Кризис западной демократии: европейцы не верят в выборы

Кризис западной демократии: европейцы не верят в выборы | Продолжение проекта «Русская Весна»

Даже самый знаменитый референдум последнего времени — о выходе Великобритании из Евросоюза — уже начинает активно тормозиться.

Результат референдума в Венгрии по вопросу принятия беженцев получился весьма неоднозначным: хоть подавляющее большинство — более 98% — проголосовало за то, чтобы национальное правительство имело право само решать, принимать по квотам Евросоюза арабских беженцев или отказать Брюсселю, однако низкая явка — лишь 42% — сделала его результаты недействительными; чтобы решение референдума имело силу по закону, в нём должно было принять участие не менее 50% имеющих право голоса граждан.

И это одна из больших проблем европейской демократии современного образца:

люди перестали верить в то, что от их мнения что-то зависит, и поэтому не хотят тратить время на выборы или референдумы.

Слишком часто они убеждались в том, что результаты выборов — это лишь иллюзия и их волеизъявление ни на что не влияет. Воля людей, их мнение давно перестали иметь значение в так называемой западной демократии. Там давно поняли, что в политике всё происходит примерно как на последнем Евровидении: люди проголосовали за своего кандидата, сделали свой выбор, но «профессиональное жюри» их поправило, выведя на первое место совсем другого исполнителя. Слишком велико давление политических мотивов и интересов истеблишмента для того, чтобы дозволять людям реально решать их будущее и определять свою судьбу: как бы ни проходило голосование, всегда находятся способы либо повлиять на его исход, либо нивелировать его результаты — и это в Европе давно уже поняли.

Равнодушное волеизъявление жителей стран Запада

Яркой точкой отсчёта, когда тенденция стала явной, можно назвать референдум в Греции 2015 года о согласии с финансовыми мерами, предложенными Евросоюзом. Тогда 61% проголосовал против этих мер, а глава страны Алексис Ципрас в итоге всё равно принял решение, которое шло вразрез с итогами проведённого по его же инициативе референдума. Кстати, явка на том плебисците составила 62,5% — тоже заставляющие задуматься цифры. Во-первых, этот вопрос для греков имел чрезвычайно острое и судьбоносное значение. Даже предшествующие этому выборы выиграл кандидат, который построил свою избирательную кампанию вокруг вопроса о путях выхода из финансового кризиса. Можно сказать, что тогда вся Греция кипела страстями по этой теме, было много споров, безразличных не осталось. Для греков тогда на кону стоял вопрос без преувеличения о будущем страны. Однако явка — чуть более 60%.

А что бывает, когда ещё и вопрос не ахти как интересен жителям страны, — это мы видели. Наделавший столько шуму референдум в Нидерландах по вопросу о евроассоциации Украины. Тогда сторонники «единой линии» в ЕС, а также лоббисты Украины типа Сороса и прочих разнообразных дельцов проводили сверхактивную кампанию, призывавшую голландцев не идти против решения Брюсселя и евроассоциацию Украины поддержать. Вероятно, только их усилиями и был преодолён барьер явки в 30%, который предусмотрен законодательством Нидерландов, что, как ни парадоксально, сыграло с украинцами и их спонсорами злую шутку: в результате референдум был признан состоявшимся, а вот проголосовали-то на нём как раз против ассоциации с Украиной. Если бы спонсоры киевских властей так не старались, то почти наверняка явка не достигла бы необходимых 30% и референдум был бы признан несостоявшимся, что решило бы задачу нужным им образом.

Впрочем, и это снова характерно — сторонники единой линии партии в Евросоюзе всё же не остались внакладе, потому что «профессиональное жюри» почти сразу же пообещало «поправить» итоги волеизъявления несознательного народа. Проще говоря, правительство Нидерландов пообещало «принять итоги референдума во внимание», но сразу объяснило, что это сведётся лишь к тому, что будут внесены лишь некоторые бюрократические поправки в текст об ассоциации, в то время как люди голосовали против неё вообще.

И это было ещё одним случаем, который ненавязчиво, но наглядно показал, что демократия в Европе исчезает в прямом смысле слова, как «власть народа», потому что непосредственно выраженное мнение этого народа никого не интересует. Его либо не спрашивают, либо спрашивают, но поступают наоборот.
При этом наблюдатели фиксируют резкое падение доверия населения как к западным СМИ, так и к структурам и представителям объединённой европейской власти. Так, в Германии к ЕС сейчас позитивно относятся лишь 50% респондентов против 58% в прошлом году. Во Франции уровень доверия к Евросоюзу за год упал на 17 процентных пунктов — до 38%. В настоящее время хуже относятся к ЕС лишь в измотанной экономическим кризисом Греции — 27%.

А Gallup зафиксировал значительное падение доверия американцев к национальным СМИ. Как установили исследователи, лишь 32 процента населения доверяют журналистам в вопросе освещения событий, происходящих в мире и внутри страны. В ходе предыдущего опроса этот показатель составлял 40 процентов.

Примеров можно приводить ещё множество. Например, недавний референдум в Швейцарии по вопросу введения «безусловного базового дохода» — весьма занимательная тема, которая касалась экономики страны и кошелька каждого гражданина. Идея о том, что любой швейцарец должен получать некий минимальный гарантированный доход от государства, была довольно-таки сенсационна. Но явка всё равно не достигла даже половины избирателей — лишь 46% в итоге.

Разочарование в парламентской демократии

Европейцы не считают, что от их голосов что-то зависит. Они уверены, что власти всё равно повернут всё по-своему, как ни голосуй. С некоторых пор решение европейских властей вообще перестало совпадать с мнением народа. Так было и с введением санкций против России, которых ни европейский обыватель, ни европейский бизнес не хотели. Это и знаменитое «Мы справимся!» Ангелы Меркель, которая решила распахнуть ворота перед беженцами. Это и переговоры о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнёрстве, которые уже не один год ведутся не только без обсуждения с гражданами стран, но и в полнейшей тайне от них.

Всё это только укрепляет обывателей всё в том же мнении: бесполезно голосовать, всё равно ни на что твой голос не повлияет: либо вообще не спросят твоего мнения, либо найдут способ обойти твоё мнение, если оно окажется неудобным.
Даже самый знаменитый референдум последнего времени — о выходе Великобритании из Евросоюза — уже начинает активно тормозиться. Уже сейчас говорят, что не раньше, чем через 2 года, начнётся этот процесс — и только начнётся. А о самом выходе пока даже гадать не берутся. Уже давно говорят, что получилось как в анекдоте: «прощаются, но не уходят».

Очень ярко характеризуют тенденцию разочарования и неверия граждан в механизмы демократии последние парламентские выборы в Европе. Говорили, что на выборах в России явка — почти 50% — это, дескать, мало. Сравнивали нас с Европой — там якобы больше. Но это же лукавство: почти все государства Европы — это парламентские республики и монархии. Там парламентские выборы — это одновременно выборы и главы государства, и правительства. У нас президентская республика, и роль парламента меньше. Так что было бы неудивительно, если бы интерес к его выборам был ниже. Потому что у нас основной интерес вызывают президентские выборы: президент и глав государства, и министров назначает в правительство.

При этом в России явка на парламентских выборах при достаточно ограниченной роли Госдумы составила всё же почти 50%. А что мы видим в парламентских республиках, где выборы определяют власть и будущее страны?

Например, Польша в прошлом году — явка 50,92%. Почти не отличается от нашей. Или другой пример — Болгария на выборах 2013 года: 51,3%. То же самое. Венгрия в 2014 показала результат чуть повыше — 61,73%. Даже сама знаменитая и чтимая всеми либералами Великобритания демонстрирует отнюдь не выдающийся результат — 66% на выборах 2015 года. Не особенно-то и отличается от наших 50%. По-настоящему активно голосуют только страны Северной Европы: Швеция в 2014 году — 86%, Норвегия в 2013 — 78%, Германия в 2013 — 71,5%. Пальцев на руке хватит, чтобы посчитать, где в Европе вообще парламентские выборы превышают наш результат по явке.

То есть в России интерес к своему парламенту в среднем даже выше, чем в Европе, и это не взирая даже на то, что полномочия нашего парламента уступают той роли, которую он играет в других странах ЕС.

Иными словами, то, что европейский обыватель, похоже, уже окончательно разочаровался во всех формах и проявлениях демократии — и низкое доверие к «независимым» СМИ, и низкая явка на выборах и референдумах, это мы можем зафиксировать. На этом фоне Россия как раз является страной с ещё относительно активным электоратом, который, по европейским меркам, довольно серьёзно относится к своей роли в демократических процессах.

Демократия дискредитировала себя в глазах европейцев

Причины этих процессов уже неоднократно обсуждались и лежат на поверхности. Дело в том, что западные демократии уже слишком стары, и поэтому истеблишмент давно нашёл способы системным образом поставить их себе на службу.

Фактически то, что называется «демократией западного образца», давно превратилось в систему поддержания status quo, выстроенную меньшинством в своих интересах и без учёта интересов большинства.

Зарубежные политологи уже несколько лет рассуждают о явлении, которое они назвали «кризис европейского социализма», который заложен на системном уровне, но проявился в первую очередь после финансового кризиса 2008 года. До этого момента экономическое сверхблагополучие, которое возникло из-за переваривания новых членов ЕС — бывших стран Восточного блока, было столь велико, что денег хватало и на то, чтобы крупнейшие капиталы наращивались, и социальные и дотационные системы поддерживались. Сейчас же, когда мировой кризис уже который год накатывает волна за волной, под нож пошли обе эти системы.

Например, Евросоюз официально отказывается от дотаций новых членов — в первую очередь это касается Польши и стран Прибалтики. Первую в своё время вообще завалили деньгами, чтобы сделать витриной европейского благополучия для бывших соцстран, а Прибалтике дотации из Брюсселя помогали просто выживать. Сейчас это отменяется. Другой пример — Франция, где проводят указ, жёстко урезающий права трудящихся. Причём Олланд не чурается того, чтобы самым жёстким образом разгонять демонстрации протеста, которые уже не первый месяц идут в стране. Тот самый мягкий и управляемый Олланд, который во внешней политике показал себя почти безвольным, во внутренней, оказывается, может драться как лев, если ему это очень надо. Новые меры даже не оформляются в виде закона, а просто спускаются сверху как указ президента. Нагляднейший пример игнорирования всех демократических принципов и процедур для того, чтобы игнорировать мнение большинства и действовать в интересах узкой верхушки.

Таков и есть новый Евросоюз: ключевые решения принимаются кулуарно представителями брюссельской бюрократии, за которых никто из людей не голосовал, но возразить им национальные лидеры почему-то не могут.

Да и внутри самих европейских стран сформировалась та же система, но в масштабах одного государства: все «независимые» СМИ принадлежат кому надо и в случае необходимости быстро занимают «правильную» точку зрения. Например, немецкие СМИ почти не расходятся в своих оценках с мнением госпожи Меркель по всем важнейшим вопросам — Сирии, отношений с Россией и поддержания в отношении неё санкций, вектора атлантической направленности, продавливания ТТИП и т. д. И даже сейчас, когда политика канцлера Меркель уже очевидно оказалась провальной, а выборы в федеральных землях Германии раз за разом показывают кризис доверия к системным партиям и к коалиции, которую возглавляет Меркель и которая сформировала правительство, — даже несмотря на всё это, большинство экспертов уверены, что эти партии снова останутся у власти, а Меркель по-прежнему будет возглавлять страну. Потому что система уже выстроена таким образом, что ни к какому иному результату она привести просто не может.

Люди видят всё это и не торопятся идти на выборы. Они знают, что «демократия», о которой так любят говорить их лидеры, — это лишь красивое слово, за которым стоит наглухо закрытая система, которая кулуарно принимает решения в интересах меньшинства и игнорирует мнение большинства, когда ей это необходимо.

Альберт Нарышкин
 

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
3 + 11 =
Например, 1+3 = 4.