Следующим будешь ты. На арест Аллы Александровской | Продолжение проекта "Русская Весна"

Следующим будешь ты. На арест Аллы Александровской

30 июня Киевский районный суд Харькова на 60 суток арестовал Аллу Александровскую, главу местной ячейки запрещённой Коммунистической партии, дважды депутата облсовета и четырежды — Верховной Рады. Меру пресечения правосудие определяло почти сутки, за это время 67-летней женщине стало плохо и на заседание её привезли из-под капельницы. Кроме того, суд арестовал и принадлежащее политику имущество.

Сначала, впрочем, следователи провели в квартире у Александровской обыск, во время которого изъяли компьютерную технику, затем повезли во временный изолятор. Подозреваемой вменяют совершение преступления по двум статьям Уголовного кодекса Украины — ст. 110 (сепаратизм), а также ст. 369 (дача взятки должностному лицу). Якобы Александровская совместно с её сыном Александром (ныне пребывает в Российской Федерации) давали крупные взятки депутатам районных советов (в частности, назывался совет города Южное) области с целью проведения голосований в поддержку федерализации. Разумеется, такая деятельность, по мнению СБУ, курировалась и всячески поощрялась ФСБ России.

Защита Александровой обвинения опровергает и настаивает, что политик действовала в рамках украинского законодательства.

Сначала несколько подробней о личности Александровской и её деятельности. Думаете, это отпетая «сепаратистка», участница местного Антимайдана, захватчица областной администрации и горсовета весной 2014-ого года? Или хотя бы активный комментатор российских средств массовой информации? Совсем нет: после государственного переворота на Майдане Александровская отметилась участием лишь в Общественном совете «Слобожанщина». Цели у организации были достаточно мирные даже по меркам нынешнего сурового политического режима. Предоставление больших полномочий Харьковщине в рамках правительственной реформы по децентрализации. Возможность вести собственную экономическую политику.

Ни слова — о самоопределение харьковчан, национально-культурной автономии русских, собственном парламенте или, не дай Бог, автономии.

Более того, Александровская уже почти год вела свою деятельность публично и открыто. «Слобожанщина» проводила свои съезды в дорогих харьковских отелях, а не подпольно. Организовывала митинги в столице. Даже собирала петицию к украинскому президенту с соответствующими обращениями. Более того — получила ответ от замглавы порошенковской администрации Алексея Филатова, что инициатива об особом статусе будет рассмотрена. За всё это время — никакого «прессинга» со стороны спецслужб, никаких обвинений в противоправной деятельности.

И вот — пожалуйста.

Для чего это делается — лично мне очевидно. «Сепаратистская» угроза, когда политики или обычные граждане выходят на мероприятия с георгиевскими лентами, флагами России и с лозунгами «Хунту геть!» — в прошлом. По крайней мере, в ближайшее время. Но режим шатается: недовольных экономическим положением — миллионы, коммуналка растёт, полицейское государство достало всех. Впрочем, доблестная Служба безопасности прочно держит свободомыслие собственных граждан на замке.

Теоретическую угрозу здесь представляет только легитимная оппозиция, формально разрешённая законом и ещё сохраняющаяся по крупинкам на Украине. Они (оппозиция) не называют события на Донбассе гражданской войной, не призывают отменить преступную политику евроинтеграции и не собираются признавать Крым навеки потерянным. При этом критикуют социально-экономическую политику руководства, призывают к отставке тех или иных государственных деятелей, поддерживают Минские договорённости. То есть, по возможности, пытаются и совесть не продать, и в тюрьму не загреметь.

Такими можно с натяжкой назвать некоторых народных депутатов из «Оппозиционного блока» (или покинувших его ряды, как Вадим Рабинович или Евгений Мураев), «Союз левых сил» Василия Волги, Прогрессивную социалистическую партию Натальи Витренко. К этому числу можно отнести и Александровскую, которая действовала в рамках закона, но власть Порошено и компании явно не поддерживала. Борьба с легитимной оппозицией стала следующею задачей СБУ (и киевского режима в целом) после зачистки радикальных «сепаратистов» и оставшегося после Русской весны подполья.

И дело касается не только политиков, но и в общественников, журналистов, интеллигенции.

Собственно, вполне себе в рамках закона, даже диктаторского и драконовского, действовали участники Народной Рады Бессарабии в Одессе, которым выдвигались схожие обвинения. Ваш покорный слуга, например, трудился в одном из крупнейших украиноязычных интернет-изданий «Насправди» главным редактором, иногда готовил материалы и репортажи для газеты «Взгляд», но всё же старался придерживаться норм фашистского закона. Или, скажем, Елена Глищинская и Виталий Диденко — их профессиональная деятельность в качестве журналистов вряд ли была направлена на приход российских танков в Одессу и Бессарабию и провозглашения независимого Одесского государства.

Ещё один случай из Одессы, о котором узнал буквально на днях. Руководитель одесского «Правого сектора» * Сергей Стерненко потребовал от руководства одного из крупнейших вузов Одессы — университета им. Мечникова, уволить Елену Радзиховскую, местного преподавателя и доктора исторических наук. Виновата женщина оказалась ровно в том, что её сын… погиб в Доме Профсоюзов 2 мая. И она посмела выступить по этому поводу в Европарламенте. Теперь в отношении женщины организована травля и, скорее всего, руками радикалов ей вслед за сыном придётся лишиться и должности. Не удивлюсь, если вскоре делом заинтересуется Служба безопасности — нет, не высказываниями представителям «Правого сектора» в отношении невиновной Радзиховской, а ей самой.

В общем, Украина продолжает скатываться в авторитарное болото. С арестами, травлей неугодных — всё как положено. Многие мои российские коллеги с умным видом спрашивают: «А почему Юго-Восток сдался? Почему „молчит“ Одесса, Харьков, Херсон?». На что я постоянно привожу в примеру случаи, подобные Александровской. Любая общественно-политическая активность, не говоря уже о натурально протестной, в лучшем случае закончится травлей и угрозами радикалов, в худшем случае — арестом и длительным тюремным заключением от спецслужб. Если каратели так поступают с бывшими народными депутатами, с известными журналистами, что сделают с рядовыми гражданами?! И вариантов какой-либо деятельности, без заключения сделки с режимом, не имеется.

А пока — репрессии продолжаются. Конца краю этому не видно. Кто следующий?


* В ноябре 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры». Их деятельность на территории России запрещена.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS