Освобождение рабов

Освобождение рабов | Продолжение проекта «Русская Весна»

Победа Дональда Трампа на президентских выборах высвободила дремавшие тектонические энергии беспрецедентных масштабов. Мир изменился — и изменился в большей степени, чем этого можно было бы ожидать от каких бы то ни было выборов какого бы то ни было американского президента. Со дня выборов прошло очень мало времени, но кажется, что «новому мировому порядку» нанесен разрушительный удар. В воздухе витает великолепное ощущение свободы — словно голосование разорвало цепи, которые сковывали целое поколение, и мы вдруг обнаружили, что мы свободны.

Первыми признаками этой новой свободы стали сообщения о том, что ужасные соглашения о трансатлантическом и транстихоокеанском партнерствах — соглашения-близнецы, почти что навязанные миру обамовской администрацией — все равно что мертвы. Трамп прикончил эти соглашения, сказали немцы, и это очень хорошая новость. Трампа стоило избрать хотя бы даже ради этого.

Глупцы-активисты утверждают, что это они своими усилиями остановили TTIP и TTP. Это — пустая болтовня! Без Трампа эти соглашения были бы должным образом подписаны и ратифицированы вопреки любым протестам. Давайте отдадим ему должное.

Я поздравляю Трампа с его выбором Стивена Бэннона. Силы «нового мирового порядка» его так тяжко демонизировали, его так пылко называли «антисемитом», что он просто обязан быть хорошим. Если Трамп проявит упорство и сохранит его, то это станет дополнительным доказательством того, что Трамп бесстрашен, что магия политической корректности прекратила действовать и что слово «антисемит» больше не разрушает чью-либо карьеру.

Мне жаль тех бедных парней и девчат, которые сейчас разгуливают по американским городам, провозглашая свою любовь и верноподданнические чувства Обаме и Клинтон. Они были зомбифицированы до уровня слепой веры в то, что режим «нового мирового порядка» навсегда, что покорные черные, эмоциональные латинос, деликатные геи и умные евреи будут всегда голосовать так, как им скажут щеголеватые женщины в брюках, а рабочие в Детройте будут всегда ежиться под кнутом «привилегий белого мужчины». Они смотрели слишком много фильмов и потеряли связь с реальностью — словно роялисты, поклоняющиеся портретам низложенного и мертвого короля.

Мы — все рабы, но рабы двух видов: рабы, желающие быть ими, и рабы нежелающие, рабы домашние и рабы полевые, но все — рабы «нового мирового порядка». Толпа с лозунгом «Не Мой Президент» — это домашние рабы, они приучены любить и повиноваться своим господам. Трамп и их тоже освободил, но они от этого пока удовольствия не получают и молят вернуть их рабство.

Домашними рабами полна Европа. На протяжении жизни целого поколения единственным способом добиться успеха в жизни было стать счастливым рабом, и именно так они поступали. Имеются десятки тысяч счастливых домашних рабов в Швеции, которые наизусть выучили все лозунги «нового мирового порядка», хотя они и привели Швецию к катастрофе. Они согласились на радикально феминистское правление и на захват страны мигрантами, а тут вдруг ни с того, ни с сего ничего этого уже и не нужно. Сейчас они смотрят в лицо свободе, и это лицо им не нравится.

Для нас же, для полевых рабов, победа Трампа — настоящее блаженство. Мы рабство ненавидели, а свободой мы будем наслаждаться, и мы будем видеть насквозь дешевые трюки наших бывших рабовладельцев, которые будут пытаться страхом загнать нас обратно в клетку.

Новый мировой порядок мертв

Мы назвали прежний режим «новым мировым порядком» и боялись, что он продлится долго. Он возник где-то в конце 1960-х годов, разросся в восьмидесятые, достиг процветания в начале третьего тысячелетия и рухнул всего за несколько минут до того, как разрушил весь мир. На протяжении этой короткой жизни Запад испытал необычную форму высоко идеологизированного правления, футуристичного порабощения Человека, как это предсказывал Оруэлл.

Большинство населения было демонизировано. Тех обычных людей, которые работали, которые имели любящих жен и детей, которые ходили в церковь, называли «фашистами» или «привилегированными белыми мужчинами». Их традиционная христианская вера была поставлена вне закона и выдавлена из публичного пространства. Нормальные отношения полов изображались в негативном свете, пропаганда гомосексуальности стала такой же всепроникающей, как и коммунистическая пропаганда во времена Леонида Брежнева, отношения родителей и детей были расстроены, даже совершенно обычные слова запрещались.

«Брань, содержащая ненависть» стала при «новом мировом порядке» наиболее частым преступлением, «слепой приверженец» — мягкий термин, ранее применимый в отношении пожилых полковников, — стал наихудшим ярлыком, который только можно наклеить на человека в то время, как смертные грехи сносились и поощрялись. «Антисемитизм» стал непростительным преступлением, и в него стали включать неодобрение Федеральной резервной системы, нелюбовь к Дженет Йеллен, к Goldman Sachs, а также неприятие газеты New York Times. Когда Дональд Трамп выступал против международных финансистов, Антидиффамационная лига вопила «Антисемитизм!» — хотя он вовсе и не поминал евреев — потому, что все мы знаем, кто эти финансисты. «Жадность» вообще была изъята из употребления, хотя она считалась худшим из грехов или матерью всех грехов. Возможно, «жадность» тоже стала бранным словом, несущим ненависть.

Возможно, все эти последние годы правление «нового мирового порядка» вам удовольствия не приносило. Если только вы не принадлежали к одному проценту очень богатых и очень влиятельных. А, может быть, и тогда это правление не приносило вам удовольствия. Возможно, ваша работа и ваш доход были не так уж гарантированы. Возможно, вам приходилось тщательно следить за своим языком. Возможно, вы ощущали себя не в своей тарелке из-за того, что вы белый мужчина нормальной сексуальной ориентации и христианского вероисповедания. Возможно, вам не нравилось, что вашу страну у вас украли и населили иностранцами. Возможно, вам не понравилось, когда Лина Данхэм выступила в пользу вымирания вас и таких, как вы. Но у вас не было возможности даже возразить без того, чтобы не быть названным нацистом — а это уже было меткой смерти.

Сионисты — проблемные союзники для Трампа, а неоконы — это их чрезвычайно опасное ответвление. От власти их надо держать как можно дальше потому, что за свою поддержку они выставят высокую цену и приведут Америку к новым войнам.

Среди евреев Дональд Трамп может найти союзников лучше, чем сионисты или либеральные евреи «нового мирового порядка». Многие евреи (как, впрочем, и не-евреи) голосовали за Сэндерса или за Джилл Стайн. Сейчас Берни Сэндерс ищет новое начало, а Джилл Стайн вообще свободна. Оба известны как противники «нового мирового порядка», оба стоят на умеренно несионистских позициях. Их можно было бы принять в администрации Трампа. На самом деле Сэндерс выражал свою готовность работать с Трампом.

Такой шаг сделал Менахем Бегин, израильский лидер правого толка, когда он пришел к власти в Израиле в 1977 году. Он сделал Моше Даяна — лидера «трудовиков» *, над которым он одержал победу в ходе выборов, — министром иностранных дел. Этот мудрый и смелый шаг безмерно укрепил его позиции и на многие годы подорвал позиции «трудовиков».

Администрация Трампа с Берни Сэндерсом или Джилл Стайн на важном посту (госсекретаря? министра торговли? министра труда?) обладала бы иммунитетом от многочисленных нападок и обвинений. Это также залечило бы разрыв в обществе. Для Трампа это же решило бы еврейскую проблему, а евреи «нового мирового порядка» и сионисты-экстремисты потеряли бы всякое значение.

Спасение Европы

Хотя эксцессы «нового мирового порядка» были достаточно скверными в США, они были еще хуже в Европе. И для западноевропейцев победа Трампа так же важна, как для восточноевропейцев было важно назначение Михаила Горбачева. Войска США все еще базируются в Европе, но дух вышел. Европа собирается стать независимой — ровно за мгновение до прохождения точки невозврата.

Проблема заключается в том, что за многие годы американского диктата было уничтожено аборигенное европейское руководство. Европейских политиков выучивали править от имени «нового мирового порядка» и с позволения США. У крайне-правых националистов есть амбиции, но нет серьезных лидеров общенационального калибра (исключая Францию).

Один американский профессор русского происхождения сравнил грядущее освобождение Запада с освобождением Востока 27 лет назад: «Однопартийная система, которая была на Западе после распада Советского Союза, закончилась. Закончилось и доминирование одной идеологии и упрощенческой поучающей прессы». В самом деле, как и в советские времена, в Европе практически была уничтожена многопартийная система.

Между «правыми» и «левыми» не было никакой разницы, поскольку обе партии стали одинаковыми, соревнуясь в том, кто проявит больше усердия в одобрении иммиграции, в борьбе с антисемитизмом, в осуждении привилегий для белых мужчин, в урезании социальных расходов, в отъеме детей у их родителей, в сокращении рабочих мест в производстве, в ограничении деятельности церкви, в раздаче более крупных денежных сумм богатым банкам, в обирании рабочих и в накачивании служб безопасности и вооруженных сил НАТО.

Этот процесс начался после Второй мировой войны, когда Европа была разделена и покорена. Западная Европа была так же основательно колонизирована Соединенными Штатами, как Восточная Европа была покорена Советским Союзом. Колонизаторы Западной Европы, строители «нового мирового порядка» из Америки — я не решаюсь называть их «американцами», поскольку многие из этих людей были иммигрантами из Европы, которые использовали США в качестве инструмента для создания Единого мирового правительства. Для них победа 1945 года была блестящей возможностью сокрушить национальные силы и выдвинуть послушных политиков, которые соответствовали бы их планам.

После ухода Советского Союза в 1990 году приверженцы «нового мирового порядка» захватили всю Европу. Контроль в интересах политической корректности стал тотальным, радикальный феминизм и ювенильные суды разрушили европейскую семью, а сами понятия отцовства и материнства были делегитимизированы. Миллионы мигрантов были перемещены внутрь Европы, чтобы заменить ее население, а любой, кто этому возражал, объявлялся «нацистом».

Немцы — особый случай. После ужасных бомбардировок 1945 года, после интенсивного просвещения о Холокосте они оказались заражены чувством вины в преувеличенной форме. Этот когда-то гордый и трудолюбивый народ был сломлен и превращен в послушных рабов. Сейчас они не хотят расставаться со своими американскими рабовладельцами. Меркель пообещала Обаме сохранить огонь до его возвращения после того, как минут годы Трампа.

Это напоминает мне уход Римской империи из Британии. Хотя легионы ушли домой, пост-римские правители Британии продолжали утверждать, что они правили от имени Рима. Возможно, эта хитрость вновь будет разыграна в Европе, и новые европейские лидеры будут утверждать, что они все еще обладают одобрением Америки — до тех пор, пока европейцы не найдут себе своих новых независимых лидеров.

Русские осторожно торжествуют

Русские довольны победой Трампа, но они все еще не уверены. Неужели такое могло произойти? Действительно ли они видят то, что, как они думают, они видят? Если Трамп доживет до своей инаугурации, если он удержит неоконов и вашингтонских «холодных воинов» от важных позиций, то русский медведь будет есть у него с рук. А это, скорее всего, решит многие мировые проблемы — от Ближнего Востока до Восточной Европы.

Если Дональд Трамп является запоздалым ответом мирной инициативе Михаила Горбачева, он сможет вывести американские войска домой, и на беспокойное человечество, скорее всего, снизойдет «золотой век».

Между тем, нам следует довольствоваться грядущим отступлением трансгуманистической** повестки дня, окончанием либеральной тирании, прекращением массовых миграций и попыткой восстановить разорванную ткань нашего общества.

 

Обсуждение

 

Социальные комментарии Cackle

RusNext

Новости и аналитика о событиях в пространстве Русского Мира.

Орфографическая ошибка в тексте:
Вы также можете добавить свой комментарий:
1 + 3 =
Например, 1+3 = 4.