Мне в 2010-2013 гг. довелось принимать решения по выводу Украины из глубочайшего кризиса 2008-2009 гг.

Мне об этом уже приходилось писать, и я не буду подробно останавливаться на характеристике глубокого спада, с которым нам пришлось столкнуться. Отмечу, что его глубина (а Украина в эти два года стала мировым рекордсменом по глубине обвала экономики), в первую очередь, определилась двумя факторами: это собственно сам кризис и катастрофически неграмотные решения правительства Тимошенко, которое ради кредитов МВФ, потраченных неизвестно куда, сознательно жертвовало украинской экономикой. Достаточно вспомнить только газовые соглашения 2009 г., по которым цена на газ для нас выросла уже к 2011 г. до $500 за тысячу кубометров.

Итак, в 2010 г. у нас было два рецепта: один от МВФ, который сводился к максимальному сокращению расходов государства, повышению налогов, тарифов и т.д., и второй рецепт – это собственная денежно-кредитная политика и увеличение расходов государства на поддержание спроса на внутреннем рынке и стимулирование экспорта.

У меня перед глазами были решения США, которые в период кризиса 2008-2009 гг. и в последующие периоды не только не сократили государственные расходы и валовые инвестиции, а, напротив, даже в 2010 и 2011 гг. их увеличили с примерно 18-19% от ВВП до 21-22% от ВВП. Среди известных решений правительства США было предоставление государственных кредитов крупным американским корпорациям. Например, одна только компания «General Motors» в 2011 г. получила кредит в размере $80 млрд., из которого, кстати, вскоре более $14 млрд. было просто списано. Ставка по кредитам упала до самых низких значений. Например, долгие годы ФРС держала ставку на уровне 0,25% годовых. Был принят и целый ряд других поддерживающих экономику мер. Все это в совокупности привело к тому, что в период кризиса темпы роста ВВП в США снизились, но не приняли таких резко отрицательных значений, как, например, в Украине в 2008-2009 гг., где ВВП уменьшился по разным оценкам от 16% до 24%. Если оценивать в долларах, то в 2008 г. ВВП – $180 млрд., а в 2009 г. – всего $117 млрд., то есть падение составило 35%.

Примерно такая же политика Яценюка, как и Тимошенко, привела к падению ВВП Украины со $183 млрд. в 2013 г. до $132 млрд. в 2014 г., и до $90,6 млрд. в 2015 г. Продолжение этой политики Гройсманом привело к дальнейшему падению ВВП в 2016 г. до примерно $70 млрд.

В это же самое время США увеличили свой ВВП примерно на 9,5% (с 2009 по 2016 гг.). Правда, за это же время США нарастили свой государственный долг с $8,8 трлн. в 2008 г. до $18,5 трлн. в 2016 г., т.е. увеличили его более, чем в 2 раза. Однако будучи мировым эмиссионным центром, они не очень переживали по этому поводу. Волноваться должны, прежде всего, обладатели государственных казначейских обязательств США, которые не только имеют отрицательный доход по своим так называемым ценным бумагам, но и еще напрямую теряют свои деньги в результате девальвации доллара.

Возвращаясь к нашему собственному опыту выхода из кризиса, скажу, что нам в 2010-2013 гг. не только удалось нарастить ВВП Украины на 10%, в долларовом исчислении увеличить его со $117 млрд. в 2009 г. до $183,3 млрд. в 2013 г., но и значительно развить инфраструктуру страны: построить дороги, аэропорты, стадионы, больницы, школы, детские сады, жилье и т.д.

Отказавшись от рецептов МВФ и следуя своему курсу, мы сумели обеспечить Украине четыре года стабильности и развития.

Жить надо своим умом, если он, конечно, есть.

Николай Азаров