Турция может сорвать процесс кипрского урегулирования

Турция может сорвать процесс кипрского урегулирования | Продолжение проекта «Русская Весна»

Министр иностранных дел России Сергей Лавров посетил Грецию с рабочим визитом. Он встречался с первыми лицами республики, участвовал в открытии в Афинах выставки картин Эрмитажа, передаче документов из российских архивов, выступил на Форуме гражданских обществ двух стран. Ранее в Москве Лавров провел переговоры со своим греческим коллегой Иоаннисом Касулидисом, на которых были затронуты вопросы двусторонних отношений, состоялся обмен мнениями по проблемам отношений России и Европейского союза, ситуации на Ближнем Востоке в целом и в Сирии в частности. Диалог был откровенный, поскольку Москва и Афины независимо от конъюнктуры мировой политики всегда демонстрируют атмосферу традиционной дружбы и взаимной симпатии, их позиции по многим вопросам «совпадают или близки». К тому же, с 22 ноября 2016 года по май 2017 года Греция будет председательствовать в Комитете министров Совета Европы.

Однако среди затронутых тем в российско-греческом диалоге повышенное внимание сторон вызывает проблема кипрского урегулирования. Как известно, президент Кипра Никос Анастасиадис и лидер турецкой общины острова Мустафа Акынджи под эгидой ООН ведут интенсивные переговоры с целью найти до конца года решение кипрской проблемы. 7 ноября переговоры будут продолжены в Швейцарии. После этого должно состояться пятистороннее совещание с участием всех гарантов, что считается «лучшим вариантом развития событий». Речь идет о создании федеративного двухзонального и двухобщинного объединенного государства Кипр. Страны Евросоюза поддерживают этот процесс и одобряют намерения Анастасиадиса и Акынджи после совместного решения до конца текущего года провести референдумы.

Внешне кажется, что все идет по разработанному плану. По мнению советника генерального секретаря ООН Эспена Барта Эйде, «в переговорном процессе достигнут прогресс», хотя ряд вопросов, в том числе и о территориальных проблемах, а также предоставлении гарантий и безопасности, остается открытым. Предстоит решить вопросы о возвращении конфискованной собственности и о свободе расселения греков-киприотов в турецкой части острова и турок-киприотов — в греческой. Анастасиадис и Акынджи заявили о готовности проявить волю и мужество, чтобы преодолеть еще нерешенные вопросы. Но появились новые вводные.

Акынджи на пресс-конференции заявил, что «по-прежнему присутствуют различия во мнениях, в том числе по вопросу о ротационном президентстве», и подчеркнул, что он «не уверен в том, что греко-кипрская сторона готова к таким изменениям, как поочередное председательство».

«Анастасиадису придется решать: либо он останется историческим лидером своей общины, либо будет одним из кандидатов на президентских выборах 2018 года, — уточнил Акынджи. — Я не уверен, что у него есть четкое решение по этому вопросу».

Анастасиадис ответил: «Я неоднократно подтверждал, что заинтересован в воссоединении острова и выводе с его территории „оккупационной армии“. Я никогда не принимал в расчет президентские или иные выборы. Я это уже доказал и не хотел бы, чтобы господин Акынджи подвергал это сомнению». Но еще, по словам главы МИД России Лаврова, появляются «новые интерпретации принципов кипрского урегулирования, которые заводят ситуацию в тупик» наряду с фактором «давления на процесс извне». В этой связи президент Греции Павлопулос на публичной части встречи с Лавровым выступил против «сохранения оккупационных войск в Европе» и раскритиковал тех, кто пытается «отклоняться от цели — полного суверенного объединения Кипра».

Проблема в том, что Турция отказывается выводить свои войска с территории Северного Кипра. Как сообщают кипрские СМИ, в случае неприятия такого сценария, Анкара грозится провести на территории Северного Кипра референдум о ее присоединении к Турции. Правда, по оценке экспертов, это нереалистичный подход, но он может затянуть или сорвать переговорный процесс по кипрскому урегулированию. Ранее оно выставлялось Брюсселем в качестве чуть ли не главного условия присоединения Турции к ЕС.

Сейчас этот вопрос снят и Анкара, соглашаясь на создание федеративного государства Кипр, может вообще утратить возможность влиять на ход событий в этой стране и обеспечивать даже свое символическое присутствие на территориях, чтобы контролировать Кипр даже после решения проблемы разделения острова. Тем более Афины и Никосия исходят из того, что не может быть решения кипрской проблемы при сохранении на Кипре турецких оккупационных войск и системы гарантий, которые превращают Кипр в протекторат.

В этой связи кипрская газета «Филелефтерос» напоминает, что по соглашению 1960 года о предоставлении независимости Кипру, гарантами независимости, территориальной целостности и безопасности республики были объявлены Великобритания, Греция и Турция. «Если гарантии и оккупация остаются и после соглашения о решении кипрской проблемы, — пишет издание, — то Кипр, как член Евросоюза, будет протекторатом третьей державы, расположенной за пределами Союза, что представляется нонсенсом». В то же время самым серьезным ударом психологического свойства для Анкары является и то, что турки-киприоты получат статус «европейцев, тогда как турки, проживающие на территории Малой Азии вряд ли когда-либо его получат». Помимо прочего, Анкара может лишиться и доступа к крупным месторождениям газа и нефти у южного побережья Кипра, ведь до сих пор не определены исключительные экономические зоны стран на востоке Средиземного моря. Поэтому уступок со стороны Анкары без какого-либо геополитического компенсирующего фактора вряд ли стоит ожидать в ситуации, когда, по мнению Financial Times Deutschland, «многим туркам кажется, будто Евросоюз видит в них проходимцев, бедных родственников, и когда Эрдоган смотрит уже не на Европу, а на Восток».

Пока же Афины не скрывают, что рассчитывают на поддержку Москвы в вопросе кипрского урегулирования, возможно, с надеждой, что она выступит в роли посредника, и посматривают в сторону США. Кстати, правда уже после президентских выборов в Грецию прилетает президент США Барак Обама. Но даже если Москва и Вашингтон в отношении кипрского урегулирования выступят единым фронтом, им придется поломать голову над массой сложных вопросов. Потому что Турция не видит для себя резона отказываться от использования турок-киприотов в качестве средства достижения собственных геополитических целей в Восточном Средиземноморье, где, по мнению Stratfor, активизируется присутствие других стран в частности России. Кипр стратегически расположен в близости от бурлящих Ближнего Востока и Северной Африки, особенно Сирии, Ирака и Ливии, что превращает его в важный долгосрочный спойлер для выстраивания конкурирующей геополитической архитектуры. Это ставит Кипр в сложное положение. Он фактически зажат в рамках этой архитектуры, вырваться из которой могут помочь только какие-то форс-мажорные обстоятельства.

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
13 + 7 =
Например, 1+3 = 4.