Социальный расизм жрецов от искусства

Социальный расизм жрецов от искусства | Продолжение проекта «Русская Весна»

По Первому каналу Эрнст устроил «глобальную оттепель» (так даже перебивки на рекламу называются): сначала крутят фильм про Аксёнова и поэтов-60-ников — как они мужественно с помощью стихов сражались с кровавым чекистским режимом; после чего следуют воспоминания гуру Евтушенко — о своём гении и борьбе с режимом. И там и там полным-полно бредятины и откровенной не просто антисоветчины, а русофобщины. Точнее, социального расизма — того самого деления на меньшинство (посвящённое, прогрессивное, рукопожатное) и большинство (совков, ватников и быдло).

В фильме про Аксёнова главный герой Ваксен из простонародья попадает в столичную тусовку, богему, творческую и научную элиту. Так вот, нет ни одного персонажа из «простых», который был бы симпатичен и духовно развит (за исключением его возлюбленной). К примеру, там есть такой эпизод — в коммуналке тётка дежурная, грубая баба, ну в общем типичное быдло в понимании прогрессивного писателя, с утра будит его, полухмельного-полуубитого горем и говорит, что она прочитала в журнале его повесть и тронута до глубины души — он лёжа смотрит на неё как на дуру. Она говорит: мол, когда проснёшься, оставь автограф. А он продолжает смотреть её как на дуру. Но ведь это замечательный момент, когда можно показать, как искусство может тронуть неискушённого человека и захватить его, как писатель может своим талантом осветить его душу, тронуть что-то потаённое, поговорить с ним. Но в эпизоде — полное непонимание, отчуждение и презрение «творца» к чему-то нечленораздельно мычащему.

Зато главные герои — поэты, учёный-ядерщик, редакторы и переводчики — все утончённые, одухотворённые и слушают радио «Свобода» о преступлениях кровавого режима. Впрочем, не без слабостей — в первой серии есть сцена, где Вознесенский, Ахмадуллина, Евтушенко и Ко набрасываются на заграничное барахло. Жуткое зрелище, но которое подано как милая забава в условиях бесчеловечного дефицита на шмотки.

И второй прекрасный момент — из передачи гениального Евтушенко о гении Евтушенко. Поэт, который, как известно, больше, чем поэт, пророк и даже бог, рассказал историю о том, как американский писатель Стенбейк, каким-то невероятным способом сбежав, понятное дело, от слежки КейДжиБи и решив поговорить с гением один на один, познакомился там с дядей гения. Абсолютный пролетариат со станции «Зима» — как с плохо скрываемым расизмом охарактеризовал дядю гениальный пельмяша — ошарашил гениального поэта и американского писателя тем, что знал книгу Стейнбека «Гроздья гнева» и даже всех его героев. После чего между американским писателем и русским железнодорожником завязался литературный и философский разговор, на котором Евтушенко присутствовал только как переводчик.

Но самое поразительное не это, а то, как до сих пор поражается Евтушенко этой истории. Когда он рассказывает о ней, видно, что он искренне не понимает, как работяга мог даже знать, а не то что разговаривать на равных с интеллектуалом! Он вспоминает о своём дяде будто о бородатой бабе или заговорившей корове — какой-то несуразности, ненормальности. Хотя даже из пересказа понятно, что Стейнбек увидел в дяде-железнодорожнике именно человека и интересную личность.

Какая восхитительная в своей откровенности гордыня, какое жуткое разделение на избранных и остальных, в которых «жрецы» не видят живой души. Даже не допускают в мыслях, не позволяют теоретически иметь такое право. И эти люди будут называть себя совестью нации и учить нас жить? Будут что-то там пищать о тоталитаризме власти? Сектанты рукопожатные.

Говорю не о всех поэтах-60-никах — там были разные судьбы и личности, немало достойных (к примеру, Высоцкий, Рождественский, Визбор). Речь о некоторых из 60-ников, диссидентах, ставших гуру в 1990-е, и их нынешних последователей, которые словно каста жрецов присвоили себе право на истину в искусстве. Сейчас они ополчились на власть, попытавшуюся эту монополию ограничить, и призывают «глобальную оттепель». Чтобы продолжать учить жизни советское и русское быдло, которое, по словам Райкина, говорит только на мате с междометиями. Презирая простонародье, не имеющее право на своё слово. Потому как, по выражению Познера, мы — варвары наподобие ИГИЛ, а борьба за нравственность — такое же преступление против цивилизации, как отрезание голов игиловцами. Собственно, фильмы, подобные «Таинственной страсти», есть ковровые бомбардировки, которые призваны сравнять нас с землёй. Чтобы помнили, совки, свою ужасную родословную. Как там сказано — все мы дети вертухаев? Социальный расизм, как он есть.

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
8 + 4 =
Например, 1+3 = 4.