Весь последний месяц эксперты ждали «октябрьского сюрприза» — события, который нанесет удар по имиджу Хиллари Клинтон.

Предполагалось, что удар последует из посольства Эквадора в Лондоне, где укрывается Джулиан Ассандж.

Однако его нанесли из Здания им. Эдгара Гувера в Вашингтоне.

Смелость

Либеральные американские активисты нашли нового «агента Кремля». Им стал директор ФБР (структуры, которая должна бороться с российскими агентами в США) Джеймс Коми. А все потому, что Коми решил проявить принципиальность и заявил о возобновлении расследования «дела о переписке» Хиллари Клинтон.

Напомним, что Хиллари Клинтон обвиняли в возможном разглашении государственной тайны — в бытность госсекретарем она отправляла секретные документы через незащищенный личный почтовый сервер. ФБР начало расследование.

Письма были стерты, и оценить реальный ущерб национальным интересам было непросто, однако само по себе пренебрежение процедурой обращения с засекреченными документами должно было, как минимум, привести к снятию Хиллари с президентской гонки, а как максимум — к отправке ее в места не столь отдаленные.

Однако даже в США действует принцип скотного двора «все равны, но некоторые ровнее». На руководство Бюро было оказано беспрецедентное публичное и подковерное давление, в результате которого ФБР приняло решение закрыть дело.

Однако несколько дней назад в нем появились новые обстоятельства — агенты Бюро наши связанные с «делом о переписке» письма на электронных устройствах, принадлежавших бывшему конгрессмену Энтони Винеру, мужу ближайшей помощницы Клинтон — Хумы Абедин. О содержании этих документов широкой публике пока неизвестно, однако, по мнению Бюро, они являются достаточным основанием для возобновления дела.

Поэтому движимый чувством справедливости (к которому присовокупилось, возможно, желание мести и ощущение вины за сделанный ранее прогиб перед давлением) директор Коми проинформировал Конгресс о том, что следственные действия возобновляются. Проявив тем самым два из трех качеств, указанных в девизе Бюро — смелость и честность.

Хиллари, естественно, была недовольна, и намекнула на заговор против ее персоны. «Странно, что такая информация с минимальными подробностями выплывает прямо перед выборами, — заявила она. — Вообще-то это не просто странно, а беспрецедентно, и вызывает серьезные вопросы».

Верность

Сторонники Хиллари были куда менее политкорректными, поставив под сомнение соответствие директора третьему качеству из девиза ФБР — верности.

Джеймсу припомнили все его грехи, в том числе и нежелание обвинять Россию в хакерских атаках на компьютеры из штаба Хиллари (Коми, как любой нормальный руководитель, попросту не хотел делать громкие заявления без достаточных доказательств).

Кто-то даже дошел до того, что намекнул на связь между директором ФБР и Владимиром Путиным — что вполне логично, если учесть, что сама Хиллари регулярно рассказывает о стратегии российского лидера по недопущению ее в Белый дом.

Последствия этих заявлений могут быть весьма серьезными. И дело не только в материализующемся призраке маккартизма (так называлась массовая охота на ведьм в США в 50-е — 60-е годы, когда заподозренных в симпатиях к коммунистам увольняли с «волчьими билетами» либо попросту сажали), когда любые недовольные действиями Хиллари автоматически записываются в фанаты Путина.

Дело в том, что под вопрос поставлен авторитет ФБР и вообще всех спецслужб США, которые до сих пор считались самыми могущественными в мире.

Именно поэтому более серьезные люди воздерживаются от дискредитации ФБР. Они обвиняют Джеймс Коми не в работе на Кремль, а в нарушении корпоративной солидарности.

Бывшие заместители генпрокурора США Джейми Горелик (демократ, симпатизант Хиллари) и Ларри Томпсон (республиканец, призывающий к поражению Трампа) напомнили ему о традиции, действующей последние несколько десятков лет в недрах Министерства юстиции, в подчинении которого и находится ФБР. Согласно этой традиции, за 60 дней до выборов запрещено возобновлять закрытые ранее расследования против участвующих в президентских выборах лиц, а также раскрывать какие-то детали следственных мероприятий.

Нарушивший традицию Коми, по мнению двух бывших замов, нанес удар по американской демократии и оказал прямое влияние на проходящие выборы.

Честность

В последнем с ними сложно не согласиться. Можно сколько угодно говорить о том, что снятие с Хиллари обвинений было незаконным (и, возможно, имело какое-то отношение к тесной дружбе между бывшей первой леди и нынешним генпрокурором Лореттой Линч), однако основным бенефициаром происходящего действительно стал Дональд Трамп, которого уже все списали с президентской гонки.

В течение нескольких дней рейтинговый отрыв Хиллари от него сократился с 6 до 2%. Что же касается выборщиков, то (если разбивать все штаты между кандидатами, даже если преимущество одного достигает статистической погрешности) разрыв сократился со ста с лишним до 50 голосов — то есть примерно 294 у Хиллари и 244 у Трампа (на 2 ноября 273 у Клинтон и 265 у Трампа — РН).

Если рейтинг Хиллари продолжит падение, и она потеряет штаты, где имеет минимальное преимущество (Северную Каролину с 15 выборщикам (уже потеряла — РН), Неваду с 6 (уже потеряла — РН), Колорадо с 9, Нью-Гемпшир с 4, а тем более Пенсильванию с 20), то у Трампа есть все шансы посрамить скептиков.

Против республиканцев, впрочем, играет два фактора. Во-первых, это время — до выборов осталось всего шесть дней. И если Хиллари Клинтон удастся заставить Джеймса Коми замолчать или — что еще лучше — дезавуировать свои слова, то бывшая первая леди вполне может остановить падение рейтинга и сохранить «свои» штаты.

Во-вторых, ряд избирателей не могут изменить свою точку зрения относительно Хиллари, поскольку они уже отдали ей свой голос. Досрочное голосование в США разрешено в 37 штатах и в округе Колумбия, и оно идет уже с 23 октября. На сегодняшний день свой голос уже отдали около 21 миллиона американцев, а в целом количество проголосовавших досрочно может достигнуть 40% от всех избирателей.

Поэтому социология в некоторых штатах (той же Флориде, где сейчас незначительное большинство отдает предпочтение Трампу) может в итоге несколько отличаться от реального результата. Особенно в том случае, если за несколько дней до официальной даты голосования эквадорцы включат интернет Ассанджу, и в СМИ попадут еще более серьезные информационные вбросы против Хиллари.

После таких несоответствий сложно будет называть нынешние выборы честными и справедливыми, однако — давайте будем честными — 9 ноября это мало кого будет волновать.

Победителей не судят.

Геворг Мирзаян