Импортозамещение Маруани

Импортозамещение Маруани | Продолжение проекта «Русская Весна»

Пути Господни неисповедимы. Если бы кто-нибудь сказал мне в начале 1980-х, что лидера группы Space, имени которого я тогда даже не знал, однажды заметут в России по подозрению в вымогательстве денег у советского артиста, я бы рассмеялся такому человеку в лицо. Потому что такого попросту не могло быть.

Однако же времена идут и меняются. Танцор группы Boney M. Бобби Фаррелл умер в Санкт-Петербурге. Администратор Pet Shop Boys Дейнтон Коннел разбился на набережной Тараса Шевченко в Москве. Наоми Кэмпбелл и Орнелла Мути вообще переехали в Россию на постоянное место жительства. А Стивен Сигал и Жерар Депардье стали её гражданами.

В условиях столь тесной интеграции России в мировое культурное сообщество удивляться тому, что в отделение русской полиции забрали Дидье Маруани, уже как-то и не приходится. У нас однажды Барака Обаму в Перми задержали, что уж тут Дидье Маруани…

То есть непосредственно в задержании, признаемся честно, давно уже вышедшего в тираж французского музыканта ничего неприличного нет. Но вот сама по себе вся эта история выглядит так, что хочется руки помыть.

Суть конфликта такова. Бывший адвокат Игорь Трунов от имени Дидье Маруани подал в Мосгорсуд иск к певцу Филиппу Киркорову, композитору Олегу Попкову, ООО «Филипп Киркоров продакшн», Sony Music Entertainment, группе компаний Rones и ВГТРК. В иске утверждалось, что исполняемая Киркоровым песня Попкова «Жестокая любовь» является плагиатом композиции Дидье Маруани Symphonic Space Dream. И что хорошо бы ему за это заплатить. Один миллион евро.

Мосгорсуд, как и предполагалось, иск отклонил, после чего Трунов пригрозил обратиться почему-то в американский суд. Ну, наблюдатели ухмыльнулись и вернулись к своим заботам. В России такие дела чрезвычайно редки, такие компенсации никогда не присуждаются, а господин Трунов известен тем, что постоянно пытается отсудить какие-то государственные деньги в пользу пострадавших в терактах и катастрофах, но практически никогда ничего не отсуживает.

Как вдруг происходит невероятное. Трунов заявляет, что Филипп Киркоров согласился с претензиями Дидье Маруани и готов заплатить. На следующий день Маруани прилетает в Москву, с ним встречаются Киркоров и его адвокат Александр Добровинский. А при передаче денег Маруани и Трунова задерживает полиция. Вскоре, впрочем, опускает. Полиция заявляет, что ей предъявить французу нечего, а сам музыкант говорит, что больше никогда не приедет в Россию.

В этой ситуации Дидье Маруани выглядит, скажем так, идиотом. Зато все остальные выглядят значительно хуже.

Песни «Жестокая любовь» и Symphonic Space Dream действительно очень похожи припевом. Но, во-первых, доказать, какая из них была написана раньше, практически невозможно. Во-вторых, опубликованы они были примерно одновременно. А в-третьих, тот самый оспариваемый припев настолько банален мелодически, что найти похожие фрагменты можно в десятке произведений.

Но самое главное — обе песни исполняются на протяжении вот уже 15 лет, а претензии возникли только сейчас.

Ну и как мы должны к этому относиться, зная все эти подробности?

А вот как. Господин Трунов где-то услышал (может, сам, а может, подсказали), что исполняемая Филиппом Киркоровым песня очень похожа на песню Дидье Маруани. После чего связался с Маруани и убедил его подать иск. Обещал результат, рассказывал, какой он крутой адвокат. А в творчестве Киркорова, мол, такое количество ремейков, что на нём уже пробу негде ставить. Дело верное! Музыкант, конечно, повёлся: миллион евро — хорошие деньги, а дела у давно всеми забытой группы Space идут как-то не очень. Авантюра Трунова, как и все другие его авантюры, конечно, проваливается.

Но тут адвокат Добровинский предлагает Киркорову: «А давай проучим Трунова. Трунова никто в адвокатском сообществе Москвы не любит. Статуса его уже лишили, вот бы теперь ещё и посадить… И давай мы как бы согласимся заплатить, а сами напишем заявление, что у нас вымогают. Вот видишь, с Улюкаевым-то получилось. И мы сделаем так же». И Филипп Бедросович соглашается.

Это, конечно, никакое не документальное изложение событий, а всего лишь моя фантазия на тему «как всё могло быть».

Как вы понимаете, в этом споре не хочется занимать ни одну из сторон. Потому что некрасиво выглядят абсолютно все. Включая пранкеров Вована и Лексуса, которые, по словам Добровинского, и вели переговоры с Маруани от лица Филиппа Киркорова.

Никаких правовых последствий у этой истории, скорее всего, не будет. Репутацию господина Трунова испортить и без того трудно, Филиппу Киркорову тоже не привыкать оказываться в центре некрасивых историй. К модному адвокату Добровинскому отношение публики, быть может, и поменяется, но что-то подсказывает мне, что плевать он хотел на отношение публики.

Зато мы больше никогда не увидим Дидье Маруани. А если вы скажете (и, быть может, вполне справедливо), что не очень-то и хотелось, то я вам напомню. Господин Маруани артист, быть может, и не великий (хотя лично для меня значащий очень много, поскольку я на его музыке вырос), но уж точно имеющий довольно широкий круг знакомств среди европейских музыкантов. Которые, я полагаю, с большим интересом выслушают от него подробности произошедшего. А дальше будут думать, ехать им после всего этого вот в такую Москву или нет.

К нам и так уже практически прекратили ездить те, кто интересен. Кто из финансовых соображений, кто из политических. А теперь перестанут даже недорогие и политически равнодушные. Потому что в Москве могут развести не хуже, чем в какой-нибудь Латинской Америке.

Так что спасибо Филиппу Киркорову. Теперь он может царить на всех концертных площадках страны единолично. Импортозамещать, так сказать, Маруани. Тем более что и песни похожи.

А те, кому не хватит Киркорова, смогут удовлетвориться Стивеном Сигалом. Он, говорят, тоже поёт.

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
5 + 0 =
Например, 1+3 = 4.