Бандеровские ученики превзошли своих учителей | Продолжение проекта "Русская Весна"

Бандеровские ученики превзошли своих учителей

Польский Сенат признал Волынскую резню 1943 года геноцидом. Решение совершенно справедливое: бандеровцы уничтожали всех поляков по этническому признаку, от мала до велика.

Однако Волынская резня была лишь одним из актов более долгой трагедии, о причинах которой спорят до сих пор. Например, министр обороны Польши объявил основным виновником данного геноцида Советский Союз. Мол, если бы СССР не присоединил в 1939 году Волынь к Украине, украинские националисты не подняли бы восстание и не убивали поляков.

Вот бы возмутились бандеровцы, узнав, что их вдохновителем является Сталин, а вся Украинская Повстанческая Армия — лишь «инструмент в руках Кремля»!

Если же говорить всерьёз, то подобные заявления польских «ястребов» — явная попытка переложить вину с больной головы на здоровую и не замечать решающей роли собственно Польши в разыгравшихся 73 года назад событиях.

Более столетия, с 1795 до 1915 года, Волынь принадлежала России. И никаких признаков геноцида — ни в отношении поляков, ни в отношении других этнических групп — там не наблюдалось. Нехарактерное это явление для России, невозможное для русской культуры, для Российской цивилизации.

Завоевание Волыни и других областей Западной Украины и Западной Белоруссии началось в 1919 году, вскоре после окончания Первой Мировой войны. Воспользовавшись гражданской войной в России, польские армии начали завоевательный поход на Восток, в надежде восстановить Речь Посполитую трёхвековой давности, от моря до моря.

Это сегодня во всех польских учебниках пишут про ужасающий «Червонный марш», призванный подчинить большевикам всю Европу, от чего спасли европейцев отважные польские герои. Но «Червонный марш» на Варшаву был всего лишь контрударом после полутора лет бессовестной польской агрессии.

В итоге завоевать Белоруссию и Украину целиком Польша не сумела, но обширные земли западной Белоруссии и западной Украины — Брест, Гродно, Ровно, Луцк, Тернополь и т.д. — оказались под властью новой Речи Посполитой. Белорусы и украинцы, проживавшие на восточных территориях («кресах всходних»), составили более 20 % населения многонациональной империи. Теперь поляки, на протяжении целого столетия трубившие о «притеснениях царского деспотизма московитов», получили возможность продемонстрировать миру «гуманную» европейскую модель национальной политики.

Сказать, что эта модель радикально отличалась от русской национальной политики, — это не сказать ничего. Белорусы и украинцы в Польше не получили ни автономии (как Царство Польское в Российской империи), ни свободы вероисповедания (как католики, свободно строившие костёлы на всей территории России, даже там, где раньше не ступала нога поляка, например — во Владимире и в Туле), ни экономического равноправия (как полностью сохранившие свои наделы польские шляхтичи и польские крестьяне под властью Русского царя).

Сегодня очень мало говорится о политике «Пацификации» («Усмирения»), которую Варшава на протяжении двадцати лет проводила в отношении украинского и белорусского меньшинства на так называемых «кресах всходних». А это была политика постоянных массовых репрессий, призванных подавить любые зачатки национальной политической организации. Любые разговоры о воссоединении белорусского и украинского народов карались арестом, а сопротивление — смертью. Жертвы «пацификации» измеряются тысячами, виленская и львовская тюрьмы, концлагерь в Берёзе Картузской, другие узилища были переполнены.

Не ограничиваясь политическими мерами, Польша начала выкорчёвывать сами корни украинского и белорусского народов — веру и язык. В тридцатые годы по «кресам всходним» прошла волна уничтожения православных храмов. Одновременно почти во всех школах было запрещено преподавание на белорусском и украинском языках, все обучение отныне шло только на польском.

Кроме того, на восточные территории был организован поток переселенцев-«осадников». Они должны были изменить этнический баланс неблагонадёжных «кресов» и помочь форсированной полонизации. Полякам отводили лучшие земли, средний надел «осадника» в четыре раза превышал средний надел украинца или белоруса.

Национальная политика довоенной Польши была политикой откровенной дискриминации, а по существу — «бархатного» этноцида восточных славян. Да, уничтожению подлежали только самые активные из наших предков, но вытеснение языка из сферы образования и другие аналогичные меры имели целью ассимиляцию украинцев и белорусов. Белорусские и украинские гены не уничтожались, но белорусский и украинский этносы в Польше должны были исчезнуть.

Вот предпосылки той ненависти, которую питало к полякам белорусское и украинское население. Пацификация и полонизация породили, в конце концов, Волынскую резню и другие страшные события польско-советского пограничья.

Дискриминационная политика Речи Посполитой целиком соответствовала типовой национальной модели Западной цивилизации, где в колониальной империи «высшая» нация доминирует над «низшими». Равноправного сосуществования культур, как в царской или советской России, типовая западная модель не предусматривает. Она предусматривает либо эксплуатацию «низших» «высшими», либо ассимиляцию.

Реакция угнетённых народов Речи Посполитой на польскую пацификацию также зависела от выбранной ими цивилизационой модели.

Белорусы, например, западной нацией не стали, западных ценностей не приняли, и потому физического уничтожения «осадников» и других поляков на белоруской земле не происходило. Имели место противоположные действия, вроде Налибокской резни, когда польские партизаны уничтожали белорусские деревни за содействие советским партизанам. Но даже после этого белорусы не перешли к ответным зверствам. Массовым белорусским ответом стала поддержка Советского Союза с его идеалом национального равноправия.

На Западной Украине европейские ценности вошли в плоть и кровь гораздо глубже. И Западная Украина дала вполне европейский ответ, в духе германского плана «Ост», английской политики в отношении ирландцев или американской политики на индейских территориях. Волынская резня — типичное проявление европейского нацизма, результат успешной вестернизации западноукраинского сознания.

А учителями бандеровских нацистов выступали польские нацисты, осуществлявшие пацификацию «кресов всходних». О том, что ученики превзошли своих учителей, сегодня остаётся только сожалеть. Как и о сотнях тысяч поляков, украинцев и белорусов, уничтоженных в бесплодной борьбе за этническую «чистоту».

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS