Тайна русской лени и таджикского трудолюбия | Продолжение проекта «Русская Весна»

Тайна русской лени и таджикского трудолюбия

На форуме «Экономика в условиях глобализации. Национальный взгляд» выступил замначальника ВЭБа Андрей Клепач: пожурил русских, похвалил таджиков. Сожаление Клепача вызвала утрата русскими трудовой этики: местные строители работать качественно не желают, запрашивают вознаграждение в два-три раза больше. Хочешь не хочешь, приходится нанимать таджикских гастарбайтеров — эти работать ещё не разучились.

Позиция видного банкира вызвала возмущение Егора Холмогорова: это что ещё за национальный взгляд, гастарбайтеров рекламировать! К тому же неправда это, русские работают лучше приезжих. У мигрантов один копает, а десять смотрят — это что, эффективный труд, достойная подражания этика?

При всём почтении к Егору Холмогорову, вынужден признать и правоту Андрея Клепача. На сезонных строительных работах южане впрямь работают лучше русских. Например, в программах капремонта, эффективностью которых мне пришлось этим летом заниматься, сплошь и рядом проколы из-за качества местных рабочих: наши то засыпают в холодке подъездов, то лезут на строительные леса в столь нетрезвом виде, что жильцы боятся выходить — как бы ведро с раствором на голову не упало. Таджикские бригады на этом фоне выглядят чуть ли не элитными. К ним если и есть претензии, то связанные с отсутствием регистрации, а трудятся они довольно старательно.

Но! — не записывай меня в певцы трудовой миграции, дорогой читатель. Тем более, в обличители русской лени. У такого неприятного для нас сравнения есть совсем другая причина, ничуть не связанная с национальной трудовой этикой.

Ведь русские строители получают деньги в России и тратят их в России. А таджикские гастарбайтеры получают деньги в России, а тратить их намерены в родных пенатах. Это же совсем не одно и то же.

В России на 15-20 тысяч в месяц семью никак не прокормишь. Зато для Таджикистана это вполне приличное месячное содержание.
Поэтому хороший русский за 15-20 тысяч рублей на стройку и не идёт, требует в три раза больше. А для таджика эта сумма и есть в три раза больше — в его, таджикской системе цен. Он в три раза больше членов семьи на эти деньги может накормить.
Если же русский согласился за 15 тысяч лазить по строительным лесам с мастерком, — это не уважающий себя русский, а тот, который никуда больше не годится, нигде не смог устроиться, и согласился хоть как-нибудь зашибить деньжат на бутылку. По таким нетипичным для нации примерам нельзя судить о национальной трудовой этике.

С очень похожей жалобой ко мне недавно обратился знакомый столичный бизнесмен, занимающийся рекламой. Москвичи, говорит, совсем обленились, — никуда не годятся. На работу приходится брать исключительно сотрудников из-за МКАДа, причём лучше из дальнего Подмосковья, чем из ближнего. Дух разложения из Москвы исходит, что ли — чем дальше от неё, тем усерднее сотрудник?

Да нет, говорю, братец. Есть немало грамотных и способных москвичей, настоящих трудоголиков, цены им нет. Но москвичи с такой квалификацией за 50 тысяч рублей к тебе на работу не пойдут. Хотя бы потому, что они с таким окладом никогда на жильё в Москве не заработают. Им зарплату от сотни подавай, они ищут и найдут себе место с этой сотней.

Зато в Дмитрове уже появляется шанс с зарплатой в полтинник сдвинуть квартирный вопрос с мёртвой точки, а уж в Кимрах или в Александрове — без всяких сомнений. Да, из Александрова придётся помотаться, зато через три года уже на александровскую «однушку» денег соберёшь. А через пять лет на «двушку». Вот и устраиваются к тебе трудящиеся оттуда, где твоя зарплата превращается в деньги. А для Москвы это, извини, не вполне деньги для способного, амбициозного молодого человека. Потому если и придёт к тебе москвич, то без амбиций и без таланта, а ты по нему всех москвичей судишь.

Вывод отсюда напрашивается вполне рабоче-крестьянский: надо заставить этих буржуев платить нормальную зарплату, тогда и гастарбайтеры не понадобятся, найдутся свои, местные, вполне трудоспособные работники. Но с экономической точки зрения проблема не решается так просто.

Первое возражение: низкая оплата труда приезжих работников снижает себестоимость конечной продукции. Например, в строительстве позволяет иметь больше квадратных метров жилья по более доступной цене. Это значит, что до определённой степени (до определённой, подчёркиваю!) привлечение гастарбайтеров выгодно и коренному населению.

Но куда более веское возражение заключается в том, что повысив доходы наёмных работников в России, мы поток приезжих не сократим, а увеличим. Чем привлекательнее место, тем больше на него желающих, — эта житейская аксиома и к странам относится тоже.

Когда поток сирийских беженцев хлынул в Европу, начались вопросы: а что-то они не в Россию бегут, хотя Россия утверждает, что является союзницей сирийского народа? Ответ на этот вопрос носит сугубо меркантильный характер. Приезжему в Россию придётся работать за 150-200 евро в месяц, и даже на такую должность возможно устроиться лишь при мало-мальском знании русского языка, а приезжему в Германию можно не работать за 500 евро в месяц, и получать помощь даже будучи в немецком ни бум-бум. Выбор для всякого сирийца очевиден.

Также и сугубо трудовая миграция руководствуется исключительно меркантильными соображениями. Чем богаче страна, чем выше там трудовые доходы, тем больше желающих трудоустроиться на её территории. Например, на Украину таджики не едут — даже для таджика страна слишком бедная. А в Казахстан — едут с удовольствием. В Эмираты же и Кувейт стремятся не только таджики, и с таким рвением, что приезжих там уже больше, чем коренных жителей.

Возникает своего рода миграционная ловушка. Платим мало — местные не хотят работать, приходится нанимать мигрантов; платим много — приток мигрантов в страну становится ещё интенсивнее.

Одним из решений, позволяющим выбраться из обозначенной западни, могут стать общественные фонды. Оплата в некоторых, наиболее важных для государства отраслях может расти не за счёт денежного вознаграждения, а за счёт социальных возможностей: получение жилья, льготный отдых, льготный доступ на спортсооружения и т.д. Возможности эти, естественно, открываются только для граждан. Механизмы такого регулирования не должны сводиться к банальной советской раздаче благ, но в принципе, вполне возможны при регулируемой рыночной экономике.

Так можно (опять-таки, лишь до некоторой степени) повышать качество жизни соотечественников, не увеличивая миграционной привлекательности страны и не провоцируя этнокультурный кризис.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS