Взятие Фалуджи — триумф иракской армии и шиитской милиции | Продолжение проекта "Русская Весна"

Взятие Фалуджи — триумф иракской армии и шиитской милиции

17 июня иракская армия во взаимодействии с шиитской милицией взяла город аль-Фалуджу — оплот местного салафизма и религиозного экстремизма. Операция началась еще 23 мая после специального приказа верховного главнокомандующего вооруженных сил Ирака премьер-министра страны Хайдера аль-Абади. В ходе тяжелых боев было уничтожено от 1300 до 2000 боевиков-салафитов, значительная часть города превращена в руины. Несколько десятков тысяч горожан вынуждены были бежать из Фалуджи после начала операции — премьер-министр аль-Абади специально призвал мирное население уйти, а тех, кто не в состоянии этого сделать — держаться подальше от мест скопления исламистов и вывесить на окнах домов белые флаги. На данный момент множество беженцев, согласно данным международных правозащитных организаций, не имеет доступа к укрытиям и вынуждено находиться под палящими лучами летнего иракского солнца. Имеются потери и у штурмовавших город иракских войск.

Тем не менее, победа именно в Фалудже исключительно важна в противостоянии условно шиитского, а формально — светского Ирака и салафитского «Исламского государства», «позаимствовавшего» у Багдада значительную по размерам территорию, включая второй по величине город страны Мосул. Еще со времен американской оккупации Фалуджа является настоящим «осиным гнездом» местных салафитов, в ряды которых легко и органично перетекли издавна населяющие эту местность сунниты. Сейчас суннит-традиционалист, честно выступающий против «Исламского государства», «Аль-Каиды» и других террористических группировок, да еще и не ностальгирующий по саддамовской БААС в Ираке — та еще диковинка.
Приход к власти в стране шиитов, пусть и выступающих под светскими лозунгами и в составе светских, демократических партий, вызвал ожесточенное сопротивление суннитского меньшинства, которое в годы правления Саддама Хусейна было привилегированным, и жестко подавляло, тоже, правда, не без светских лозунгов, шиитское большинство. Тогда шииты обвинялись в пособничестве хомейнистскому Ирану — самому страшному пугалу багдадского диктатора со времени образования Исламской Республики, холодным душем стойкого сопротивления окатившего милитаристские устремления Саддама и нанесшему первое поражение его хваленой армии.

Неудивительно, что в рядах недовольных переменами, выступивших под знаменами салафизма и исламского радикализма, оказались как действительно искренне верующие, так и бывшие светские и лишь по рождению суннитские партийцы-баасисты, быстро вспомнившие о религиозной идентичности и не забывшие свой опыт в деле шиитских репрессий. Фалуджа — это символ сопротивления террористов «Аль-Каиды» американцам и иракским правительственным войскам, а после появления группировки «Исламское государство» столь «славный» город просто не мог не войти в его состав, что и произошло в 2014-м году. Позже именно в Фалудже готовилось большинство терактов против мирного населения шиитских районов Ирака, именно отсюда шли атаки «армии» ИГ, стремившейся захватить все новые территории.

И вот, наконец, иракская армия, постепенно берущая инициативу в свои руки и проводящая все более и более смелые и решительные операции, смогла приступить к ворошению салафитского термитника. Как сообщил командующий операцией генерал-лейтенант Абдух Вахаб аль-Саади из занятого в последнюю очередь района Фалуджи Аль-Джулан, населенный пункт полностью очищен от террористов, а значит битва за город окончена.


Несмотря на то, что в последнее время в объективах камер появлялись в основном иракские военные и политические деятели, вряд ли для кого-то стало секретом, кому Багдад по-настоящему обязан серией военных успехов — от Тикрита до Фалуджи.

Первая крупная победа над «Исламским государством» под Тикритом была одержана, благодаря кипучей и всеобъемлющей деятельности, развернутой в Ираке командиром иранской бригады аль-Кодс в составе Корпуса Стражей Исламской Революции бригадным генералом Касемом Сулеймани.

Именно ведомая им и тренированная иранскими инструкторами шиитская милиция остановила продвижение ИГ на юг. Все дальнейшие успехи иракских властей в борьбе с салафитской экспансией также связаны в основном с эффективными действиями шиитской милиции, называемой «Хашд аль-Шаби». Интересно, что в ее состав входит не только традиционный контингент — арабы-шииты, но и исповедующие ислам шиитского толка иракские туркоманы курдских территорий. По боевым качествам «Хашд аль-Шаби» невозможно даже сравнить с правительственной армией, пораженной коррупцией, дезертирством, не желающей сражаться и в дополнение ко всему плохо обученной и неудовлетворительно управляемой. Обученные иранцами шиитские ополченцы, напротив, спаяны идеологически, дисциплинированы, готовы стоять до конца и находятся под квалифицированным командованием. В Ираке разница между иранским и американским принципами подготовки вооруженных сил проявилась достаточно явно — Иран пока выигрывает всухую.

При штурме Фалуджи, впрочем, в город входили именно правительственные войска. Однако шиитское ополчение выполняло не менее, а, может быть, и более значимую работу — прикрывало фланги атакующей группировки. В случае неудачи «Хашд аль-Шаби», иракская армия имела шанс попасть в котел, однако этого не произошло, и солдаты могут смело праздновать победу вместе с ополченцами.

Взятие Фалуджи, помимо прочего, нельзя рассматривать, абстрагируясь от другого театра военных действий против «Исламского государства» — сирийского. Там курды, громогласно заявлявшие о скором штурме и взятии Ракки, безнадежно перешли к обороне, в то время как правительственные войска с большими потерями, постоянно откатываясь с занятых позиций, все же продвигаются к столице ИГ. Взятие Фалуджи с одной стороны, очевидно, стало возможным, и благодаря необходимости для салафитов задействовать все ресурсы группировки на ее западном фронте, в Сирии. С другой стороны, падение цитадели террористов в Ираке должно неминуемо оттянуть сюда, на условный восточный фронт, силы «Исламского государства», что облегчит продвижение армии Башара Асада и ее союзникам из шиитской милиции и движения «Хезболла».


ИГ здесь попадает в ситуацию, аналогичную той, в которой оказалась Германия и частично — союзная ей Австро-Венгрия в Первой мировой войне, когда Россия и Франция помогали друг другу, активизируясь на Западном и Восточном фронтах одновременно и заставляя Берлин судорожно перебрасывать подкрепления, терять позиции и ослаблять атакующие действия. Так было в 1914 году, когда русские начали Восточно-Прусскую операцию, чтобы не допустить наступления немцев на Париж, — это дало возможность французам выиграть битву на Марне. Ситуация повторилась и в ходе Брусиловского прорыва 1916 года, не позволившего немцам взять французский Верден. Представляется, что уроки начала 20 века могут быть весьма ценными и для правительств Ближнего Востока.


В настоящее время «Исламское государство» находится в тяжелом положении, однако до победы еще очень далеко. Группировка в Ираке все еще контролирует громадный Мосул, а также значительные территории в Сирии. Пожалуй, самой большой ошибкой в борьбе с салафитами на данный момент могла бы стать та, которую, к сожалению, часто допускают арабские военные и политические деятели — почивание на лаврах. Только продолжение наступления, причем с обеих направлений — в Ираке и Сирии, способно принести настоящий успех и в итоге ликвидировать террористическую раковую опухоль.

 

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS