Турецкий поток и «еврооптимисты» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Турецкий поток и «еврооптимисты»

Крысы, они крысы и есть...

Как же мне хочется сообщить вам фамилию того народного депутата, который только что звонил мне.

Не могу. Обещал. Хотя распирает меня, сил нет. Скажу только, что он входит в парламентскую группу «Еврооптимистов», и вы довольно часто видели его в разнообразных ток-шоу на украинском телевидении.

Характерной чертой этого депутата, как, впрочем, и всех, кто последние три года изображает «патриотизм» и борьбу с коррупцией, есть умение делать «горящие глаза», клеймить «Совок», Россию, «сепаров» и рассуждать о «цивилизационном выборе Украины».

Позвонил он мне не впервой. Мы с ним знакомы давно, но после 2014-го года он занял по отношению ко мне «принципиальную» позицию и за глаза говорил о том, что по мне «вже пару років гілляка плаче».

Но вот после выборов в Америке, на которых победил Трамп, он один из первых связался со мной и предложил кофе попить.

Мы с ним встретились. Говорили ни о чем. Выпили водки. Депутат рассказал мне, что он с большим интересом наблюдает за моей деятельностью и уважает мои убеждения.

В тот раз я обескуражен не был. Я очень хорошо знаю этого товарища и помню, с каким успехом он «боролся» за Украину сначала в лагере Леонида Кучмы, затем в лагере Виктора Ющенко, потом Виктора Януковича и вот сегодня, вернее, до недавнего времени, в лагере Петра Порошенко.

Но сегодняшний звонок даже для этого «политического деятеля», имеющего очень гибкий позвоночник, меня удивил и немало потешил.

— Алло, Василий, привет!

— Привет!

— Как твои дела?

— Нормально.

— Я чего звоню… Ты слышал, что Эрдоган, сволочь, подписал-таки Закон о Турецком потоке?

— Слышал.

— И что ты думаешь по этому поводу?

— Да ничего. Вернее ничего хорошего. В следующем году закончится строительство железной дороги в обход Украины. Вторая ветка Северного потока тоже через год начнет свою работу. И как только, через полтора года, пойдет газ по трубе Турецкого потока, все — Украина закончится. Территория останется, люди здесь как-то жить будут, но государства не будет, так как исчезнет экономический базис для его существования.

— Мда… — «еврооптимист» пробулькал в трубку что-то непонятное.

— Петро (имя изменено), ты хотел от меня что-то конкретное услышать?

— Скажи мне, Василий, а как, по-твоему, будет вести себя рынок недвижимости в Украине в ближайших два года?

— Да просто будет себя вести. Чем ближе к завершению железная дорога и трубопроводы в обход Украины, тем ниже цена на недвижимость. И это при том, если не произойдет никаких других катаклизмов, на которые вы горазды. С вас станется. Но при любом раскладе через три года украинская недвижимость не будет стоить вообще ничего.

— Мда. — опять замычал депутат. — Так что? Продавать советуешь? А где покупать? Оно ведь и в Европе уже боязливо. Не сегодня завтра рассыплется она к чертовой матери. Что думаешь? А? Василий?

— Слушай, Петро! Ты хочешь поинтересоваться у меня, как обстоят дела с рынком недвижимости в России?

— Да ты что, Василий?! Как ты мог такое подумать обо мне? Я ведь просто по-дружески. Проконсультироваться.

Вот за что Петра и в самом деле можно уважать, так это за умение отрицать таким образом, чтобы было понятно, что он с этим наоборот-таки согласен.

Мне стало смешно. Меня развлекал этот разговор. Петро молчал и надеялся, что я понял его «отрицание» правильно.

— Хорошо, Петро, тогда я скажу тебе «по-дружески», в плане консультации, — продолжил я, едва сдерживаясь, чтобы не начать шутить о недавнем «еврооптимистическом» прошлом депутата. — В России с недвижимостью все будет происходить с точностью наоборот. Сейчас рынок немного просел, но чем ближе к завершению трубопроводы и железная дорога, и чем большее количество стран вслед за Норвегией, Финляндией, Австрией, Болгарией и Италией будут заявлять о восстановлении торговых отношений с Россией, тем выше будет цена на недвижимость. Так что, в плане консультации, в Украине сейчас надо продавать, а в России именно сейчас надо покупать.

Петро молчал. Я чувствовал, что он еще хотел бы что-то спросить, но не решался. После короткой паузы и мычания в трубку какой-то непонятной мелодии он сказал:

— Ладно, Василий, я ведь просто так. Ты ведь не думаешь…

Мы попрощались. Я положил телефон, взял сигарету и записал этот разговор.

Крысы, они крысы и есть. Мне только вот что интересно. Позвонит ли мне Петро после этой публикации?

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS