Некоторые думают, что нам – журналистам, заставшим Холодную войну — повезло: тогдашний профессиональный опыт будто бы облегчает работу: используй наработанные штампы, и вперед, «враг»-то тот же самый…

Все не так: в «первую холодную» он был абстрактным и ассоциировался скорее с карикатурой на жирного буржуя, опубликованной в журнале «Крокодил». А теперь он имеет глаза и душу, и состоит из нескольких поездок за океан, эмигрировавших туда однокурсников и вполне себе теплых и хороших людей-американцев, никто из которых не хочет войны. Так же, как и мы..

Но это короткое слово, увы, снова вернулось в повседневный лексикон и исчезать из него не собирается. Выльется ли нынешняя демонстрация кулаков в нечто более серьезное? – вот вопрос, который волнует не только россиян и американцев.

Мы попросили нарисовать будущую картину мира и пофантазировать на тему сценариев развития российско-американских отношений нескольких авторитетных специалистов в России и в Европе — политологов, журналистов, ученых. И вот что из этого получилось.

Сценарий первый. Оптимистический

«Единственный способ вразумить Запад — это его испугать»

Джанфранко Берттоло. Политолог, экс-профессор Миланского государственного университета

— Почему через 20 лет мы снова вернулись в исходную точку? Я изучал отношения между США и Советским Союзом еще во времена прошлой холодной войны. Отсчет можно начинать от Аль-Каиды и войны в Афганистане, когда американцы поддерживали тех, кто был против Советской Армии. Это одна из причин того, что получилось в итоге. Рецепт выхода из нынешней ситуации один: только переговоры. Воевать не хочет никто, кроме солдат. Корень кризиса именно в этом: давлении на политиков со стороны армий, как в России, так и в Америке. Могу утешить: во времена прошлой холодной войны ситуация была еще хуже, чем сегодня. Склонен думать, что на этот раз она разрешится все-таки со знаком «плюс».

Джульетто Кьеза. Итальянский журналист

— Самый пессимистический сценарий я описывать не хочу, потому что он будет последним…

Есть другой вариант, при котором Россия сумеет все-таки противостоять Западу, несмотря на все ее экономические трудности. Нынешнее преимущество мирового капитала – это иллюзия. Скоро это доминирование разрушится. Поэтому опираться на то, что Международный валютный фонд, Всемирный банк или Уолл-стрит смогут нормализовать ситуацию, не стоит. Сам Ротшильд сказал: подходит к концу самый гигантский финансовый эксперимент в истории человечества…

Третий сценарий — примирение, но я его считаю нереальным. Не будет никакого примирения. И не потому, что Россия этого не хочет, наоборот. Россия не заинтересована в столкновении, это очевидно! А потому что Запад продолжает настаивать на идее, что 21-й век должен быть американским. Сама идея такого рода – сумасшествие. Потому что на земле существует 7 миллиардов людей, которые развиваются независимо от Запада. Но думать, что Запад вдруг прозреет и станет разумным, не стоит. Единственный способ его вразумить — это испугать. Он должен знать, что если он будет продолжать пытаться навязывать миру свой порядок, будет гигантская война. Потому что сопротивляться будет не только Россия, но и Китай.

Поэтому надо, чтобы Россия, вместе с Китаем и с другими народами Азии, Африки и Латинской Америки создала мощный блок сопротивления против Запада, в экономическом смысле. Если это получится, Россия сможет избежать большого кризиса, который будет исключительно западным.

Сценарий второй. Пессимистический:

«Фактически война уже идет».

Сергей Судаков. Профессор Академии военных наук, политолог, американист, автор книги: «Американская исключительность»

— Единственная война, которая возможна со Штатами, только ядерная. Она будет длиться примерно 40 минут, и человечество вымрет. Кстати говоря, в 2015 году Пентагон уже провел «прогон» этой войны на суперкомпьютерах. И оказалось, что даже в том случае, если США и Россия обменяются ядерными ударами, в Западной Сибири у России останется в живых примерно 16 миллионов человек, а Америки больше не будет никогда. Противостояние и смерть человечества никому не выгодны, поэтому «горячей» стадии войны не будет. Но Америка будет делать провокации и «обкусывать» Россию со всех сторон, вовлекая ее в локальные конфликты — это их стратегия на ближайшие 5-10 лет.

Сейчас идет полноценная гибридная война с Российской Федерацией, в том числе война информационная. В прошлом году на нее на Западе было потрачено 350 миллионов долларов, за прошедшие 9 месяцев – уже 400. Но это не холодная война, а «прохладная» — потому что нет главного: противостояния двух систем – капиталистической или социалистической. У нас сейчас нет посылов для того, чтобы испытывать 100-процентный антагонизм друг к другу.

Константин Сивков. Доктор военных наук, автор исследования «Вероятный характер Третьей мировой войны»

— Войны не возникают на ровном месте. Они происходят тогда, когда начинаются противоречия, которые нельзя разрешить иным путем, кроме как войной. Сегодня характер глобальных противоречий настолько глубок и серьезен, что значительно превосходит те причины, которые вызвали Первую и Вторую мировую войны. Единственное, что нас удерживает от Третьей мировой — это ядерный паритет между Россией и США. Но и он уже перестает быть серьезным фактором сдерживания, поскольку появились такие инструменты ведения войны, как гибридная, которая уже осмыслена и реализуется.

В стратегии национальной безопасности США прописано положение о том, что Соединенные Штаты Америки могут вести войну против России в огневом соприкосновении с российскими и китайскими вооруженными силами на удаленных театрах военных действий, то есть на территории третьих стран, и при интенсивности, не допускающей превышения ядерного порога.

Поэтому возможны варианты развязывания военного конфликта между Россией и США, Китаем и США, Россией и НАТО на удаленных театрах, таких как, например, Сирия, Приднестровье, морские пространства вокруг Калининградской области, центрально-азиатский и кавказский театр военных действий. Первый этап этой войны, мы наблюдаем уже сейчас, в виде развертывания локальных конфликтов, которые охватывают ключевые регионы мира. Это Сирия, Ближний и Средний Восток. Скоро конфликт перехлестнется на Латинскую Америку. Готовится атака на Китай. То есть, война, о которой все говорят, фактически уже идет.

Сценарий третий. Футурологический:

«Будущее не предсказывается, а конструируется».

Йохан Галтунг. Норвежский футуролог, автор книги: «Распад американской империи и что после?»

— Я сделал это свое предсказание еще в 2000 году, но сейчас тренд стал очевидным. То, что происходит в Соединенных Штатах, очень напоминает мне то, что происходило в Римской империи, которая развалилась в 476 году. И я вижу, что все движется именно в этом направлении. Смысл вот в чем: из четырех типов власти, которая определяет существование империи, у США осталась только одна. В экономической части – очевидный кризис. На арене появляются другие валюты, более крепкие, и доллар уходит на задний план. В военной ничем не лучше: американцы проиграли в 1953-м году Корейскую войну, потом в 1975-м — Вьетнамскую, не смогли удержаться ни в Афганистане, ни в Ираке, ни в Сомали. По сути дела, США — это несчастная страна, которая проигрывает одну войну за другой, даже против малых стран.

Что в политике? Как показывает история с Украиной, Штаты не способны решить вопросы ни в отношении прекращения войны, ни антироссийских санкций. Есть одна позиция, где американцы сильны: это культура. Американизация культуры относится к большой части сегодняшнего человечества. Это единственное, что у них осталось. И я думаю, Соединенные Штаты должны этому радоваться и не искать большего.

Сергей Малков. Научный руководитель центра долгосрочного прогнозирования и стратегического планирования МГУ, доктор технических наук

— Что такое футурология? В бытовом понимании это предсказание будущего. На самом деле будущее не предсказывается, а конструируется. Исторические и экономические процессы развиваются циклами продолжительностью 48-55 лет, которые описал советский экономист Николай Кондратьев. Четвертый «кондратьевский» цикл – это цикл лидерства Соединенных Штатов, закончился поражением Советского Союза в третьей мировой «холодной» войне. Следующий цикл — это цикл доминирования США. У Америки самые сильные вооруженные силы, сильный доллар – но ее никто не любит, как не любили в конце 19 века Англию.

Как показывает история с Украиной, Штаты не способны решить вопросы ни в отношении прекращения войны, ни антироссийских санкций.

Сейчас эпоха господства США заканчивается. Американцы очень возбуждены, они не могут бежать быстрее, темпы роста их экономики тормозятся, поэтому им нужно выруливать ситуацию за счет того, чтобы притормозить своих конкурентов. Устранив своего основного соперника – Советский Союз, и фактически овладев ресурсами восточного блока, американцы на самом деле попали в ловушку. Потому что внешних ресурсов, за счет которых можно расти, уже нет. Америка превратилась из промышленной страны в страну услуг.

Оптимистического сценария я не вижу, цели США находятся не в плоскости дружбы с нами, поскольку мы являемся их реальным соперником. Воевать мы с Америкой не будем, они достаточно рациональны, чтобы подвергать себя опасности втягивания в ядерную войну. В три-четыре предстоящих года конфликтность будет только нарастать, самые в этом смысле тяжелые годы — 2018-й, 2019-й и 2020-й. Когда начнется экономический рост, где-то примерно лет через 5-6, многие проблемы смогут быть решены и можно будет начать договариваться по поводу нового переустройства мира.

Сценарий четвертый. Реалистичный:

«Выход на конструктив маловероятен»

Дмитрий Абзалов. Президент Центра стратегических коммуникаций

— Как выглядит мой оптимистический сценарий? На фоне усиления различных региональных групп США необходима будет очень серьезная поддержка. В этом случае Вашингтон начинает компанию в стратегии перезагрузка 2:0. Мы, конечно же, будем находиться в конфликтах, у нас будут противоположные национальные интересы по вопросам Ближнего Востока – но такой сценарий возможен, взаимодействие будет более-менее выстраиваться. В этом случае в январе снимаются секторальные санкции Евросоюза, после этого в течение года — персональные санкции, ослабляется давление по линии ВАДА и так далее. Это выход на конструктив, но он маловероятен…

Пессимистичный сценарий предполагает обострение отношений. Конечно же, мы ядерные державы, у нас достаточно большой эффект удара, поэтому вместе с Китаем никто с нами в открытую воевать не будет. Скорее всего, у нас будет система прокси-войн – то, есть, конфликты интересов на отдельно взятых территориях. Вариантов масса: Сирия, Афганистан, Средняя Азия. Ситуация в Киргизии достаточно проблемная, и с Южно-Китайским морем. За Латинскую Америку будет борьба. На самом деле, таких территорий много, начиная от Арктики и заканчивая Арменией и Азербайджаном.

Самый негативный сценарий – это прямое столкновение. Он очень апокалиптический. Если в него верить, с таким же успехом и Китай может столкнуться с США, причем у них шансов на это намного больше, чем у нас. Я считаю, такое развитие сценария маловероятно, потому что он прежде всего невыгоден самим игрокам. Нынешняя жесткая риторика обусловлена американскими выборами. Это все политические истории для внутреннего потребления. Что будет потом, вопрос открытый. Но, как показывает практика, даже Хиллари Клинтон придется идти на какое-то сближение с Россией, поэтому я считаю наиболее вероятным умеренный сценарий. Он будет предполагать, что санкции будут держаться до наших выборов в 2018 году, продолжится давление на чемпионат мира по футболу. Тем не менее, будут точки, в которых мы будем находить точки соприкосновения, а где-то даже сотрудничать. Я думаю, что эта «перезагрузка» будет носить волновой характер. Сначала будет улучшение – как это было при Обаме – а потом все опять выйдет на знакомый всем сценарий, потому что сейчас никто не готов пересматривать систему вооружения в Европе и базы НАТО.

Интересно будет почитать эти прогнозы спустя лет пять или десять. Разумеется, если будет чем читать и на чем? В случае, если самые страшные из них сбудутся…

Шах и ишак

Когда же мы с Америкой перестали слышать друг друга?

И вообще — слышали ли когда-нибудь в истории?

Еще как! То, что в Первую и во Вторую мировую войну мы были союзниками, известно многим. А вот то, что в 60 годы 19 века даже имели общего врага — Англию! — знают далеко не все… И в 1863 году, представьте, в Нью-Йорк и Сан-Франциско прибыли две российских эскадры — Балтийская и Тихоокеанская, дабы в случае войны парализовать английскую морскую торговлю.

Первые проблемы у России с США начались, как только к власти в России пришел сильный император — Александр Третий. Почитаешь свидетельства о настроениях в американском обществе после заключения в 1887 году договора о взаимной выдаче преступников — и задумаешься: про какой вообще говорится век — то ли девятнадцатый, то ли двадцать первый?

«В 80-х — начале 1890-х годах в американском обществе появляется немногочисленная, но весьма активная оппозиция царскому режиму, которую представляет небольшая группа русских политэмигрантов, американских журналистов, общественных и политических деятелей, устраивавшая кампании в поддержку дела «русской свободы», оказывавшие значительное влияние на формирование образа России. Под воздействием этой агитации многие американцы начинают понимать отношения США и России с позиции конфликта цивилизации и варварства».

Какие знакомые слова! Ничего нового — оказывается, этими штампами пользуются уже больше века. Так что историю русофобии в Америке следует писать совсем не с прихода к власти Владимира Путина…

Тем более, что основа нынешнего нашего конфликта была заложена раньше. Вспомним, как оно было сразу после распада СССР? Рука дружбы вместе с окорочками Джорджа Буша, и никакого экспорта демократии — в тогдашнем Вашингтоне понимали, что оскорблять поверженного противника нельзя и опасно.

Это в администрации Билла Клинтона решили помочь России стать подлинно-демократическим государством, заключив, что демократии между собой не воюют. И понеслось…

Дело не в заокеанских советниках, которые были посажены тогда на все ключевые российские места — у американцев и правда было чему поучиться. Вопрос в другом: в принципиальной разнице во взглядах россиян и американцев на мироустройство и судьбу постсоветских республик. Чечня, бомбардировки Сербии, Косово, поддержка Россией ядерной программы Ирана — все это уже было отрыжками от главного: Вашингтон настаивал на принципе «умерла так умерла» — не должна Россия иметь своих сфер влияния на постсоветском пространстве! А последняя (разумеется!) думала совершенно иначе.

Вашингтон настаивал на принципе «умерла так умерла» — не должна Россия иметь своих сфер влияния на постсоветском пространстве!

Ну, а потом поводы для стычек сыпались, как перезревшие орехи: несколько шпионских скандалов, приближение НАТО к российским границам, развертывание в Европе системы ПРО, цветные революции, скроенные по одному шаблону, убийство Саддама Хусейна и Каддафи, закон Димы Яковлева, разоблачения Викиликс и Сноудена, оплеванная Олимпиада в Сочи, растерзанная Украина, спасение Крыма, Сирия, оплеуха российским олимпийцам в Рио-де-Жанейро… Четыре полномасштабных перезагрузки за 25 лет постсоветского пути, в котором вот-вот могут поменяться роли победителей и проигравших.

Есть ли у этой истории конец, а у конфликта, который заставляет весь мир готовиться к войне и не спать по ночам — выход? Есть.

Вот короткое резюме из интервью экспертов, мнение которых вы только что прочитали.

Держаться, не подставляя ни правую щеку, ни левую. Не нападать первым. Не поддаваться на провокации. Но и не сдаваться. Потому что во всех других случаях будет хуже.

А там — либо Шах, либо ишак — но кто-нибудь из них однозначно умрет.

И отношения России и США можно будет в очередной раз перезагружать заново.

Что само по себе, согласимся, звучит оптимистично.