Кризис парламентаризма: итоги выборов в Государственную Думу

Кризис парламентаризма: итоги выборов в Государственную Думу | Продолжение проекта «Русская Весна»

1. Прошедшие выборы отмечены существенным снижением явки — по официальным данным, с 60% до 48% избирателей. Это объясняется как почти полным сворачиванием воздействия админресурса (на федеральном уровне), так и реальным падением интереса граждан к избирательному процессу.
С одной стороны, большинство россиян поддерживает верховную власть и не рассматривает выборы как инструмент её замены. С другой стороны, граждане желают значимых перемен в жизни общества, но не считают депутатов и Государственную думу способными это осуществить. Таким образом, прошедшие выборы оценивались соотечественниками как малозначительное событие, не оказывающее большого влияния на жизнь страны.
Можно говорить, что Россия переживает кризис парламентаризма, связанный с критическим снижением авторитета депутатского корпуса и политических партий.

2. По сравнению с парламентскими выборами 2011 года, резко сократились, практически свелись к минимуму масштабы манипуляций избирательным процессом. Федеральная власть укрепила свою популярность после Русской весны 2014 года, и её вполне устраивали сложившиеся в народе политические предпочтения. Наоборот, Кремль был заинтересован в отсутствии избирательных скандалов, чтобы никто не оспаривал легитимность убедительной победы «партии власти». В том числе с целью легитимации избирательного процесса сделана замена Чурова на Памфилову во главе ВЦИК.
Тем не менее, в силу административной инерции, масштабы предвыборных нарушений оставались заметными, а в ряде регионов — значительными. Они мало повлияли на результаты голосования по партийным спискам, но могли исказить итоги выборов по одномандатным округам. Инициатива искажения избирательного процесса в данном случае исходила не от федеральных, а от региональных и местных властей, что заметно по сильным перепадам явки в соседних, похожих субъектах Федерации (например, Кемерово/Новосибирск).

3. Расширение списка зарегистрированных и допущенных до выборов партий позволило охватить почти весь спектр существующих в стране идеологических направлений, за исключением самых крайних: радикальных левых, радикальных этнонационалистов и радикальных исламистов. Впрочем, по состоянию на сегодня ни одна из этих групп не способна собрать достаточно сторонников для преодоления пятипроцентного барьера.

4. Организация предвыборной кампании позволила политическим партиям соревноваться на, в целом, справедливых и честных условиях, поскольку каждой из них было предоставлено бесплатное время на телевизионных дебатах и в телерекламе. В то же время выборы в одномандатных округах прошли при очень низком уровне конкуренции из-за абсолютного финансового доминирования кандидатов от «партии власти».

5. Успех «Единой России» в межпартийном соревновании в общем и целом отражает настроения, сложившиеся в обществе. Но при этом состав депутатов-одномандатников не вполне соответствует реальным симпатиям граждан на местах и при наличии адекватной политической конкуренции изменился бы радикально: не столько с точки зрения политического расклада, сколько с точки зрения персоналий. В этом смысле проведённые «Единой Россией» «праймериз» лишь частично выполнили свою задачу вовлечения в избирательный процесс ярких лидеров, имеющих собственное политическое лицо. Во многих случаях, однако, исход праймериз был заранее предопределен доминированием аполитичных лоббистов, идущих в парламент исключительно с целью продвижения собственных либо групповых интересов, равнодушных к общенациональной повестке.

6. Рост популярности ЛДПР имеет несколько причин. С одной стороны, крымская и донбасская повестка дня совпали с державной риторикой лидера этой партии. С другой стороны, в рекламную кампанию ЛДПР были сделаны беспрецедентные вложения, что также сказалось на результате. Результат партии Жириновского призван сигнализировать западным элитам, что во главе России сегодня находятся довольно умеренные люди, а подлинные настроения русского общества гораздо более антизападные, чем нынешний курс высшего политического руководства РФ.

7. Своим главным политическим соперником правящий класс считает КПРФ, что выразилось в появлении искусственно поддерживаемой партии-спойлера  и в весьма жёстоком административном противодействии кандидатам-коммунистам. КПРФ — пожалуй, единственная на этих выборах партия, потерявшая ощутимое количество мандатов из-за воздействия направленных против нее политтхенологических комбинаций.

8. Партии либерального направления — «Яблоко» и «Парнас» — несмотря на их открытую антикремлёвскую и даже антипутинскую риторику, не встречали противодействия властей по причине своего полного политического банкротства. Из-за позиции либералов по Крыму, Донбассу и санкциям большинство россиян вполне обоснованно считают лидеров этих партий маргиналами, стоящими за рамками общественного консенсуса. «Яблоко» и «Парнас» надолго, если не навсегда, потеряли шансы вернуться в большую политику.

9. Реальную политическую систему России сегодня можно рассматривать как преимущественно двухпартийную, с маленькими фланкирующими группами на периферии общественного внимания. Это «Большая партия Путина», куда, кроме «Единой России», относится большинство партий — участников избирательного процесса, отражающих разнообразие мнений внутри сложившегося в обществе национального согласия. Все они в той или иной степени настроены на эволюционное развитие сложившейся модели общества.

Вторую партию можно условно назвать «Партией советской ностальгии» — в Госдуме она представлена КПРФ. Коммунисты предлагают иную общественную модель, но тоже знакомую большинству россиян и имеющую в России историческую почву. При переходе к двухпартийной системе голоса между этими большими блоками распределялись бы как 60–70% к 25–35%.

10. Либералы-западники, радикальные этнонационалисты, а также исламисты на национальных окраинах в сложившийся консенсус не вписываются и занимают маргинальные позиции. Их общественные модели носят экстремальный характер и чужды для большинства соотечественников. Для успеха на парламентских выборах количество их сторонников слишком мало. Однако именно в этих группах продолжается концентрация активного меньшинства, недовольного отсутствием перемен, и в случае непредвиденного кризиса (сбоя управленческой вертикали) именно эти, маргинальные до поры до времени группы, будут способны к организации уличных акций и беспорядков по типу Майдана. На фоне растущего недоверия к парламентской процедуре именно радикальные маргиналы накапливают шансы на решение своих задач непарламентским путём. Парламент, состав которого сформирован в вялой, малоконкурентной среде и не пользуется высоким доверием населения, вряд ли сможет энергично противостоять их действиям.


11. Для стабильного и динамичного развития, исключающего непарламентские катаклизмы, политическая система России требует реформирования. Целью реформ должен стать не пересмотр сложившегося в стране консенсуса национального согласия, а формирование политических лифтов для активной части населения, повышение авторитета депутатского корпуса и популярности избирательного процесса. Необходим поиск демократических форм, соответствующих менталитету русского народа и структуре российского общества.

Экспертная группа «Руснекст»

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
1 + 3 =
Например, 1+3 = 4.