О новом миропорядке Трампу и Тиллерсону придется договариваться с Москвой и Пекином | Продолжение проекта «Русская Весна»

О новом миропорядке Трампу и Тиллерсону придется договариваться с Москвой и Пекином

В рамках брифинга в сенате будущий госсекретарь Рекс Тиллерсон вряд ли случайно сравнил Китай и Россию, уподобив строительство островов в Южно-Китайском море присоединению Крыма. Такой жесткий госсекретарь нравится даже сенаторам-русофобам, но политику он будет проводить реалистичную, а значит, вполне способен договориться с Москвой.

Выбор Трампом кандидатуры Рекса Тиллерсона на пост госсекретаря еще месяц назад казался маловероятным, а когда слухи все же подтвердились, начались рассуждения о том, что главе ExxonMobil будет очень сложно получить сенатское одобрение из-за его «дружбы с Путиным».

Но вот в среду кавалера российского ордена Дружбы расспрашивали на слушаниях в сенате — и все остались довольны. The Wall Street Journal в редакционной статье указывает, что «сенату необходимо утвердить кандидатуру Тиллерсона» — но и без санкции одного из самых влиятельных изданий США уже понятно, что мультимиллионера утвердят. Он говорил сенаторам то, что нужно — при этом не сильно кривя душой. Среди написавших ему рекомендации был главный соперник Трампа Тед Круз, а среди атаковавших его вопросами — сенатор Марко Рубио. Тиллерсон отказался согласиться со словами Рубио о том, что Владимир Путин является военным преступником — но нужно отметить, что так сделал бы абсолютно любой кандидат в госсекретари, будь им даже сенатор Маккейн. Зато на тему Украины Тиллерсон говорил сенаторам то, что они хотели услышать.

Так, он заявил о том, что если бы он был госсекретарем в марте 2014-го, то действовал бы «решительно» — предоставил Украине доступ к разведывательной информации об обстановке на российско-украинской границе, порекомендовал Киеву усилить военную группировку в регионе. Не очень понятно, правда, в чем здесь решительность — но сенаторам понравилось. Нужна была пропорциональная демонстрация силы, чтобы Россия поняла, что захватить новые территории не получится, сказал Тиллерсон — «я думаю, российское руководство поняло бы силовой ответ». Отвечая на вопрос о поставках летального оружия Украине, кандидат сказал, что он «надеется, что перемирие сработает» — но «без него нам будет важно поддержать украинцев», и тогда он поддержал бы такие поставки (хотя само решение должно приниматься «при обсуждении в рамках Совета национальной безопасности с привлечением других ведомств»).

Отвечая на вопрос о том, считает ли он, что «США никогда не должны признать законность присоединения Крыма, как это было с балтийскими республиками», Тиллерсон сказал, что «единственный способ, при котором это возможно, — это более широкое соглашение, уважающее интересы украинского народа. Без него мы никогда не должны признавать».

В целом позиция Тиллерсона по Украине понятна — администрация Трампа, естественно, не намерена ссориться с Конгрессом из-за украинской темы. Попытки договориться с Москвой Трамп и Тиллерсон будут предпринимать так, чтобы максимально оставить в стороне и Киев, и Капитолий. То есть сначала Путин и Трамп договариваются о принципах взаимодействия — а потом уже киевская власть и сенатор Маккейн возмущаются происходящими переменами.

Точно так же были успокоены и атлантисты — «наши союзники по НАТО правы, когда выражают тревогу из-за России», но, как и говорил Трамп, в этом виноват Обама, потому что «это произошло при отсутствии американского лидерства, эти двери были оставлены открытыми, и непреднамеренные сигналы были отправлены».

То, что Тиллерсон сказал про Россию на слушаниях, совершенно совпадает с мнением Трампа — да и с позицией «реалистов» (чьим символом является Киссинджер) как таковых:

«В то время как Россия стремится к уважению на мировой арене, ее недавние действия игнорировали американские интересы. Россия должна знать, что мы будем ответственными в отношении наших обязательств и наших союзников, и Россия должна ответить за свои действия…

Россия представляет опасность, но не является непредсказуемой в отстаивании ее собственных интересов… Нам нужен открытый и честный диалог с Россией по поводу ее амбиций — так, чтобы мы знали, как планировать наш собственный курс…

Дело в том, что у русских очень стратегическое мышление, у них всегда есть план. Если взглянуть со стороны, понять их долгосрочную мотивацию, можно заметить, что они следуют определенным курсом».

