Европу ждет кровавое Рождество

Европу ждет кровавое Рождество | Продолжение проекта «Русская Весна»

К Рождеству в Европу могут вернуться от трех до пяти тысячи боевиков-европейцев, воюющих в Сирии. Такие опасения озвучил в воскресенье, 13 ноября, глава МВД Бельгии Ян Ямбон.

«На позиции „Исламского государства“ * в Ракке и Мосуле наступают. Бельгийские бойцы могут остаться, чтобы помочь защитить ИГ, или же, — и нам нужно относиться к этому очень внимательно, — „Исламское государство“ отправит этих бойцов назад. Не только 200 бельгийцев, но и от трех до пяти тысяч европейцев, которые там находятся», — сказал Ямбон в интервью телерадиокомпании RTBF.

По его словам, уже вернулись 117 бельгийцев, воевавших в рядах террористов. «Половина из них в тюрьме, другие находятся под наблюдением», — отметил Ямбон.

Понятно, что боевики возвращаются не за тем, чтобы встретить христианский праздник в кругу семьи. Это видно на примере группы из уроженцев Таджикистана, Узбекистана и Киргизии, которую задержали сотрудники ФСБ в Москве и Санкт-Петербурге в минувшие выходные. Члены петербургского отделения хранили у себя дома арсенал из нескольких автоматов Калашникова и пистолетов, взрывчатку. По данным СМИ, они придерживались идеологии «Исламского государства», и планировали взорвать в Питере два крупных торговых центра — «Галерею» на Лиговском проспекте и «Академпарк» на проспекте Науки. А потом открыть огонь из автоматов, как это было в Париже год назад.

Примечательно, что члены группы не имели боевого опыта, а попали под влияние фанатика-таджика, убеждавшего их, что «лучше погибнуть на джихаде в Сирии, чем сгнить в тюрьме у себя на родине». По данным «Коммерсанта», главарь группировки вел переговоры с лидерами ИГ об отправке людей в Сирию, однако ему порекомендовали сначала доказать преданность акциями в РФ. Тогда группировка начала вооружаться, но в дело своевременно вмешались спецслужбы.

Угроза Европе более серьезная, поскольку вернутся из Сирии не дилетанты, а люди обстрелянные и привычные к убийствам, если не сказать «отмороженные». И хотя Ян Ямбон уверяет, что ситуация под контролем, и «все службы безопасности следят за этим и обмениваются информацией», удар со стороны боевиков может последовать ощутимый.

Достаточно напомнить, что вскоре после терактов в Париже 13 ноября 2015 года, премьер Бельгии Шарль Мишель заявлял об угрозе крупного теракта в Брюсселе. Уровень опасности в стране был повышен до «неотвратимого», а спецслужбы и силовые структуры приведены в состояние повышенной готовности. Однако терактов это не предотвратило. 22 марта 2016 года в зале вылета брюссельского аэропорта прогремели два взрыва, совершенные террористами-смертниками. Третий произошел в поезде метрополитена, следовавшем под Европейским кварталом города. В результате атак несколько десятков человек погибло, около 200 получили ранения. Ответственность взяло на себя «Исламское государство».

Заметим, после трагедии тот же Ян Ямбон и министр юстиции Кун Генс подали прошения об отставке, но премьер этих отставок не принял.

Сумеет ли Европа предотвратить теракты на этот раз, куда конкретно могут ударить боевики?

— Угроза падения Мосула и Ракки просто вынуждает боевиков ИГ «растворяться», — отмечает вице-президент международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», подполковник запаса ФСБ Алексей Филатов. — Логично, что они поедут в места своего локального пребывания: бельгийцы в Бельгию, французы во Францию. Маловероятно, что они отправятся в третьи страны, но даже в этом случае большая часть боевиков вернется в государства, откуда они уехали воевать.

И следует понимать: большая часть этих людей, инфицированных идеологией радикального исламизма, продолжит борьбу — в том числе, на территории европейских государств.

Для ЕС это серьезный вызов. Если в Европу действительно вернутся 3−5 тысяч боевиков, европейским службам безопасности, я считаю, не удастся их всех отследить и держать под контролем. Какая-то часть радикалов — и немалая — останется вне поля зрения силовых структур.

Я считаю, Европе действительно стоит ждать очередного всплеска террористической активности. Впрочем, это касается и России. Под знаменами «Исламского государства», напомню, воюют несколько тысяч выходцев из РФ и стран СНГ. Пример террористический группы, нейтрализованной сотрудниками ФСБ в минувшие выходные, говорит о том, что террористические акции в России готовятся. И что с уничтожением ИГ на территории Ирака и Сирии подрывная деятельность радикалов не прекратится.

— Какие европейские страны, с точки зрения боевиков, наиболее уязвимы?

— На мой взгляд, это Бельгия, Франция и Голландия. Там самое большое количество мигрантов, а общество наименее дисциплинировано. Кроме того, в этих странах имеются гетто, заселенные мигрантами, на территории которых законы государства не вполне действуют. Все перечисленное упрощает боевикам организацию терактов.

А вот в Германии, благодаря особенностям немецкого менталитета, организовать теракт намного сложнее. То же самое относится к Великобритании.

— Можно ли говорить, что Европу ждет новый теракт из серии подрывов — по модели парижского и брюссельского?

— Думаю, да. Тренд на такие теракты возник из-за возросшего противодействия боевикам со стороны силовых структур. Сейчас организовать теракт, подобный 11 сентября 2001 года, практически невозможно. Напомню, что террористы, направившие лайнеры в башни Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, в течение года учились летать на гражданских «Боингах». Эти люди проделали огромную организационную работу — в частности, в один день захватили несколько воздушных судов.

Сейчас представить себе такую ситуацию крайне трудно, из-за принятых различных ограничений.

Трудно представить и повторение другой ситуации — теракта на Дубровке, когда около 40 вооруженных боевиков захватили в заложники зрителей театрального центра в Москве.

Сейчас боевики и не пытаются повторять эти сложные схемы. Им гораздо проще — именно это показывает пример нейтрализованной ФСБ группировки — найти десяток-другой малообразованных азиатов, которым нужны деньги, и которые об исламе мало что знают. В этом случае достаточно одного-двух идейных лидеров, несколько автоматов Калашникова и пары взрывных устройств — и можно пытаться устроить акцию, подобную терактам в Париже или Брюсселе.

По сути, террористы идут по пути минимизации подготовки, сил и средств — финансовых и людских — для совершения теракта. А эффект от парижской или брюссельской трагедии, думаю, сопоставим с шоком, который получили мы от «Норд-Оста», или американцы от терактов 11 сентября.

Боевики видят, что их новая тактика работает: мировые СМИ на последние теракты очень серьезно отреагировали. Государства, власти и силовики в Европе понесли в результате имиджевые потери, а простые граждане были действительно напуганы.

— Почему европейцы сразу не лишают свободы потенциальных террористов, прибытие которых, как утверждает Ян Ямбон, отслеживается?

— Думаю, Ямбон вводит европейскую общественность в заблуждение. Наверняка у спецслужб ЕС нет полного списка боевиков, прибывших из зоны боевых действий. Кроме того, у них нет доказательств, что эти люди там воевали. А правосудие в демократической стране работает так, что человека нельзя посадить в тюрьму без веских доказательств.

У нас правоприменительная практика, замечу, более жесткая — пример тому дело Варвары Карауловой, которая оказалась под арестом лишь за попытку сбежать в «Исламское государство».

Но проблема Европы, повторюсь, в другом. Боевиков, которые прибывают в ЕС из Сирии и Ирака, — особенно через третьи страны, — слишком много, чтобы их могли отслеживать спецслужбы. Эти «невидимые» боевики и представляют главную опасность.

Есть еще важный момент. Европейские спецслужбы, я считаю, не вполне готовы к эффективной борьбе с терроризмом. Беда в том, что они — из-за политических установок руководства ЕС — начали работать в этом направлении всего пару лет назад. А по щелчку пальцев организовать такую работу невозможно. Нужно потратить немало времени на обучение сотрудников, создание агентурной сети, подключение технических возможностей. Наконец, на изменение психологии населения Европы.

Чудес, к сожалению, не бывает: чтобы эффективно бороться с террором, нужно наступать на демократические права и свободны граждан. Необходимы, в частности, законы, которые бы расширяли возможности силовых структур. Европейцы к таким переменам явно не готовы, и быстро эту проблему не решить…

— Проблема Европы в том, что она пытается усидеть на двух стульях: с одной стороны, заигрывает с радикалами на Ближнем Востоке, с другой — пытается навести элементарный порядок в сфере собственной безопасности, — считает полковник запаса, ветеран «Альфы», участник антитеррористических операций в операциях в Минеральных Водах (1993), Махачкале (1994), Буденновске (1995), Первомайском (1996) Василий Верещак. — Результат такого подхода — потоки людей, возвращающихся в Европу из Сирии и Ирака, в том числе, засланные «Исламским государством» с террористическими целями.

Уязвимы, на мой взгляд, практически все страны Западной Европы. У восточных европейцев остался еще определенный иммунитет, и развернуться в Восточной Европе, я считаю, террористам труднее.

Причем, надо понимать: опасны и боевики, которые возвращаются из зоны боевых действий, и завербованные неофиты на территории Европы. Первым нечего терять: у них руки в крови, и они будут хладнокровно взрывать и убивать. Дилетант будет при этом, что называется, дрожать и вибрировать, зато он вызывает меньше подозрения, в то время как возвращение опытного боевика представляет собой ряд барьеров, которые можно и не преодолеть.

Сейчас очевидно, что боевики хотят вновь потрясти Европу, посеять панику среди населения и заявить о своей мощи. Для этого сгодятся и серии взрывов, и захваты заложников. Психология террора, на мой взгляд, не меняется, но его масштабы растут.

 

* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
2 + 12 =
Например, 1+3 = 4.