«Череп и кости»: тайное лобби Клинтон и экономики «войны» с Россией

«Череп и кости»: тайное лобби Клинтон и экономики «войны» с Россией | Продолжение проекта «Русская Весна»

В эти выходные Хиллари Клинтон сделала большой шаг навстречу победе в президентской гонке. Дональд Трамп уличён в очередном «нелицеприятном» поступке — на этот раз пресса «нарыла» на него «сексистский» компромат. Но даже если эта карта в итоге не сработает, в рукаве демократки есть ещё один козырь. Её победа выгодна самому влиятельному и богатому лобби в стране — военному. О том, какими способами оно защищает свои интересы и продвигает «своих» кандидатов — в материале Лайфа.

Будущий президент США не должен экономить на армии. Об этом говорится в попавшем в распоряжение Лайфа свежем отчёте авторитетнейшего аналитического центра Америки — Брукингского института. К его мнению в Белом доме прислушиваются уже ровно сто лет. Помимо того факта, что заведение живёт главным образом на дотации правительств США, Великобритании и Японии, интересна и личность его руководителя. Им вот уже 14 лет является небезызвестный Строуб Тэлботт.

До этого специалист по проблемам России и стран бывшего СССР работал заместителем главы Госдепа. А ещё раньше, в студенческие годы, он состоял в старейшем тайном обществе Йельского университета «Череп и кости», созданном в 1832 году. В начале своей карьеры Тэлботт стал близким другом Билла Клинтона — мужа сами знаете кого. Доверительные отношения два политика сохраняют и по сей день.

К слову, членами «Черепа и костей» были представители таких фамилий, как Рокфеллер, Буш, а также, например, нынешний руководитель американского внешнеполитического ведомства Джон Керри. Согласно традиции, ежегодно в организацию принимают не более 15 человек. И это всё, что доподлино известно о загадочной Skull & Bones.

Тайные общества, мировая закулиса, Рокфеллеры, заговор против России… Слишком велик соблазн объединить всё это в единую цепь. Но слишком мало «железобетонных» доказательств, чтобы претендовать при этом на серьёзность. Однако между «брукингским» отчётом и намеченными на 8 ноября выборами президента США прослеживается определённая связь, проигнорировать которую будет не меньшим недочётом, нежели попытка списать все нижеизложенное на происки вездесущих масонов.

Ни шагу назад, ни долларом меньше

Москва и Вашингтон не всегда были главными антагонистами мировой геополитики. И речь сейчас даже не о встрече на Эльбе и других эпизодах совместной борьбы с нацизмом, а о постсоветской России, которую не боялись, а просто контролировали. На всякий случай, по причине ядерного наследия СССР. Теперь же против Москвы приходится играть по-крупному. И не на сопредельных с ней территориях. А потому речи о сокращении оборонных расходов быть не может. Напротив, их в Брукингском институте предлагают постепенно увеличивать.

Как говорится в имеющемся в распоряжении Лайфа тексте исследования, «существуют причины для беспокойства». В частности, серьёзного финансирования требуют флот и сухопутные войска, «численность которых мала». Задачей следующего президента США, по мнению специалистов центра, должно стать «сохранение военного и стратегического превосходства страны и обеспечение его дальнейшего развития». Американские вооружённые силы, согласно тексту документа, «должны продвигать интересы США по направлениям, которые уже давно остаются неизменными. Это защита родины, защита наших граждан (как в стране, так и за рубежом), обеспечение безопасности союзников, мировой экономики и международного порядка».

Во главе списка основных препятствий для осуществления этих целей «брукингские» эксперты видят Россию и Китай. В борьбе за титул главных «плохих парней» планеты Земля они уверенно опережают «стран-изгоев» вроде Ирана и Северной Кореи, а также ИГИЛ*, с которым США, судя по событиям в Сирии, сражаются с явной неохотой.

— Особую сложность приобретает сухопутная война, — продолжают авторы исследования. — Особенно это характерно для ситуаций, когда боевые действия происходят в городах или когда противник старается маскировать свои истинные намерения. Примером служат действия России в Крыму, когда полуостров был захвачен с помощью таинственных «зелёных человечков». Война будущего может быть осложнена применением химического или даже ядерного оружия. Поэтому США должны быть готовы к ситуации, когда им придётся наводить порядок посреди всеобщего хаоса и оказывать помощь миллионам людей.

Исходя из этих соображений, руководитель «брукингского» исследования Майкл О’Хэнлон говорит об ошибочности идей постепенного сокращения военных расходов, продвигаемых некоторыми политическими силами внутри страны. Нынешний оборонный бюджет в $600 млрд предлагается в течение нескольких лет увеличить до $625–650 млрд. Чтобы исключить излишнее давление на национальную экономику, эти траты необходимо «втиснуть» в 3–4% от ВВП страны. Напомним, что при «позднем» Буше-младшем и «раннем» Обаме этот показатель выходил за рамки 5%.

— Траты на оборону в размере 3–4% ВВП — это вполне достаточный для США показатель, — сказал Лайфу экономист, директор по политическим исследованиям Центра анализа экономической политики имени Шварца Джефф Мадрик. — Но я при этом не имею в виду, что наш бюджет должен быть сбалансирован. Расходы должны превышать доходы ещё пару лет. Нам нужен дефицит, чтобы обеспечить настолько быстрый экономический рост, насколько это возможно. Затем, когда с занятостью населения по-настоящему всё будет в порядке, мы поднимем налоги. Возможно, речь пойдёт о прогрессивном налоге. Это поможет уменьшить дефицит бюджета, но не сейчас…

— США не могут оставаться на нынешнем уровне финансирования армии, более того, он абсолютно не зависит от уровня их военной мощи, — сказал Лайфу член ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш.- Речь идёт о том, что смысл военного финансирования и смысл военного бюджета США — это стимулирование экономики и планирование соответствующих производств. Поэтому военное лобби в США — одно из самых богатых и укоренённых. Оно будет естественно лоббировать увеличение военного бюджета. Смысл здесь сугубо прагматический — дать заработать своим партнёрам, своим спонсорам.

В качестве главных «спонсоров» выступают такие гиганты ВПК, как американские Lockheed Martin, General Dynamics, Northrop Corporation, Raytheon и британская BAE Systems (входит в топ-6 крупнейших поставщиков Министерства обороны США). Акции этих компаний, как нетрудно догадаться, растут не только с каждым новым витком напряжённости в Сирии или любой другой точке мира, но и с выходом отчётов, подобных «брукингскому». Если говорить о тех же General Dynamics, то их акции умеренно позитивно встретили недавний «пугающий» доклад о мощи российских ВМФ.

Казалось бы, эксперты лишь в сентябре созданного Института изучения военно-морского потенциала РФ объявили о «крутости» новой субмарины проекта 885 «Ясень», которая станет серьёзной проблемой для американских подводных охотников типа «Вирджиния». Их, к слову, производят как раз в General Dynamics. Но существенной «просадки» активов компании не произошло. И это не должно удивлять. Ведь подобный информационный фон — верный индикатор того, что GD снова получит многомиллионные контракты на «модернизации и разработки». Американские финансовые эксперты, кстати, на днях предрекли рост акций General Dynamics с нынешних $154 до $200 к 2017 году.

— Если говорить о «расценках», следует помнить, что сравнивать китайский и российский ВПК с американской работой в этой же области напрямую нельзя, — говорит Лайфу обозреватель в области ВПК Дмитрий Юров. — Слишком разные подходы. Эксперты утверждают, что разработка и создание одного «изделия» в Штатах будет стоить в 6 раз дороже аналогичного, но собранного в России. Американские консорциумы давно научились выжимать деньги из правительства, и делать это, скорее всего, не перестанут. Россию в Пентагоне официально называют угрозой. А это значит, что речь о сокращении военного бюджета в США в ближайшей перспективе, на мой взгляд, не пойдет.

Если Россия зарабатывает на оружии, то США в основном богатеют, применяя его. Танки, ракеты и бомбардировщики нельзя закатывать в банки, консервировать и прятать в погребах Пентагона на «чёрный день». Их надо применять и продавать тем, кому они нужны «прямо сейчас». А для этого нужны войны. И чем больше, тем лучше. Ничего личного — просто бизнес.

— Посмотрите структуру американской экономики, такие траты на «оборонку» создают новые рабочие места, — сказал Лайфу эксперт Кирилл Коктыш из МГИМО. — Дальше, естественно, чтобы это стимулирование сработало, нужно определённое количество конфликтов где-то, на которые это оружие потратить. Военно-промышленный комплекс как способ стимулирования экономики — это основа США. Эта история хорошо знакомая где-то ещё с 50-60-х годов, из мемуаров одного американского политика, который сказал, что экономика США вышла из банкротства через Корею, которая «спасла нас».

Может ли экономика США жить иначе?

В ближайшей перспективе это удастся выяснить лишь в случае заезда в Белый дом одиозного Дональда Трампа. И то, несмотря на впечатляющий бизнес-бэкграунд рыжеволосого миллиардера, шансы на разворот США в иное русло нельзя назвать стопроцентными. Всё-таки, одно дело — поглядывать на президентское кресло, а другое — пытаться в нём усидеть. С большой долей вероятности ему придётся отказаться от имиджа костерящего оппонентов шоумэна и попытаться найти с ними компромисс. Тем не менее в самих Штатах ждут, что возможная победа Трампа поможет обуздать непомерные аппетиты Пентагона.

— Трамп делает ставку на бизнес, — сказал Лайфу эксперт по геополитическим вопросам Института мировой политики в Вашингтоне Эндрю Лоуни. — Именно с помощью бизнеса, его инвестиций в экономику разных стран Америка сможет завоевать доверие в странах Восточной Европы. Так он и считает.

— Пентагон привык тратить больше всех, так ситуация развивается и сейчас, — говорит Лайфу другой американский эксперт, директор по политическим исследованиям Центра анализа экономической политики имени Шварца Джефф Мадрик. — Но на данный момент наши оборонные расходы хоть и повышаются, но не существенно. Сильный скачок может произойти после победы Клинтон. На мой взгляд, такой расклад нежелателен. Экономика США должна быть более процветающей, уделяющей больше внимания социальной сфере и промышленности. Не военной.

Мнение экспертов подтверждает и свежий закрытый отчёт авторитетного исследовательского центра BMI, с которым ознакомился Лайф. Из него следует, что в случае победы Клинтон отношения между США и Россией заметно ухудшатся. И это даже относительно нынешней, прямо скажем, небезоблачной ситуации. Дело в том, что Хиллари, как и нынешний глава Белого дома, сделает ставку на геополитику и американскую военную машину. Это, по мнению побеседовавшего с Лайфом Эндрю Лоуни из Института мировой политики в Вашингтоне, «прошлый век».

Однако именно такой расклад устраивает многие влиятельные силы по ту сторону океана. Поэтому неудивительно, почему в преддверии «дня Х» в рамках акции с неофициальным названием «Поможем будущему президенту США» Брукингский институт выпускает подобный отчёт, объясняя необходимость следовать устаревшей ещё во времена окончания холодной войны доктрине сдерживания России. «Да, приходится экономить на социальной сфере, да, наши солдаты умирают в тысячах километров от побережья Америки, но всё это не зря, ибо враг у ворот». Понятно, что «военный» вектор экономики США может сохраниться и с приходом к власти Трампа. Но в этом бизнесе крутятся слишком большие деньги, чтобы не быть уверенным в завтрашнем дне. А он для американского капитал-милитаризма гарантированно наступит лишь благодаря первой в истории США женщине-президенте. Хиллари Клинтон.

А что, если армии США действительно нужно усиление?

Если отбросить версии с милитаристским лобби и растущей опасностью с Востока, то остаётся один вариант, оправдывающий призывы увеличить военный бюджет. Это желание США защитить Землю от вторжения пришельцев. Но мы живём в реальном мире, где сложно спорить с тем, что американская армия — самая боеспособная на планете.

Даже несмотря на технологическое отставание некоторых их военных программ от российских аналогов (например, подводный флот или истребители «пятого поколения»), по соотношению качество/количество США, что называется, впереди планеты всей. Поэтому никакие дополнительные финансовые вливания для поддержания своего статуса ей не нужны. Это объективная реальность.

Например, американцы имеют на вооружении около девяти тысяч танков М1 «Абрамс». Машина эта, пусть и не без изъянов, но является одной из лучших в своём классе. К тому же их экипажи не раз участвовали в самых настоящих военных конфликтах, где льётся кровь и трещит броня. Причём броня их трещала, скажем откровенно, не так уж часто. Для сравнения, вооружённые силы Китая имеют в штатке лишь 500 сопоставимых по классу танков Type 99.

А в строевых частях армии РФ по состоянию на текущий год значатся лишь 350 единиц Т-90. Ещё около 200 таких танков находятся на хранении. Краса и гордость американской военной машины — авианосный флот. Кораблей этого класса на вооружении ВМС США ровно десять. Столько же имеют и конкуренты. Вместе взятые. Причём это, как правило, авианосцы «неполноценные», способные принять лишь вертолёты. Кстати о вертолётах. Все армии мира имеют на вооружении почти 8,5 тысячи ударных винтокрылых машин. Из них 6,5 тысячи отмечены белыми пятиконечными звёздами ВС США.

К тому же стоит отметить и такой немаловажный факт, как уровень боевой подготовки солдат и офицеров. Его американцы с середины прошлого века тренируют по всей планете, заботливо «облетая» лишь свой континент, а также союзную Австралию и «аполитичную» Антарктиду. Видимо, пингвинам демократия пока не нужна.

  • Организация запрещена на территории Российской Федерации по решению Верховного суда РФ.

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
3 + 4 =
Например, 1+3 = 4.