На это уже отреагировало Министерство обороны и многие российские лидеры общественного мнения, которые, не стесняясь в выражениях, описали свои эмоции по этому поводу.

И тут я должен сказать, что меня слегка опечалила реакция определенной части сетевой общественности, которая начала рассказывать, что реагировать не надо, что Шарли Эбдо никто не читает, что это ниже нашего достоинства и что нужно вообще забыть о его существовании.

Я не согласен с этой позицией и вот почему.

Шарли Эбдо

Дело в том, что Шарли — это не просто журнал с маленьким тиражом. Нет, Шарли — это символ, медийный символ тех сил, с которыми у нас идет неразрешимый конфликт и очень многое, даже в нашей повседневной жизни, начиная от санкций и заканчивая терроризмом является отражением это конфликта.

Давайте вспомним две фотографии.

Первая — фотография европейских лидеров, которые прошли по Парижу в знак солидарности с Шарли Эбдо.

Вторая — это фотографии всей нашей либерды в майках «Я — Шарли» и с цветами французского флага на аватарке в Фейсбуке.

Все они выступили не только и не столько против террора, сколько за право конкретных людей танцевать на чужих костях без каких-либо последствий.

Шарли — это символ вседозволенности. В этом журнале публикуется то, что международная либерда реально думает, но зачастую боится произнести вслух.

Перефразируя русскую поговорку, можно сказать так: то, что у либерды в голове, у Шарли Эбдо — на обложке.

На этот раз получилось совсем наглядно, когда кощунственные карикатуры парижских журналистов на 100% совпали по духу с высказываниями Божены Рынской и Аркадия Бабченко. Мировой интернационал русофобов предстал перед нами во всей красе.

Если об этом не говорить, если их игнорировать, если делать вид, что их нет, то мы повторим ошибки Советского Союза, который допустил страшное. Он допустил чтобы его собственные граждане вдруг прониклись иллюзией того, что враги государства хотят добра народу. Последствия были ужасающими, мы их до сих пор расхлебываем.

Потому запрещать и игнорировать — нельзя. Нужно говорить об этом, нужно давать каждому подобному символическому жесту соответствующую оценку и создавать социальный стандарт неприятия подобных высказываний в публичной сфере.

Либерда часто обвиняет нас в том, что единственная основа российского патриотизма — это ненависть к Западу. Мол, если не рассказывать россиянам какой плохой Запад, то Путина сметут чуть ли не через несколько дней.

Не готов говорить за все российские СМИ и всех патриотических журналистов, но на мой взгляд все как раз наоборот. Это российские «бабченки» и «латынины» отчаянно конструируют карго-культ святого и непогрешимого Запада. Патриотизм заключается в том, чтобы любить Россию.

А Запад — он не хороший и не плохой, Запад — разный. Есть ненавидящая Россию Хиллари Клинтон, а есть способный на сотрудничество Рекс Тиллерсон. Есть Шарли Эбдо, а есть государственный итальянский канал RAINews24, который поставил в эфир запись гимна России в исполнении хора им. Александрова в знак скорби по погибшим. Мы должны понимать мир во всем его многообразии. А те, кто протестуют против такого подхода зачастую просто обиженны из-за того, что у них отобрали монополию на правду.

И последнее.

Нашей либеральной общественности, если она надеется на какое-то политическое будущее в нашей стране, стоило бы вот прямо сейчас, прямо сегодня, громко сказать: «Я — не Шарли». Хватит ли у них на это мозгов и совести? Не знаю. Боюсь, что нет.