Нобелитет

Нобелитет | Продолжение проекта «Русская Весна»

На фоне ангажированности Нобелевской премии мира неудивительна избирательность распорядителей премии в точных науках: экономике, химии, медицине и физике.

Названы имена лауреатов Нобелевской премии 2016 года по химии, физике, медицине, экономике, а также Нобелевской премии мира.

Самой обсуждаемой Нобелевской премией вот уже который год становится премия мира. Наша планета, пребывающая в состоянии постоянной войны всех со всеми, всё труднее подыскивает достойных номинантов на эту награду. Нынешнее награждение очень напоминает церемонию 2009 года, когда премию мира получил президент США Барак Обама. К тому времени он возглавлял американское государство менее года и никак ещё не проявил себя в международной политике. Свое решение Нобелевский комитет обосновал тогда тем, что дипломатия Обамы основывается на ценностях, «которые разделяют все люди мира». Плюс Обама пообещал открыть новую страницу во взаимоотношениях между США и исламским миром — в своей программной речи в Каире. Впоследствии «нобелевка» Обамы, выданная фактически «за обещания», вызвала у многих критическое отношение: через два года американские спецслужбы будут обвинены в инспирировании кровавых событий «арабской весны», а сами США вместе с Евросоюзом начнут интервенцию в Ливии, которая привела страну к нынешней разрухе и хаосу.

Похожая ситуация сложилась и сегодня: в июне 2016 года колумбийский президент Хуан Мануэль Сантос подписал соглашение с партизанами FARC и её лидером Родриго Лондоньо Эччевери. Согласно этому документу, FARC прекращает вооружённую борьбу в обмен на возможность легальной политической деятельности, что и произошло в августе этого года. Однако судьба этого соглашения уже находится под вопросом. После того, как документ был согласован, в Колумбии уже прошёл референдум, от которого зависело, будет ли официальная Богота ратифицировать документ о перемирии. Большинство проголосовавших высказались против — 50,24% пришедших на плебисцит высказались фактически за продолжение военного конфликта.

Насколько политически мотивировано нынешнее решение Нобелевского комитета, которое полностью проигнорировало вторую сторону достигнутых соглашений, — вопрос открытый. Интересно другое: кандидатура Сантоса была выбрана из списка, куда, помимо него, входил, например, американский диссидент Эдвард Сноуден, открывший миру весьма неприглядные схемы работы американского разведывательного агентства АНБ. Но это, безусловно, был бы очень неудобный прецедент для США — точно так же, как это произошло в 2011 году, когда на премию мира выдвигался Джулиан Ассанж, создатель сайта Викиликс, но премия тоже была вручена сразу трём до того безвестным женским активисткам: двум из Либерии и одной из Йемена.

Тогда по поводу Йемена из уст председателя нобелевского комитета звучало предостережение о «недопустимости диктатуры» — но реальность 2016 года, когда за один день в этой стране были убиты сотни человек в результате авиаудара интервентов из Саудовской Аравии, — оказалась гораздо страшнее любой «диктатуры».

На фоне такой ангажированности Нобелевской премии мира даже неудивительна избирательность распорядителей премии в точных науках: экономике, химии, медицине и физике. «Нобеля» по физике в этом году, например, ожидаемо получили американцы — за фундаментальные открытия в физике особых материалов, так называемых «конденсированных сред», для которых были описаны удивительные эффекты. Эти эффекты существуют лишь на поверхности или на кромке таких материалов и зависят от формы материала — топологии. Свойства таких топологических материалов могут оказаться чрезвычайно полезными. Электрические токи могут двигаться без сопротивления по их поверхностям, более того, могут это делать, даже если устройство слегка повреждено. Сверхпроводники уже допускают это и без топологических свойств, но работают только при очень низких температурах — а значит, приходится тратить много энергии для поддержания их в рабочем состоянии. Топологические же конденсированные среды могут делать ту же работу при более высоких температурах.

Однако Майкл Костерлиц, Дэйвид Таулесс и Данкан Холдейн были отнюдь не единственными и однозначно — не первыми, кто осознал тогда важность топологии в физике. Советский физик Вадим Березинский ещё за год до Костерлица и Таулесса сделал, по сути, первый важный шаг к топологическим фазовым переходам, описав все эффекты, за которые была присуждена нынешняя «нобелевка» по физике, в своей дипломной работе в 1971 году. Его описание фундаментальной специфики квантового вихря и антивихря было настолько пророческим, что полностью убрать Березинского из топологии конденсированных сред не удалось: фундаментальный эффект Костерлица-Таулесса даже в англоязычной литературе именуется переходом Березинского-Костерлица-Таулесса, с именем советского физика на первом месте.
Удивляться такому подходу нобелевского комитета уже не приходится — к сожалению, процедура присуждения нобелевской премии становится всё более политически мотивированной и оторванной от реальности. Конечно, в физике это ещё понятно отнюдь не всем, но вот в премии мира всё уж слишком наглядно. Как и в случае с прошлогодним литературным «нобелем», который дали ярой русофобке Светлане Алексиевич. Наверное, в этом году постараются выбрать такого писателя, чьё имя позволит хоть немного отмыться от прошлогоднего позорища.

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
18 + 0 =
Например, 1+3 = 4.