кино. Но историческая достоверность и подлинность должна быть одной из основных составляющих и художественных фильмов, выполняющих особую просветительскую и патриотическую миссию.

В последние несколько лет государство усилиями Минкульта и Фонда кино сделало несколько зримых шагов, поддержав производство военных фильмов. Некоторые фильмы последних пяти лет, созданные при непосредственном участии государства, постепенно возвращают доверие российского зрителя к отечественному кино вообще и к военному в частности.

В прошлом году в прокат вышло 129 российских фильмов (включая анимацию). Окупились или принесли прибыль в кинотеатральном прокате 2015 года лишь восемь. И из этих восьми — три, связанных с войной, с историей.

За три года Российское военно-историческое общество приняло участие в производстве 35 художественных фильмов и сериалов, провело научную экспертизу свыше 200 документальных фильмов. Все фильмы показаны на основных федеральных каналах.

Я мог бы назвать здесь некоторые фильмы своих коллег, но лучше буду говорить о том, что создал сам, а значит, знаю точно.

Фильм «Брестская крепость» — крупнейший кинематографический проект Союзного государства России и Беларуси — был снят в традициях советского кино. Сценарий фильма основан на исторических фактах, а главные герои имеют реальные исторические прототипы. В нашей картине, которая 22 июня вышла в повторный прокат в кинотеатрах «Москино», и в ночь демонстрировалась на всех открытых площадках Москвы,  рассказывается о героической обороне Брестской крепости, принявшей на себя первый удар фашистских захватчиков 75 лет назад. Когда мы создавали фильм, мы делали ставку на историческую достоверность: с документальной точностью описывая события, происходившие в первые дни обороны крепости. Должен сказать, что после выхода картины на экраны в 2010 году количество посетителей мемориала в Бресте увеличилось в два раза. И это не случайность. Во всех нас без исключения живёт генетическая память того священного подвига наших отцов, дедов и прадедов. Надо лишь правдиво освежить эту память.

Военно-историческая драма «Батальонъ» о женском батальоне смерти Марии Бочкарёвой времён Первой мировой войны, поддержанная РВИО, вышла в прокат в феврале 2015 года и стала первой и пока что единственной российской военной кинолентой, получившей более сорока международных призов сразу на четырёх континентах — в Европе, США, Африке и Азии. Этой картиной мы продолжили попытку возрождения священной памяти поколений. Ведь именно эта память — о наших победах, борьбе до конца, о воле и вере нашего народа — способна по-настоящему консолидировать всех нас. Как свидетельствует международное признание, наш фильм, при всем его трагизме стал понятен каждому. Мы старались придерживаться в своей работе лучших традиций отечественной киношколы, и когда получали африканский Оскар, а также награду «Лучший фильм БРИКС», зал в Йоханнесбурге скандировал: «Россия! Россия!» Но самое важным для нас стал интерес нашего зрителя и к фильму, и к той забытой Первой мировой.

Востребованность такого кино велика, но на настоящий момент их конкурентоспособность падает, несмотря на все наши усилия создавать достойные фильмы о Великой Отечественной войне. Интерес падает прежде всего у кинопрокатчиков, которые отбирают, какие российские фильмы им ставить, и как их ставить, чтобы собрать кассу. Им проще поставить очередные беспроигрышные «Трансформеры», чем военное российское кино.

Надо понимать, что не только патриотическому военному кино, но и вообще российскому кино сложно пробиваться к отечественному зрителю из-за засилья заокеанского кинопрома. Это проблема не только наша, но ведь китайцы с индийцами как-то с этим справились.

Я не призываю к ограничению зарубежного проката.

Я призываю к повышению качества наших картин.   

Я призываю к профессионализму во всём.

Сейчас многих пугает слово «цензура», но для исторических, военных картин необходима экспертная оценка профессионалов-историков. Это касается не только Великой Отечественной войны, но и всей истории нашего государства. Уверен, что такую сложную ответственную миссию экспертов могло бы выполнять РВИО. Причём данная работа может и должна  идти как на уровне оценки проектов создания фильмов, так и на уровне их инициации.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS