Псы войны: как ЦРУ использовало наёмников для своих «грязных операций» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Псы войны: как ЦРУ использовало наёмников для своих «грязных операций»

Последние военные конфликты в Сирии, Ираке и Афганистане заставили многих экспертов говорить о возвращении наёмников.

Расцвет частных военных компаний (ЧВК) обычно считается непредвиденным последствием победы США в холодной войне: численность вооружённых сил в странах Запада начали сокращать, а общественность стала всё более неприязненно относиться к жертвам среди служащих по призыву. В итоге переориентация на наёмников для решения щекотливых военно-политических задач за рубежом стала очевидным решением.

Однако у нынешнего размаха ЧВК была своя предыстория в годы холодной войны: власти США и особенно ЦРУ впервые активно обратились к услугам наёмников при подавлении прокоммунистического восстания в бывшем бельгийском Конго в 1964–1965 годах (так называемое восстание симба). Успешность, дешевизна и политическая беспроблемность этого военного решения (бунт был быстро подавлен) окрылили Пентагон, и до конца 1980-х наёмники оставались «основным препаратом» для быстрой интервенции в военных конфликтах стран третьего мира.
Правдоподобное отрицание

Причиной любви США к наёмникам можно смело назвать доктрину правдоподобного отрицания. Согласно ей, существует поведение, при котором официальное лицо, совершившее действие или отдавшее распоряжение, сохраняет возможность в дальнейшем отрицать свою вовлечённость без большого риска быть уличённым во лжи.

В активный оборот это выражение вошло при президенте Кеннеди в связи с подготовкой десанта на Кубу, но первым его употребил ещё директор ЦРУ Аллен Даллес в 1948 году. Целью этой доктрины было «прикрыть» президента и его советников по вопросам внешней политики от последствий провальных решений — импичмента, судебных исков, возмущения общественности, не говоря уже о демаршах со стороны других государств.

Директор ЦРУ Аллен Даллес. Фото: © Wikipedia.org

Директор ЦРУ Аллен Даллес. 

Правдоподобное отрицание предполагало и другие инструменты "мокрых дел". Например, двусмысленные сигналы (ambiguous signalling) позволяли поставить перед подчинёнными задачу, не указывая, какими средствами её надо решить. "Перевёрнутая ответственность" (inverted responsibility) разрешает перепрыгивать через целые звенья вертикали управления (давая приказы непосредственно людям с оружием на местах).

Наконец, "делегирование полномочий" (delegating out) позволяет пользоваться услугами сомнительных посредников и, собственно, наёмников для проведения секретных операций. Самое главное: наёмникам было достаточно устных распоряжений — их работа не оставляла за собой бумажного следа, по которому потом суд и СМИ могли бы найти ответственное за жестокий приказ лицо.

Не Куба и не Вьетнам

Первым успешным опытом активного привлечения наёмников для тайных военных операций стало восстание симба. Тогда сторонникам убитого в 1961 году левого националиста Патриса Лумумбы удалось в короткие сроки завладеть почти половиной страны. Европейские государства и африканские соседи Конго не захотели вмешиваться. Президент США Джонсон также боялся посылать в Конго войска и даже военных советников, не желая шаг за шагом влезать во "второй Вьетнам". Поставки оружия оказались бесполезными: конголезская армия разбегалась под натисками фанатичных повстанцев симба ("львов"), оставляя им богатые трофеи. Джонсона бросало из одного кошмара в другой: Конго не должно стать вторым Вьетнамом, но и второй Кубой США не должно позволить ему стать!

И с большим скрипом США перешли Рубикон: хотя оружие и униформу для наёмников обещала предоставить Бельгия, бывший "хозяин" Конго, лодки, самолёты и другие транспортные средства выделили американцы. Кроме того, они и оплатили интервенцию: автотранспорт и нелетальные боеприпасы прошли через Агентство США по международному развитию (USAID), а жалованье (11,8 миллиона долларов) оформили как помощь правительству Конго в развитии экономики страны.

Операция окончилась блестяще: несколько сотен наёмников при поддержке американцев с воздуха разогнали превосходящие силы симба. Посол США в стране объяснил этот успех превосходными бойцовскими качествами белых, но Пентагон такое расистское объяснение не устроило. Объединённый комитет начальников штабов пришёл к выводу, что решающую роль сыграл опыт наёмников и успешная логистика, позволившая им высадиться в тылу врага и оперативно установить контроль над водными артериями на огромной территории.

Коллаж © L!FE  Фото: © wikipedia.org / wikipedia.org

"Чудо-оружие" провалилось

Опыт подавления этого мятежа вдохновлял США двадцать лет. В середине семидесятых, когда разгорался конфликт между просоветскими и проамериканскими силами в Анголе (очередной "второй Кубе") госсекретарь Генри Киссинджер доверительно сообщал своему европейскому коллеге: "200 наёмников могли удержать всё бельгийское Конго. В июне 1976 года ЦРУ сказало нам, что 200 наёмников смогут завоевать для нас всю Анголу".

Однако ангольский опыт окончился полным крахом: спешно собранные ЦРУ 250 французских, португальских и британских наёмников не помогли местным движениям одолеть сражающуюся за независимость и социализм партию МПЛА и её кубинских союзников. Наемники прославились только своей неуёмной жестокостью — не раз они убивали даже своих местных союзников. Называли две причины фиаско: в отличие от секретной операции в Конго ангольские мероприятия курировало только ЦРУ (армия и авиация не помогали с логистикой). Что ещё более важно, никто не следил за тем, чтобы наёмники инструктировали и усиливали местные вооружённые силы.

Власти США сделали выводы. После Анголы они решили не заниматься лично наймом и финансированием "солдат удачи" — лучше было создавать благоприятную среду для искателей приключений со всего мира, чтобы они сами искали возможности поучаствовать в конфликте. Такой подход можно назвать "интервенцией laissez-faire".

Опробовали его впервые при войне в Родезии (конфликте самопровозглашённого государства белого меньшинства против чернокожих повстанцев). В СМИ нередко встречаются утверждения, что США поставляли наёмников белому режиму Яна Смита. Однако реальность была более сложной: президент Форд и его советник Киссинджер хотели не победить, а лишь выиграть время, опасаясь, что падение режима Смита приведёт к интервенции со стороны "расистов" из ЮАР, после чего последует вторая, уже кубинско-советская интервенция. Но США, поддерживая санкции мирового сообщества против Родезии, не стремились открыто ей помогать: они просто закрывали глаза на приезд американских наёмников в страну. Всю организацию взяли на себя частные фирмы, прообразы современных ЧВК: Sectra Ltd, Armaguard, MACI (Military Assistance Combat International).

(Справа налево) Президент Форд и его советник Киссинджер. Коллаж © L!FE  Фото: © Wikipedia.org / Wikipedia.org

(Справа налево) Президент Форд и его советник Киссинджер. 

В эпоху Рейгана, который гораздо позитивнее относился к раздуванию холодной войны и считал нужным поддерживать антикоммунистические движения по всему миру, использование наёмников вышло на новый уровень. С одной стороны, привлечение наёмников для успешного разрешения конфликтов в богом забытых странах помогало США уйти от "вьетнамского синдрома". Также к тому времени сложилась мощная сеть неформальных связей: посредниками между правительством и "людьми с ружьём" выступали частные лица, нередко отставные военные или сотрудники спецслужб.

От героев к бармалеям

Анализ образа наёмников в массмедиа, проведённый немецким историком Клаасом Фоссом, показал, что их действия очень интересовали прессу. Только эпизоду с подавлением восстания симба было посвящено не менее 120 статей в The New York Times, The Washington Post, Los Angeles Times. При этом действиям наёмников рукоплескали, их показывали как спасителей белых фермеров Конго и католических монахинь от диких бунтарей, убийц и насильников. Конкретных наёмников рисовали в образе благородных негодяев, джентльменов в поисках приключений или даже бескорыстных защитников ценностей Запада. Американская общественность к тому же радовалась, что наёмники помогли избежать "второго Вьетнама".

К середине 1970-х ситуация изменилась в худшую сторону. Уотергейтский скандал изрядно подорвал веру американцев в добродетельность их спецслужб. Жестокость воюющих в Анголе солдат была широко растиражирована, особенно расстрел 14 британских наёмников их командиром за дезертирство в 1976 году. Вскоре кубинские военные в Анголе, в присутствии корреспондентов мировых СМИ, провели показательный суд над захваченными в плен британцами и американцами (реальным обвиняемым было, конечно же, ЦРУ).

СССР и его союзники выжали максимум из ситуации. Наёмники описывались как последнее оружие нечистоплотных западных капиталистов и генералов, которые, стремясь отомстить за поражение во Вьетнаме, организуют карательные рейды против миролюбивых африканских народов. Надо сказать, эта пропаганда сработала. После Анголы и Родезии почти все руководители африканских стран стали бояться, что ЦРУ готовится их свергнуть с помощью наёмников, и реагировали очень нервно на любую подозрительную активность у их границ. Так, угандийский диктатор Иди Амин однажды арестовал целый самолёт юных добровольцев американского Корпуса мира, решив, что это кровожадные наёмники. Госдепу даже пришлось выслать по всем африканским посольствам циркуляр со стандартными успокоительными ответами на вопросы местных лидеров на данную тему.

Угандийский диктатор Иди Амин. 1977 год.Фото: © Wikipedia.org

Угандийский диктатор Иди Амин. 1977 год.

Лихие парни-антикоммунисты

Парадоксально, но образ наёмников как охотников за длинным долларом, равнодушных к идеологии заказчика, был не совсем адекватен действительности. К середине 1970-х запрос на наёмников, необходимых для ведения локальных конфликтов холодной войны, создал яркую субкультуру — со своими журналами, информационными бюллетенями, барами, клубами и отелями, тренировочными лагерями и добровольными ассоциациями, нередко связанными с организациями ветеранов армии и спецслужб. Наёмники из США, ЮАР и Великобритании к началу 1980-х могли повоевать в Конго, Йемене, Биафре, Камбодже, Анголе, Ливане, Родезии, Сальвадоре, Никарагуа и Суринаме.

Наибольшей популярностью это ремесло пользовалось в США из-за многочисленных ветеранов Вьетнама, с трудом приспосабливающихся к мирной жизни. Неудивительно, что личная выгода не стояла на первом месте среди их мотивов: большинство наёмников считали себя новыми крестоносцами, ведущими борьбу против наступления коммунизма и СССР на третий мир. Судя по воспоминаниям и архивным данным, британские и американские наёмники в Анголе или вообще не получили жалованья, или потратили его на нужды своих союзников. "Работа" в Родезии была более выгодной, однако и там выплачиваемые солдатам и офицерам суммы не превышали выплат, которые получали в США уволенные в запас военные.  

К своей родине американские наёмники зачастую относились прохладно: соотечественники казались им равнодушными к борьбе против коммунизма, а власти они считали слабыми, пассивными и склонными к тайным компромиссам с красными. При в целом негативном отношении к "слабому" правительству организации наёмников поддерживали тесные связи со спецслужбами и Пентагоном. Это можно проследить по составу редколлегий журналов наёмников: например, 12 из 54 редакторов и авторов "Солдата удачи" (1975–1985 годы) участвовали в спецоперациях ЦРУ, 42 — служили в армии, а 18 — были офицерами с чином выше лейтенанта. И такие связи работали всюду: например, основанная бывшим оперативником ЦРУ Джорджем Бэконом организация "Ветераны-добровольцы за Вьетнам" (Veteran Volunteers for Vietnam) поставляла наёмников родезийским спецслужбам.

Однако американские наёмники не были только пешками ЦРУ и других спецслужб. Очень часто они вели свою игру. "Солдат удачи" помогал деньгами вдове убитого в Анголе наёмника, которая подала к ЦРУ иск на 33 миллиона долларов. Многие воевавшие на стороне никарагуанских контрас в 1980-е годы потом стали разоблачителями, рассказавшими прессе о многих грязных секретах этой войны.

То есть наёмники действовали прежде всего как независимые фигуры, никому не подотчётные. Парадоксально, но именно этот факт помогал официальным лицам честно отрицать своё участие в спецоперациях: неуправляемость наемников оказалась "не багом, а фичей".

Война как безопасный секс

Вообще, применение наёмников для решения военных конфликтов по всей планете можно назвать примером "ментальности безопасного секса" (по выражению одного политолога, занимавшегося доктриной Рейгана). Наёмники не гарантировали полной секретности "грязных операций" и не спасали от возмущения общественности в случае провала, но они всегда позволяли США на формально-дипломатическом уровне отрицать своё участие. Если бы в плен взяли настоящих солдат американской армии или цэрэушников, отрицать что-то с невозмутимым лицом было бы гораздо сложнее.

По сравнению с современными ЧВК наёмники эпохи холодной войны кажутся бандами любителей. Да и их искренняя увлечённость идеями антикоммунистического крестового похода контрастирует с меркантильной мотивацией современных "солдат удачи".

Однако проблема подотчётности и прозрачности действий наёмников никуда не делась и сейчас. Использование ЧВК для убийств и допросов с пристрастием на Ближнем Востоке, отправка их сотрудников военными советниками к диктаторам, их отсутствие в официальном списке погибших в Ираке и Афганистане — эти действия исходят из той же логики, что и привлечение наёмников к спецоперациям холодной войны. Современный расцвет ЧВК — это логическое продолжение стратегии США, сделавших выбор в пользу войны чужими руками.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS