Людоеды с ПЗРК | Продолжение проекта «Русская Весна»

Людоеды с ПЗРК

Взятие Алеппо означало бы перелом в войне и крах американского плана свержения действующей власти. Кураторы почувствовали, что у них из рук уплывает вся северная Сирия, и у «хороших исламистов» появилось новое оружие.

Вертолет на Алеппо вылетал через пару часов, потому вещи собирали быстро. На борт грузились с туго набитыми рюкзаками и в разгрузках. Я вбежал по ступенькам и врезался в пустую пулеметную турель — Ми-8 перевозил только пассажиров и грузы. Внутри было трое российских военных, мы поздоровались и расселись по рундукам.

«Вылетаем через пятнадцать минут», — в кабину прошли пилоты в аккуратной летной форме. Офицер сел напротив меня, прислонился к прохладному борту рядом с иллюминатором и закрыл глаза.

Лететь из Хмеймима на вертолете считалось безопаснее, чем ехать через пустыню: трассу на Алеппо могли в любой момент перерезать боевики, а вертолет для них был недосягаем. Тогда.

Ми-8 резко взлетел, по спирали поднялся на безопасную высоту. Внизу проплывали горы, поля и оливковые сады Идлиба. Провинция Идлиб с самого начала гражданской войны стала центром многочисленных группировок типа «Ахрар аш-Шам» и «Джебхат ан-Нусра».

Эти ребята ни в чем не уступали раскрученным «игиловцам» — обстреливали жилые кварталы, резали головы, но уверенно держались в американском списке «умеренной» оппозиции.

На картах Идлиб значился как зона перемирия, где воздушные удары российская авиация не наносила. Тем не менее, именно здесь готовились атаки по правительственным силам, сюда из Турции приходили подкрепления и именно через Идлиб проходила воздушная трасса Хмеймим — Алеппо.

И наверняка в тот момент на наш Ми-8 смотрел с земли какой-то «умеренный оппозиционер» и мечтал, что когда-нибудь американские «побратимы» передадут ПЗРК.

Над Алеппо вертолет так же резко пошел на снижение. Через иллюминатор я увидел на краю взлетно-посадочной полосы бойца с пулеметом в руках. «Наши!» — подумал я, разглядев знакомую «цифру» на форме. Как-то, знаете, сразу спокойнее на душе — значит, в этом аду есть хоть один островок спокойствия.

«Че-то вы не очень на журналистов похожи!» — улыбнулся один из встречающих. «Да ладно! Вот, смотри, фотоаппарат есть!» — сказал атлетичный бородатый оператор, похожий на американского спецназовца, вынимая из «мародерки» камеру с огромным объективом.

Либо гуманитарная помощь, амнистия, а в последующем, возможно, и политический статус, либо смерть в опустевших подвалах. Именно для этого с передовой на базу в Хмеймим летели российские офицеры, сотрудники координационного центра.

Я не берусь предсказывать итоги развернувшейся сейчас битвы за Алеппо.

Переговоры в этом случае эффективнее уличных боев. Сирийская армия не может тратить силы своих спецподразделений и жизни солдат на штурм восточных кварталов. В этом смысле намного выгодней и с идеологической, и с оперативной точки зрения заставить их сдаться.

Капитуляция исламистов и взятие правительственными войсками Алеппо означали бы перелом в войне и крах американского плана свержения действующей власти. Кураторы почувствовали, что у них из рук уплывает вся северная Сирия, и в руках людоедов появились ПЗРК…

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS