Что скрывает переписка Хиллари

Что скрывает переписка Хиллари | Продолжение проекта «Русская Весна»

Политолог Дмитрий Дробницкий — о том, как чета Клинтон использовала секретный почтовый сервер, вызвавший вопросы у ФБР, в коммерческих интересах.

В прошлую пятницу, за одиннадцать дней до президентских выборов, ФБР США вновь открыло расследование в отношении кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон.

Предмет расследования тот же: её ненадлежащее обращение со служебной электронной перепиской в должности госсекретаря в 2009—2013 гг.

На директора ФБР обрушился праведный гнев демократов и мейнстримной американской прессы. Дошло до того, что его обвинили чуть ли не в пособничестве Кремлю.

Клинтон также сделала свой ход: через «Твиттер» потребовала от Трампа немедленно «раскрыть свои связи с Кремлём».

Это звучит довольно странно, особенно учитывая, сколько связей Хиллари с иностранными группами специальных интересов вскрылось в ходе расследования её «электронного дела».

На проблему с электронной перепиской Хиллари Клинтон наткнулись в ходе другого расследования: гибели четырёх граждан США в американском консульстве в Бенгази.

В 2013 году специальная комиссия конгресса, занимавшаяся данным вопросом, пыталась выяснить, как госдепартамент и лично Хиллари Клинтон обеспечивали безопасность дипмиссии в Ливии и реагировали на призывы персонала консульства о помощи.

В полном соответствии с правилами ведения подобных расследований конгресс обратился в дипломатическое ведомство с запросом на предоставление электронных писем госсекретаря за 2011—2012 гг.

Выяснилось, что писем этих в распоряжении госдепартамента нет, поскольку Хиллари вела свою служебную переписку с использованием частного почтового ящика. Причём это был не просто личный аккаунт на Google или Yahoo, а специально устроенный почтовый сервер, физически расположенный в подвале имения Клинтонов в респектабельном посёлке Чаппакуа неподалеку от Нью-Йорка.

Так вскрылись сразу два грубейших нарушения. Во-первых, для ведения служебной переписки строго запрещено использовать какой-либо иной сервер, нежели государственный, находящийся под постоянным контролем киберспециалистов национальной безопасности.

Во-вторых, покидая государственное учреждение, сотрудник обязан передать всю свою служебную переписку по описи специально назначенному специалисту, чего сделано не было.

Клинтон поначалу говорила, что не вела служебной переписки со своего домашнего сервера. Затем утверждала, что служебная переписка велась, но не содержала конфиденциальной информации, чувствительной для национальной безопасности. Когда выяснилось, что и это ложь, Хиллари заявила, что совершила ошибку, но в результате этой ошибки конфиденциальная информация не была скомпрометирована.

Передача электронных писем в госдепартамент длилась ещё полтора года. Когда же ведомство потребовало предоставить им всё оборудование, на котором хранилась переписка, выяснилось, что десятки тысяч писем были уничтожены. Часть удалось восстановить, но остальные — как минимум 33 тысячи сообщений — исчезли.

Хиллари заявила, что удалена была только личная переписка, но это ничего не меняет. Во-первых, госдепартамент, конгресс и подключившееся к делу ФБР не обязаны были верить ей на слово. А во-вторых, в федеральном предписании ясно говорилось: «оборудование и хранящиеся на нём файлы на дату выдачи предписания».

Нарушение федерального требования такого уровня — отдельное уголовное преступление. Уже в 2016 году стало известно, что для уничтожения информации использовались довольно сложные и дорогостоящие методики. С техникой поступали проще. Смартфоны BlackBerry, которыми пользовались Хиллари и её помощники, разбивались молотками, жесткие диски ноутбуков уничтожались в кислоте.

Это настолько вопиющее поведение, что, я думаю, директор ФБР вздохнул с облегчением, когда у него появилась возможность возобновить расследование, скоропалительно закрытое в июле под жёстким давлением генпрокурора Лоретты Линч.

Так что же прятала Хиллари?

Зачем вообще ей был нужен частный сервер и вся эта головная боль? Зачем было сознательно идти на нарушения и рисковать репутацией, тем более, что пост госсекретаря Клинтон рассматривала как трамплин для президентской гонки?

Недавние разоблачения WikiLeaks подтвердили худшие опасения американской общественности.

Госдепартамент под руководством Хиллари Клинтон был превращён в хорошо налаженное предприятие по торговле американским влиянием. Покупателями выступали богатые спонсоры Фонда Клинтонов, которые не только жертвовали деньги на благотворительность, но и платили баснословные гонорары за лекции Билла, а позднее и Хиллари, а также оплачивали выдуманные услуги компании Taneo Strategies, основанной Биллом Клинтоном и его давним помощником Дугласом Бэндом.

Ещё в феврале 2016 года агентство Associated Press выяснило, что половина всех сторонних посетителей (то есть не из членов правительства и других ветвей власти) высокопоставленных представителей госдепартамента делала щедрые взносы в Фонд Клинтонов. Многие из них также организовывали его лекции в самых разных странах, но неизменно с баснословными гонорарами.

Многие иностранные друзья Клинтонов и некоторые крупные корпорации получили от госдепартамента значительные преференции только потому, что исправно платили или Фонду Клинтонов, или Taneo Strategies, или лично Биллу «за лекции».

Одним из последних касается действий дипломатического ведомства и Фонда Клинтонов в ходе ликвидации последствий землетрясения на Гаити в 2010 году, на которые выделялись значительные средства из бюджета США. Хиллари Клинтон также участвовала в фандрайзинге частных пожертвований в фонд помощи Гаити. Все эти деньги распределялись госдепартаментом между американскими подрядчиками, осуществлявшими разбор завалов, очистку воды, строительство жилья и т. п.

Помощники Клинтон, среди которых особенно выделялась её ближайшая конфидентка Хума Абедин, разработали специальную кодировку для людей и компаний, к которым был нужен особый подход. Их маркировали FOB (друзья Билла) и WJC VIP (ВИПы Уильяма Джефферсона Клинтона). Если Хума ставила одну из этих двух маркировок при пересылке электронного сообщения, то подрядчики получали зелёный свет. Если же нет, то они отправлялись официальным путём через подкомитет госдепартамента, где их заявки терялись в бюрократических коридорах.

Компании из разряда FOB и WJC VIP получили наиболее выгодные контракты, часть из которых не выполнили, прикарманив бюджетные деньги, но госдепартамент, разумеется, смотрел на это сквозь пальцы.

Это лишь один пример из сотен. Сегодня известно о преференциях, которые предоставлялись компаниям из Нигерии, Канады, Сингапура, Саудовской Аравии, Бахрейна, Конго и многих других стран. В угоду нигерийским спонсорам Фонда Клинтонов Хиллари даже тормозила решение о признании группировки «Боко Харам» террористической организацией.

Вот для ведения подобной «коммерческой» деятельности и нужен был тайный почтовый сервер, который не могли проверить, чтобы вскрыть коррупцию.

Теперь же доказательства надёжно уничтожены. Если только вновь не обнаружатся на ноутбуке незадачливого супруга Хумы Абедин.

Чем закончится новый этап расследования, сказать сложно. Но вот что можно сказать уверенно: Хиллари и на посту президента не оставит старых привычек. Не для того она здоровьем рисковала, чтобы жить по правилам!

Так что мы почти наверняка увидим весьма странную трактовку национальных интересов США, непоследовательную и опасную внешнюю политику. И ладно бы потому, что Америке так надо. Нет, потому что так выгодно лично для Хиллари Родэм Клинтон. Для президента, въехавшего в Белый дом, находясь под федеральным расследованием.

Это будет не просто скандал, это будет национальный позор Америки.

Если её изберут…

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
4 + 0 =
Например, 1+3 = 4.