Истерика в Киеве: Савченко - агент Путина | Продолжение проекта «Русская Весна»

Истерика в Киеве: Савченко - агент Путина

После встречи Надежды Савченко с лидерами ополченцев в Минске ее исключили из фракции, из ПАСЕ, из комитета по обороне и, наконец, вызвали на допрос в СБУ.

В Службе безопасности Украины сообщили, что допросили Надежду Савченко «по факту деятельности террористических организаций ДНР и ЛНР». Три недели назад Савченко встретилась в Минске с главами обеих народных республик — Игорем Плотницким и Александром Захарченко. Обсуждался вопрос обмена пленными.

После этой встречи у многих в украинском истеблишменте началась истерика. Савченко исключили из фракции «Батькивщина», куда ее с такой помпой принимали, пока она была еще в СИЗО в России. Затем она лишилась своего места в ПАСЕ. Чуть позже — и места в парламентском комитете по обороне и безопасности.

Глава СБУ Василий Грицак говорит, что «когда депутат, член комитета по обороне и безопасности встречается на территории третьей страны, с отключенными мобильными телефонами, с соблюдением требований конспирации, и о чем-то общается» — это ненормально. Другие политики говорят еще жестче и обвиняют Савченко то в предательстве, то в госизмене.

А ведь речь идет о человеке, который еще полгода назад был иконой для тех же самых «особо незалежных». Но икона была хороша, пока сидела в России в тюрьме и ничего не говорила. Когда же икона вернулась на Украину, выяснилось, что ее невозможно контролировать.

И вот она, немного освоившись в Киеве, стала критиковать действующую власть, которая рассчитывала на ее поддержку. Договорилась до того, что разницы между предыдущим режимом и нынешним — никакой. Сказала, что не считает Захарченко и Плотницкого террористами. Проводила акции протеста против недостаточно активной работы власти по освобождению пленных — и в конце концов сама занялась этой работой.

Первая причина кампании против Савченко — это недовольство Петра Порошенко. Потому и озвучивает эти претензии глава СБУ. Пока Порошенко произносит речи, Савченко (по вопросу об освобождении пленных) делает его работу. На его фоне она выглядит дельной и конкретной. А он на ее фоне — пассивным и расслабленным пустословом.

Но есть и более глубинные причины. Своими словами и действиями Савченко переводит тему войны в Донбассе из плоскости пиара обратно в реальность. Это вызывает истерику у ее оппонентов. Им хочется продолжать войну: она приносит и ежедневный доход, и стабильные рейтинги, подкачанные ненавистью к придуманному врагу. А она хочет эту войну закончить — победой, ничьей или как получится.

Дополнительный раздражающий фактор — это ее, мягко выражаясь, тяжелый характер, или, грубо говоря, дискретная адекватность. Хотя как раз этим-то она похожа на многих своих коллег по украинской власти в диапазоне от Ляшко до Турчинова. Только она еще ярче, и она к тому же женщина: неадекватность в женском обличье всегда впечатляет сильнее.

Еще одну причину киевской истерики раскрыл «заместитель министра по делам оккупированных территорий» Георгий Тука (координатор проекта «Миротворец», где размещались личные данные оппонентов Майдана, некоторые из которых позже были убиты). Тука сказал, что Савченко своими встречами с лидерами ополченцев «пытается их легализовать».

Степень легальности нынешнего киевского режима и ополченцев — на одном и том же уровне. Они получили власть в одно время и похожим способом (только вот в Донбассе не убивали своих правоохранителей, да и уровень поддержки населения там намного выше). Тука прав в том смысле, что садиться за один стол перед телекамерами — опасно для рейтингов. Как бы ни был наивен украинский зритель, он ведь рано или поздно задаст себе вопрос: если те — «террористы и преступники», то эти, выходит, тоже?

Разница та же самая, как разница между Надеждой Савченко в СИЗО и ею же — в Верховной раде. В первом случае можно спокойно выдумывать «террористов» и «антитеррористическую операцию». Во втором случае приходится контактировать с реальностью, где ты сам — ничуть не меньший «террорист». Где оппонент говорит те вещи, которые на Украине в последние почти три года перестали говорить. Но которые при этом не перестали быть правдой, востребованной гражданами.

На Украине идет гражданская война, где с обеих сторон — люди, которые были некогда гражданами одной и той же страны. Именно об этом напоминают избирателям встречи Савченко с Плотницким и Захарченко, и именно этих мыслей опасаются в Киеве.

Нет никаких террористов, нет никакой антитеррористической операции. Есть люди, захватившие власть в Киеве и, чтобы эту власть удержать, убивающие своих земляков. И есть люди в Донецке, которые им сопротивляются, потому что хотят жить нормальной жизнью, а не сходить с ума и терять человеческий облик ради пустых слов и фантазий.

Эти вторые — потенциально — куда ближе своим бывшим согражданам. Чтобы закончить войну, с ними нужно разговаривать. Разговоры с ними действительно способствуют их «легализации». Но это не потому, что Савченко — агент Кремля. Это потому, что правда рано или поздно должна победить.

Игорь Гуркин

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS