К 50-летию выхода Франции из НАТО | Продолжение проекта "Русская Весна"

К 50-летию выхода Франции из НАТО

1 июля 1966 года Шарль де Голль переподчинил все вооружённые силы Франции непосредственно национальному командованию, выведя их из подчинения Североатлантическому альянсу.

Бывшие республики СССР, стремящиеся нырнуть под зонтик Североатлантического Альянса или уже туда нырнувшие, предполагают, что этот шаг решит их проблемы с безопасностью (понимаемые как «исключение варианта русских танков, угрожающих нашим бюрократическим династиям»).

Сегодня, когда мы справляем 50-ю годовщину случая, когда, чтобы спастись от русских, из НАТО выходили, а не вступали, стоит поговорить о том, что спустя много лет в буйные головы политиков возвращается здоровая осторожность. И это к лучшему.

О чём речь

Во-первых, нужно оговориться: в 1966-м Франция вышла только из военных структур НАТО, оставшись в политической его системе. Тем не менее, поскольку Франция — одна из стран-основательниц Альянса, подобный шаг в разгар холодной войны всё равно доставил американцам немало неприятностей. Начиналось же всё с вопроса контроля над стратегическими вооружениями.

Если совсем кратко, то вопрос стоял следующим образом: кто будет иметь право принимать решение о ядерном ударе средствами, находившимися под общим командованием НАТО? Если бы они были исключительно американскими, а в Европе лишь базировались, то вопрос так даже бы не стоял. Однако члены НАТО несли финансовое соучастие в создании общего ядерного щита, а Великобритания, например, даже настаивала на установке собственных ядерных боеголовок на американские МБР. В конце концов США предложили формулу МСЯС (многосторонние ядерные силы), которая передавала бы командование над европейским щитом структурам НАТО.

Во Франции эту идею не поддержали сразу после её оглашения (примерно 1959–1960 годы), поскольку это, хоть и косвенно, допускало к «кнопке» ФРГ. Последняя, в отличие от Франции, не имела собственного ядерного потенциала вне формулы МСЯС.

Карибский кризис подлил масла в огонь: конфликтуют США и СССР, а прилететь может по ядерным объектам во Франции. В ситуации, когда СССР ещё не располагал ракетами с дальностью полёта 10–12 тысяч километров или орбитальной версией Р-36 (чтобы гарантированно накрыть цели в США), подобное непропорциональное распределение рисков президенту Шарлю де Голлю сильно не нравилось. А начало активного и открытого вмешательства США в войну во Вьетнаме (1964) стало последней каплей. Забавно, что за 10 лет до этого французы сами просили о таком вмешательстве Белый Дом.

Поэтому генерал де Голль и принял решение: выделить Францию из общей структуры безопасности Альянса, попутно объяснив советскому руководству, что теперь это не силы и ракеты НАТО, а силы и ракеты Франции.

Объявлено об этом было в феврале 1966 года. В июле все французские войска были подчинены исключительно французскому командованию, в октябре представители Франции покинули постоянный военный комитет Альянса.

Одним только выходом де Голль не ограничился. Почти одновременно с переподчинением войск он надолго приехал в СССР, договорившись с его руководством о новом формате советско-французских отношений (в частности — о регулярных правительственных консультациях по важным международным проблемам). Фактически это стало прологом к политике разрядки.

…Де Голль был не вечен. Его сменили другие, всё более и более дрессированные лидеры. Франция позже, разумеется, в НАТО полностью вернулась. С 1995 года — снова стала участвовать в военных операциях, с 2009-го — возобновила участие во всех покинутых ранее структурах. Но важно не это.

Банда хулиганов

Мы до сих пор живём в матрице Второй мировой войны и её результатов. Военные итоги этой войны известны. Политические тоже, однако это скорее были не итоги, а наброски к новому этапу противостояния.

НАТО возникло как военно-политический блок, противостоящий СССР и соцлагерю. Однако кроме этого, Альянс — эдакая тусовка атлетов. В любом американском подростковом фильме есть этот образ — пяток футболистов местной школьной команды. Мышцы и сплочённость — верная формула успеха. НАТО — аналог такой банды в мировом масштабе.

Выход Франции из НАТО показывает, что наша метафора — не пустой звук. Сплочённость, основанная на лёгких победах и необременительных обязанностях, существует лишь до первых серьёзных неприятностей. Например, до осознания того, что за действия «лидера банды» может ответить любой из её членов.

Развитие ядерного оружия, в первую очередь его дальностных характеристик, парадоксальным образом привело к самоуспокоению «банды». Сценарий ядерного конфликта между США и СССР (Россией) предполагает обмен ударами между ними. Европейский союзник — цель второго приоритета. Ещё более способствовал самоуспокоению развал СССР. Собственно, первый шаг Франции обратно под перепончатое крыло Альянса случился вскоре после него.

О пользе здоровой нерешительности

А затем оказалось, что перспектива быть втянутым в совершенно чужой конфликт не исчезла вместе с СССР. В приштинском аэропорту было скорее робкое напоминание, но уже тогда риторика сразу вырулила на правильную колею:

Уэсли Кларк (главнокомандующий силами НАТО в Европе) — генералу Майклу Джексону: «Стрелять на поражение, русских необходимо уничтожить!»

Николай Яцыков (командир десантного взвода, бравшего под контроль аэропорт) — генералу Майклу Джексону: «Если ещё раз ты сейчас скажешь слово, здесь и ляжешь».

Майкл Джексон (британский генерал) — Уэсли Кларку: «Я не собираюсь из-за вас начинать Третью мировую войну».

Сегодня этот милый диалог в лицах разыгрывается снова, но уже не в Сербии, а в Сирии — и при совсем другом раскладе сил. А легендарная фраза генерала Майкла Джексона — это примерная сумма заявлений европейских лидеров на атаку на Су-24. Из НАТО правда выйти никто не поспешил, за эти годы наш «клюквенный» образ злого русского с ядерной ракетой наперевес немного померк. Однако единогласное осуждение — это единая позиция, причём не столько антитурецкая, сколько антиамериканская.

Спустя годы проблема Альянса остаётся всё той же: его члены вынуждены подчиняться правилам, которые формулируют не они. Из четырёх наиболее крупных держав Европы (Великобритания, Германия, Италия, Франция) первая — стратегический партнёр США, вторая — оккупированная страна, третья — вышла из войны под давлением американских войск. Да, этой матрице много лет, но она работает. И лишь Франция более или менее удачно пытается противостоять влиянию США в регионе — отказом таскать каштаны из огня (Шарль де Голль) или попыткой примирить позиции России и США по Сирии (Франсуа Олланд после терактов в Париже). Впрочем, это зависит от её текущего лидера.

***

Фразу «Я не собираюсь из-за вас начинать Третью мировую войну» вполне мог бы сказать не генерал Джексон, а генерал де Голль. По крайней мере, оба имели в виду примерно одно и то же. Возвращение в ежедневный обиход хотя бы европейских лидеров этой установки сделает мир намного спокойнее.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS