Имущество графа Невзорова | Продолжение проекта «Русская Весна»

Имущество графа Невзорова

Странный тип — Невзоров Александр. Если не сказать больше.

Был человеком, как казалось.

Потом лошадей полюбил как-то уж очень страстно. Вошел в образ. Стал косить под аристократа дореволюционного.

Панталоны белые, обтягивающие ляжки, мундштуки длинные… И вдруг — бац! Глядишь, уже на четвереньках ползает. Речь еще человеческая, но то, что доносится из уст на человеческое не похоже:

«Донбасс — это не люди. Донбасс — это шахты, горы, поля, леса, просторы, ручьи, города, городишки, электростанции и прочее имущество».

http://i41.sobaka.ru/images/image/00/72/04/13/_normal.png Не люди. И даже не лошади. Это к вопросу о расчеловечивании — кто им занимается. Вот такие лощеные в белых кальсонах, в черных лаковых сапожках нелюди, задумчиво пускающие кольца дорогого, заморского дыма из длинной элегантной курительной трубочки.

Все у них взвешено, посчитано, пронумеровано. А людей нет. Есть только предметы. Предметы, имеющие ценность — имущество.

Вот как-то стразу перед глазами такой образ. Точнее фото. Черно-белое. Это имущество. Имущество, личные вещи, которое было аккуратно описано, разложено предметно: обувь к обуви, золотые коронки к зубам, нижнее белье в отдельной аккуратной куче — отдельно мужское, отдельно женское, детские игрушки… А людей нет. Они в газовые камеры отправлены. Но они тоже вскоре превратятся в имущество — на абажуры пойдут, на пепельницы. Чтобы потом вот таким скотам в белых панталонах было куда пепел стряхивать, трубочку выбивать и рассуждать о высоком. И об экономике. И о праве.

О праве собственности в частности:

«Это имущество вместе с землей принадлежит государству Украина.

Только общенародным украинским решением может быть отчуждено кому бы то ни было.

Это, кстати, касается и всех остальных ситуаций.

Донбассцы — не хозяева всего того, что располагается на Донбассе».

Серьезно? А как же имущество СССР, которое оторвала, никого не спрашивая, сначала Прибалтика? А затем и Украина. В то время «граф» Невзоров еще не имел белых панталон. Он был на стороне рижского ОМОН-а, бойцов которого расстреливали в спины онижедети того времени. Он делал патриотический репортаж под названием «НАШИ». Он был тогда нашим. А потом спустя много лет, стал чужим. И не просто чужим, а врагом.

Что случилось — повзрослел, поумнел, переоценил? Скорее, постарел и продался. Продался за возможность наслаждаться хорошим табачком и корчить из себя русскую аристократию, облачившись в белые обтягивающие треники, напялив красный лакейский камзол — имущество из запасников разграбленного «Ленфильма».

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS