Неплохо было бы вернуть и Калифорнию

Неплохо было бы вернуть и Калифорнию | Продолжение проекта «Русская Весна»

20 сентября в московском «Президент-отеле» прошла организованная «Антиглобалистским движением России» международная экспертная конференция «Диалог наций. Право народов на самоопределение и построение многополярного мира», которую в СМИ окрестили как «съезд сепаратистов». На мероприятие съехались сецессионисты из Калифорнии, Техаса, Пуэрто-Рико, Северной Ирландии, Каталонии, Италии и Ливана.

Специально для сайта RusNext корреспондент отдела международной политики «Комсомольской правды» Эдвард Чесноков воспользовался поводом порассуждать об освоении территорий и о русской традиции непризнанных государств:

У студентов на экзамене всегда есть счастливая возможность усыпить бдительность педагога универсальной фразой: «Начальные сведения об этой дисциплине датируются ещё античностью». Помню, на первом курсе Литинститута мы на спор начинали какой угодно ответ со слов: «По свидетельству Плутарха…» — что неизменно прокатывало. И было отчего: первый компьютер — «антикитерский механизм» c дифференциальной передачей II века до Рождества Христова; первый реактивный двигатель — паровая турбина Герона Александрийского в I веке уже нашей эры. Я уж не говорю об архитектуре, философии, риторике, политологии, медицине, литературе, театре, олимпийском движении, военном деле, юриспруденции, геометрии, бюсте Цезаря с лицом Путина — и так ad infinitum.

Однако непризнанные государства — один из немногих феноменов, резко выходящих из ряда «чего угодно, имеющего античную аналогию». Который, как ни странно, стал следствием именно того, что деятели европейского Ренессанса, стремясь «вернуться к древним образцам», возрождали что угодно, кроме настоящей античности. Вернее говоря, в молодой глобальной экономике (Френсис Дрейк пиратствовал в четырёх тысячах миль от Лондона, тем не менее исправно пополняя королевский бюджет) политики-оккультисты подобрали у покойных греков самое привлекательное на личный вкус: государство без признаков государства. (Когда я говорю «политики-оккультисты» — пожалуйста, не надо смеяться: в контексте тогдашней культуры наиболее логичным объяснением многолетнего превышения расходов эрцгерцога Рудольфа II над его доходами в отсутствие крупных внешних или внутренних займов является признание факта, что его алхимики на пражской «Златой уличке» таки получили философский камень.)

В Древней Элладе существовали общая культура, язык, религия, Олимпиада; с оговорками, как во времена Троянской войны или персидского нашествия, — и общая армия. Но вместо единого центра силы на изрезанных эгейских берегах теснились чуть не полтораста городов-государств. И наши возрожденцы, не вникая в тонкости полисной демократии, ухватились именно за этот пленительный внешний признак: если нет государства в его привычной форме, то нет и расходов на поддержание его плохих или хороших, а всё-таки институтов.

Подобный «археомодерн», то есть своеобразно понятый «опыт предков», был признан экономически выгодным и достойным воспроизведения. Даже не отличавшиеся особым гуманизмом европейские гуманисты понимали, что государство без выполнения социальных обязательств существовать не могло. Разумеется, до пенсий или пособий по безработице было ещё далеко — под социальными обязательствами тогда понималось требование обеспечить на вверенной территории минимальный порядок, иначе таковая попросту перейдёт во владение более организованных соседей. А тут возникала возможность создать государствоподобную структуру, только без даже столь куцых статей «общественного договора» — минимум расходов, максимум голой прибыли.

Первой такой структурой стала Ост-Индская Компания. Собственно, компаний таких было много — Французская, Голландская, даже Датская; и не только Ост-, но и Вест-Индские — однако мы остановимся на самой известной, Британской, основанной в 1600 году, когда Шекспир пишет «Гамлета».

По сути, то был аналог нынешних «частных армий», только с более выраженной экономической составляющей. Ост-Индская Компания занималась экспортом из Азии в Европу и разработкой местных (как ясно из названия, индийских) богатств. Схема экспансии была незамысловатой: Компания договаривались с очередным индийским царьком о предоставлении «крыши» и верховном арбитраже в спорах с соседями — разумеется, за плату; на эти деньги здесь же нанималось туземное войско (при английских офицерах, конечно), Компания основывала фактории и заходила в следующее княжество… Так меньше чем за сто лет была покорена Индия. Причём, повторюсь, верховную власть над территорией осуществляло не государство (в нашем случае — английская корона), а частное юридическое лицо. Никаких социальных расходов лондонский бюджет не нёс — одни прибыли.

Последствия для невольных жителей этого квазигосударства иллюстрируются цифрами убыли: в одной Бенгалии от голода, возникшего после деградации местного земледелия в ходе «эффективного управления» руками британских рыночников, в 1770 году погибло от 7 до 10 миллионов индусов; от голода 1790 года — «всего» 2–3 миллиона; от голода 1810-х годов — «только» около миллиона.

Не будем, подобно иным сетевым публицистам, до срыва горла спорить, является ли Россия «Европой», либо «Евразией», либо «страной с особым путём», либо «правильной Европой» в противовес теперешней «неправильной», — отметим лишь принципиальную разницу между британской и русской традицией непризнанных государств. В русских больших проектах цель — чтобы остались довольны все; в западных схемах главное — прибыль акционеров.

Если говорить на примере, то в одной не означенной на картах республике, вытянутой в меридиональном направлении подобно Чили, все крупные бизнес-объекты принадлежат структурам, близким к местному президенту, который ещё и триедино совмещает все ветви власти, аки шериф техасского околотка; с другой стороны, цена коммуналки здесь в два раза ниже, чем в соседней вконец евроинтегрировавшейся республике, притом, что пенсии примерно на одном уровне. Как я уже говорил, для нас в таких схемах главное — чтобы все остались довольны. Русская сверхидея справедливости.

История же Ост-Индской Компании, с которой я начал, закончилась в 1857 году (как квазигосударства; хотя, строго говоря, как юридическое лицо её ликвидировали в 1874-м). Десятилетия дикого капитализма без какого-либо государственного регулирования увенчались восстанием сипаев, когда субконтинент был в шаге от обретения независимости — и только после этого многострадальную Индию перевели в административное подчинение непосредственно Лондону.

Феномен современных непризнанных государств нужно понимать именно в духе нашего исторического экскурса. Когда люди с хорошими генами и красивыми лицами говорят: «Parbleu, тоталитарные рюсские аннексировали Крым, тогда как современные страны к себе никогда никого не присоединяют», — то это, конечно, верно. США не присоединили Косово (на сей день это государство не признали примерно 80 из 193 членов ООН) — а просто разместили под Приштиной крупнейшую в Европе военную базу. Не установили для двух миллионов косоваров американские гарантии пенсионного обеспечения — а милостиво позволили квазигосударству кормиться за счёт трафика наркотиков, оружия и незаконно изъятых органов. Eh bien, война должна кормить себя сама, говаривал генерал Бонапарте, реквизируя картины мастеров Ренессанса в Итальянском походе.

В этом отношении Россия продолжает добротную европейскую традицию конца XIX века, возводя на присоединённых землях телеграфные линии, школы, больницы и железные дороги; тогда как нынешний Запад воплощает тот археомодерн, с которого мы и начали данное эссе: когда нечёсаные викинги, англы или саксы наскакивали на прежде цветущую территорию, грабили и быстро или медленно уходили (как убрались американцы в 2011 году Ирака, оставив Месопотамию ещё более страшным варварам из фанатичных террористических группировок).

То есть коллективный Госдеп, конечно, всецело против сепаратизма и за международное право, но тибетский сепаратизм очень надо поддерживать, а ещё очень надо поддерживать гражданина США Вила Мирзаянова, который создал в городе Принстон «Правительство Татарстана в изгнании»; но так-то, конечно, Вашингтон Москве и в мыслях зла не желает, меньше киселёвских титушек слушайте!

А потом внезапно выяснилось, что в эту игру можно играть и вдвоём. Что Россия тоже может перекраивать карту мира по своему усмотрению. Что Россия тоже может проводить в своей столице конгрессы калифорнийских и каталонских сепаратистов. Что Россия тоже может применять к уважаемым западным соседям свой «План Анаконда», медленно удушая заклятых друзей в тисках экономической блокады.

К сожалению, коллективный Госдеп за годы безраздельного владычества окончательно утратил связь с реальностью (надо бороться с терроризмом, но нельзя освобождать от террористов Алеппо). Ну что ж, ежели кого Бог восхощет зело покарать, так сперва лишит разума. Вы говорите — неплохо было бы вернуть Аляску? Мы говорим — неплохо было бы вернуть Калифорнию.

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
18 + 0 =
Например, 1+3 = 4.