Если добавить к этому ключевой постулат концепции Тиллерсона — «мы должны рассматривать мир таким, какой он есть» — то понятно, что новая администрация будет делать то, чего и хочет Путин: вести честный и откровенный разговор. Без попыток вмешиваться во внутренние дела (как это сделал Байден в разговоре с Путиным в 2011-м), без обмана (как это сделал Обама в 2014-м после переворота в Киеве), без высокомерия и чувства собственной исключительности.

Да, Тиллерсон сказал, что считает Штаты единственной в мире сверхдержавой, обладающей «моральным компасом» для всего мира — но это было сказано для успокоения сенаторов.

овый госсекретарь стопроцентный реалист — к тому же неплохо знакомый с русскими, чтобы понимать (в отличие от Обамы, Байдена, Клинтон и абсолютного большинства американской элиты), насколько смешны для нас рассуждения американцев об их моральном превосходстве. В отношениях с Москвой Тиллерсон будет жестким и циничным переговорщиком — но ни Путин, ни Лавров и не ждут ничего другого.

Коротко говоря, ожидание России от новой администрации очень простое — давайте обсуждать ваши и наши интересы, спорить, искать, соревноваться, интриговать, враждовать, договариваться, ссориться. Только вот без чтения нравоучений — пускай даже не тет-а-тет, а с высоких трибун — без попыток представить себя «защитниками веры» в то время когда все понимают, что вы просто идете грабить Константинополь. Если Трамп и Тиллерсон при этом будут еще и отстаивать в первую очередь национальные интересы США, а не пытаться спасти план атлантической глобализации, выгодный лишь наднациональным силам, то Москва уж точно будет довольна изменениями в Вашингтоне.

В Кремле, да и в России вообще нет никаких завышенных ожиданий от Трампа — в том смысле, который вкладывают в это слово что американские, что российские глобалисты. Путин отлично знает Тиллерсона, неплохо представляет себе характер Трампа — и, в отличие от того, что думает живущий в своем мире Маккейн или недалекий Рубио, даже мысли не допускает о возможности манипулирования новыми руководителями США. И уж тем более не ждет никаких уступок от США — как, впрочем, и не собирается их делать сам.

Путин не прекратит ни борьбы за Украину, ни работы по конструированию нового, постамериканского миропорядка, ни сближения с Китаем — но при всем этом ему будет гораздо интересней иметь дело с теми, кто ставит перед собой такие же, как и он, задачи. Задачи укрепления своего государства — а Трамп и Тиллерсон будут заниматься именно этим, в отличие от нескольких последних администраций, выполнявших все более и более глобалистские функции.

Естественно, между Вашингтоном и Москвой сохранится борьба, противоречия, а в отдельных сферах и конфликты — но это будут именно конфликты двух равных (не по весу, а по отношению друг к другу) сил. Именно такое отношение как к равному было между двумя странами в 40-80-е годы — при всем том, что большую часть этого времени это было отношение к равному противнику, а не партнеру. Единственный момент, когда взаимное признание силы друг друга привело к намекам на начало равноправного партнерства, был в начале 70-х — при так уважаемом Трампом Никсоне. Собственно, от тех времен остался и Генри Киссинджер — который сейчас может оказаться своеобразным вдохновителем нового внешнеполитического курса 45-го президента США.

Важно только, чтобы новый Киссинджер, то есть Тиллерсон, быстрее осознал невозможность разыграть «треугольник Генри» в нынешней реальности — попытка договориться с Москвой за счет Пекина, если Вашингтон попробует ее предпринять, окончится полным провалом.

На слушаниях в Конгрессе Тиллерсон был достаточно резок по отношению к Китаю. Он не только сказал, что Пекин нельзя назвать «надежным партнером», но и заявил о необходимости послать ему «ясный сигнал»: нужно прекратить насыпание островов в Южно-Китайском море и уйти с уже построенных островов.

Учитывая, что в Вашингтоне, несомненно, понимают, что Китай никогда не уйдет с занятых островов, и, скорее всего, осознают, что нет никаких способов заставить его оказаться от претензий на все Южно-Китайское море, подобные заявления можно охарактеризовать как пустые и ритуальные. Скорее всего, так оно и есть — и тогда совсем по-другому смотрится и самое громкое из сказанного Тиллерсоном в сенате:

«По моему мнению, строительство островов в Южно-Китайском море и размещение военных средств на этих островах сопоставимо с присоединением Крыма Россией».

То есть это не предупреждение о том, что Вашингтон может в будущем ввести против Пекина санкции — а скорее констатация необратимости происходящего. Действительно, ни остановить Китай в его прибрежных морях, ни сдержать Россию на постсоветском пространстве США уже не смогут. И лучше признать очевидное — и договориться «на троих» о новом, устойчивом миропорядке. У Трампа и Тиллерсона есть для этого серьезные возможности.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS