Саммит ЕС свёл счёты с британскими дезертирами | Продолжение проекта "Русская Весна"

Саммит ЕС свёл счёты с британскими дезертирами

Саммит Европейского союза, проходивший 28-29 июня, запомнится сразу несколькими особенностями, приоткрывающими суть отношений между членами этого сообщества. И хотя начался он с традиционных объятий между съехавшимися в Брюссель главами государств ЕС и ведущими еврочиновниками, его центральной частью стала торжественная порка британского премьера Дэвида Кэмерона. Закоперщиками расправы над дезертиром из сплоченных рядов ЕС выступили Ангела Меркель и Франсуа Олланд, которым услужливо вторили глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и председатель Евросовета Дональд Туск.

Ангела Меркель еще до начала саммита жёстко высказалась относительно политики Кэмерона, который, по ее мнению, организовал референдум, прежде всего, для того, чтобы вызвать панику в Консервативной партии. Принцип, считает Меркель, должен быть таким: страна, партия, человек. Кэмерон сделал всё наоборот. И когда вы делаете так, то всё идет не по плану, заявила фрау бундесканцлерин. 

Скорее всего, Меркель не отдавала себе отчета в том, что у неё возникла ассоциация с лозунгом «Один рейх, одна партия, один фюрер». Но на то она и немка, чтобы нести в себе историческую память нации. Вообще, в её политике чем дальше, тем больше витает не то дух прусской казармы, не то призрак несостоявшегося германского рейха.

И как бы задавая тональность встречи еще до начала саммита, А. Меркель выступила в бундестаге, где чётко объяснила, что теперь особого внимания к пожеланиям британцев уже не будет. Надо различать страны, которые относятся к Евросоюзу, и те, которые к нему не принадлежат.

Затем, прибыв в Брюссель, госпожа канцлер обрушила холодный душ на «евроромантиков», которые надеялись, что «ещё не поздно что-то исправить». Ведь парламент Великобритании в состоянии помешать выходу страны из Евросоюза. Нужно просто позволить британцам немножко «перегореть» и успокоиться. Меркель отвергла этот путь. Я не вижу пути вернуть всё назад, холодно резюмировала она. Стало ясно, что на саммите возобладает немецкая линия на наказание Великобритании.

Так и получилось. Участники действа не захотели услышать аргументы Кэмерона о том, что британцы устали от потоков беженцев. Реакция на Brexit в этом пункте наиболее показательна. Ах, вы устали? Тогда мы закроем контрольные пункты у себя в Кале, и вы будете встречать всю эту дикую массу на своём побережье.

Это очень похоже на угрозы Эрдогана снять контроль за беженцами на своих границах и пустить их потоки в Европу. Правда, Брюссель почему-то возмущался такими заявлениями турецкого президента, называя их шантажом, но, видно, картина задыхающихся от беженцев городов британского побережья так радовала сердца лидеров ЕС, что они не смогли отказать себе в удовольствии отстегать своенравных островитян. Наверняка в головах континентальных европейцев бродила ещё одна невысказанная мысль: «Нам предстоит продолжение кошмара с беженцами, а вы решили отвалить в сторонку? Тогда получите сполна!»

Британцам впору вспомнить о русской поговорке «За что боролись, на то и напоролись». Как показывает практика, в насквозь демократическом Евросоюзе принцип коллективной ответственности никто не отменял. Во времена не столь отдалённые немецкие «освободители» Европы ввели этот принцип вместе с институтом заложников. Превратятся ли англичане в заложников Евросоюза, покажет время. Первые признаки того, что «они ещё слезами умоются», уже налицо. Саммит ЕС потребовал от Лондона не тянуть с выходом, а сделать заявку немедленно, как только появится новый премьер. То есть в октябре. Смысл этого требования очень простой: вы лишаетесь всех прежних прав и привилегий и никаких возможностей заменить их на другие путем переговоров в течение двух лет не будет. Да, в уставе ЕС прописаны два года на переговоры. Но не для вас. Не будет вам постепенной замены одних условий на другие, не менее льготные. Осенью выходите из ЕС и становитесь в конец очереди. Вся система льгот рушится, и мы будем торговать с вами на общих основаниях. А переговоры об условиях будущего партнёрства с Великобританией будут вестись как с третьей страной, без всяких скидок на её бывшее членство в ЕС, без предварительных гарантий и особых условий.

Финальным актом торжественной порки стало требование к Дэвиду Кэмерону покинуть саммит после первого дня заседания. Ему отказали в дальнейшем участии и просто указали пальцем на дверь.

В таких случаях французы говорят «о-ля-ля». Британцы наверняка скажут что-нибудь покрепче, но этим делу не поможешь. Свобода выбора должна быть наказуема, ибо она противоречит главной свободе западного сообщества — свободе двигаться в стаде под присмотром погонщика с кнутом.

Вообще вопрос о погонщике и свободе выхода совсем не так прост, как может показаться.

Не очень верится, что Дэвид Кэмерон и стоящие за ним силы не смогли бы добиться другого результата референдума. В демократических обществах результат всегда зависит от масштаба ресурсов, выделяемых на промывку мозгов подданных. На сей раз ресурсов выделили как раз столько, чтобы изображать «напряжённую битву мнений», но не столько, чтобы возобладали противники Brexit.

Предположения по поводу того, почему Кэмерон и компания пошли на выход из Евросоюза, имеются разные. Одно из предположений состоит в том, что Кэмерон как потомок английского короля Вильгельма Четвёртого узнал от других потомков, обосновавшихся в Новом Свете, о грядущих переменах в политике США. Например, о том, что неординарный Дональд Трамп выпущен этими потомками на оперативный простор не случайно – он должен олицетворять ностальгию Америки по новому изоляционизму. Конечно, не в духе ухода США из мировой политики, а в духе ухода от множества обязательств, которые висят на Америке, как пушечные ядра. В том числе и в духе пересмотра трансатлантической политики Вашингтона. Проще говоря, эти силы не хотят заключения соглашения о Трансатлантическом партнёрстве и хотели бы перевалить большую часть обязательств по НАТО на плечи европейцев.

В случае реализации такого сценария Лондон окажется в стороне от намечающегося скандала между ЕС и США, а возможно, выступит заодно с Вашингтоном.

Конечно, это пока только политологические измышления, потому что никто и никогда не мог доказать рабочих связей между наследниками английских королей по обе стороны Атлантики. Достоверно известно лишь то, что такие рабочие связи существуют и значат очень много.

Скорое будущее покажет, напрасно или нет потомок Вильгельма Четвёртого дал подвергнуть себя унижениям в Брюсселе. И не настанет ли его черед радоваться «мудрости» британского народа, решившего покинуть Евросоюз.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS