Что делать с Украиной новому послу | Продолжение проекта «Русская Весна»

Что делать с Украиной новому послу

Представим, что в Киеве все же наступило краткое просветление и он принял предложенного Москвою посла. И неважно, будет ли это Бабич или другой. Важно, увидим ли мы качественно новую внешнюю политику России на украинском направлении.

Украина не спешит принимать агреман на назначение Михаила Бабича послом Российской Федерации. Удивляться этому не приходится.

В условиях информационной войны, которую ведет Киев против Москвы, Украина никогда не согласится не только на эту, но и на любую другую кандидатуру.

Исключение сделали бы разве что для какого-нибудь московского заукраинского либерала, но Навальный или Милов — упаси боже — в российских государственных структурах не работают.

Но в таком печальном положении дел есть и вина российской дипломатии, квинтэссенцией работы которой на украинском направлении стала деятельность прежнего посла Михаила Зурабова.

Какую позицию по отношению к украинцам занимала Москва на протяжении независимости двух стран? «Да никуда они не денутся, мы один народ, прибегут, как белорусы или казахстанцы, зачем что-то делать…»

В 90-е это было актуально: пару лет «независимости» украинцам было достаточно, чтобы вспоминать советское славянское братство с ностальгией. Отсюда — победа тогда еще пророссийского Кучмы в 94-м, затем небывалый рост популярности левых на парламентских выборах 1998 года и президентских 99-го.

В нулевых стало сложнее. Прогремел первый Майдан, который во многом зиждился на антироссийских лозунгах. Потом Москве снова повезло: Ющенко своей работой на президентском посту начудил настолько, что способствовал повторному росту пророссийских настроений, не только на Юго-Востоке, но и в Киеве, на Центральной Украине и даже в Галиции.

Но верных выводов из этих событий сделано не было, и при Януковиче Москва вернулась к той же концепции кучмовских времен — «никуда не денутся, сами прибегут». Но при этом и сам Янукович пошел по проторенной Кучмой дорожке — от победы на выборах на пророссийских лозунгах до «многовекторности» в пользу Запада.

Грабли предсказуемо нанесли свой удар — случился новый Майдан. И тогда все заговорили о вмешательстве внешних сил, о деятельности западных посольств, которая нанесла ущерб жизненным интересам Росии, о том, что битва за умы активной части украинского общества оказалась проиграна.

Чем занимался Зурабов и его предшественники? Эфемерной защитой российских соотечественников (хотя кого считать «соотечественниками» в стране, в которой половина населения говорит по-русски), проводил круглые столы по русскому языку, литературные конкурсы. Роскошные приемы, ужины, завтраки, обеды на 12 июня. И еще делал заявления об историческом братстве — ничем на практике не подкрепленные.

Это в то время, как американцы, например, спонсировали национальные СМИ (совершенно прозрачно, к слову, и официально), комментировали события по внутренней политике, выделяли гранты общественным организациям.

Представим на минуту, что в Киеве все же наступило краткое просветление и он принял предложенного Москвою посла. И не так уж важно, будет ли это Бабич или кто-нибудь другой. Важно, увидим ли мы качественно новую внешнюю политику России на украинском направлении.

В конце концов маятник общественных настроений, как и во времена Ющенко, постепенно начинает движение в противоположную сторону. Рано или поздно в Киеве может появиться власть, которая будет не против возобновления дипломатических отношений с Россией в полном объеме, и вопрос о том, как действовать в Киеве, для новому посла из разряда теоретических вновь вернется в число актуальных.

Как человек, посвятивший всего себя теме российско-украинских отношений, рискну дать несколько напутствий этому пока еще сугубо гипотетическому российскому дипломату.

Первое: работа со СМИ. Позиция российского представителя должна звучать четко и громко в украинских средствах массовой информации (а не в запрещенных на Украине российских), в том числе и провластных, в том числе украиноязычных. При этом нельзя полагаться только на существующее медиапространство, архитектура которого задана Западом. Нужно начинать кропотливую работу по выстраиванию альтернативной, лояльной России системы, начиная с уровня небольших, региональных СМИ.

Второе: работа с политикумом. Посольству России не стоит стесняться контактов с оппозиционными партиями и общественными организациями. Более того, и здесь следует перейти к наступательной работе и найти эффективные формы поддержки тех сил, которые готовы бороться за пророссийский вектор развития страны.

Украинская же оппозиция, от Оппозиционного блока до «Союза левых сил», должна озвучивать не собственные (зачастую бредовые и конъюнктурные) тезисы о «единой Украине», «патриотах в АТО», а российские — «гражданская война в Донбассе», «государственный переворот на Майдане».

Понятно, что и журналистов, и политиков за подобные позиции будут преследовать. Но как только со стороны России будет официальная дипломатическая поддержка, ситуация может принять иной оборот. Те, кто готов заниматься пророссийской деятельностью, к слову, и так ею занимаются в том или ином виде. Нужна легитимизация. Одно дело, когда человек действует согласно своим убеждениям на свой страх и риск, и совсем другое — когда за ним стоит великая держава, которая действительно не дает своих в обиду.

#{author}Третье: отношение к ДНР и ЛНР. Россия исходит из того, что это украинские территории, которым нужно предоставить особый статус. Вот российский посол и может ежедневно осуждать действия украинских силовиков на Востоке, требовать неукоснительного соблюдения Минских договоренностей, вплоть до ежеминутной реакции на именование Захарченко и Плотницкого «террористами» и «сепаратистами» или из уст украинских чиновников и политиков.

Наконец, четвертое: защита политзаключенных. В условиях, когда в тюрьмах по всей Украине содержатся сотни, тысячи политических узников, главная вина которых состоит в том, что они не мыслят Украину в отрыве от России, голос Москвы в их защиту дорогого стоит. Их имена должны звучать в заявлениях дипломатов и депутатов. Их судьбы должны стать предметом обсуждения на международных площадках.

И здесь ни в коем случае не должно быть формального деления по цвету паспорта: брошенные за решетку патриоты Русского мира должны защищаться в равной степени вне зависимости от гражданства.

Наверняка найдутся те, кто, прочитав все это, спросит: а зачем, собственно говоря, самой России такая новая наступательная политика нового посла на Украине?

Не вдаваясь в сентиментальные воспоминания об общем прошлом, как одессит отвечу вопросом на вопрос: неужели кто-то думает, что целью всех грандиозных усилий Запада (в том числе и дипломатических) по дестабилизации Украины является смена человека в кресле тамошнего президента?

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS