Свобода по-европейски: Не сметь критиковать аборты | Продолжение проекта «Русская Весна»

Свобода по-европейски: Не сметь критиковать аборты

Священное право на убийство детей...

Свобода для человека в России и Европе (да во всем мире) — штука одинаковая, но почему-то власти понимают под ней вещи настолько разные, что это уже пахнет абсурдом.

Если не сказать — дурдомом.

Французский парламент принял удивительный закон.

Точнее, это закон уже существует лет двадцать как, — но теперь, отдельным решением, его распространили и на интернет.

Смысл его в том, что нельзя критиковать аборты.

Ну, формально — не совсем так, конечно.

Где-то в вакууме, в абстрактном пространстве рефлексии — критиковать аборты по-прежнему можно, свобода слова не отменена.

Но в каждой конкретной ситуации, когда речь идет о конкретной женщине, принимающей такого рода решение — и об информационных ресурсах, в том числе сайтах и телефонных линиях консультации, — уже нельзя.

Ведь это будет — «моральное и психологическое давление».

Ведь женщину — страшное дело! — могут отговорить от аборта.

Могут внушить ей, что у этого решения бывают не очень хорошие последствия — как медицинские, так и нравственные.

И она передумает.

Родит ребенка — тогда как могла бы его убить.

Кошмар.

«Не надо путать свободу слова с попытками манипулировать людьми», — сообщила по этому поводу министр по правам женщин Россиньоль.

Завидую министру.

Она-то, наверное, хорошо знает, где кончается свобода слова (законная) — и начинаются манипуляции (два года тюрьмы и большой штраф).

Вот если сказать — «не убивай, милочка, своего будущего ребенка, ты же сама об этом потом пожалеешь!» — это еще свобода слова или уже манипуляции?

Следствие разберется.

А если серьезно, то мы, например, часто ругаем нашу власть и наши законы — и часто за дело.

Действительно, нет никаких сил постоянно смотреть на то, как «органы» предъявляют каким-то безобидным городским сумасшедшим (и особенно в провинции, где нравы пожестче) абсурдные и абсолютно внеправовые обвинения в том, что они — написавшие что-то не то или поставившие не ту картинку, не ту ссылку, — «оскорбили чувства», «разожгли ненависть» или «пересматривали итоги».

Мне кажется, что «чувства», «ненависть» или «ревизия истории» — в отличие от терроризма, убийств и воровства, — не может быть предметом права и судебных разбирательств.

Все эти «чувства», вся эта «рознь» — как определить, где тут кончаются неудачные шутки, цитаты или невинный бред, и начинается нечто опасное?

А никак.

И, в результате, судьба людей зависит от каких-то мутных «заключений экспертов» — хотя эти заключения у разных экспертов тоже, конечно же, могут быть разными.

Все это правда.

Но беда в том, что это не только русская, а общемировая практика — и чем дальше, тем больше.

Весь мир оказывается захваченным группами «оскорбленных», которые вводят все новые и новые законы, направленные на одно: чтоб им не смели говорить неправильных слов.

Чтобы не смели их критиковать.

Правда, сами сюжеты — что именно нельзя критиковать — везде разные.

Во Франции, как выясняется, оскорблены феминистки, а священны — аборты.

И хочется вздохнуть и сказать: ну это же чистый дурдом.

Да, это дурдом.

Но в этом смысле теперь весь мир — дурдом.

И давайте надеяться, что однажды — у нас получится от этого помешательства на запретах как-нибудь освободиться.