RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,6688
1 EUR   73,9327
1 USD   63,4888
10 UAH   24,0124
Дерусификация детства | Продолжение проекта «Русская Весна»

Дерусификация детства

Летом жена была в Киеве и купила детскую книгу Всеволода Нестайко «Чаривни окуляры», то есть «Волшебные очки». Написана она уже во время «оранжевой революции», примерно в 2004–2005 годах, издана в 2015 году, — образец современного литературного творчества.

Нестайко в советские времена считался лучшим украинским детским писателем, мне в детстве попадались его «Тореадоры из Васюковки» и «Приключение в кукурузе», которые и сегодня были бы к месту на книжной полке школьника — весёлое, интересное чтение. Тем интереснее взглянуть: что создал знаменитый письменник на незалежной Украине, какие там теперь сказки издают?

Признаюсь, Нестайко и в старости не утратил литературного таланта, но буквально с первых страниц стали попадаться моменты, режущие глаз. В другое время эти моменты могли не привлечь внимания, но сейчас, когда национальный вопрос стал на Украине вопросом номер один, не заметить их просто невозможно.

Вот дед учит внука: «Не разем Кракув будувався, як кажут поляки». Значит, не сразу Краков строился. Разговор этот происходит в Киеве, где гораздо естественнее выглядела бы фраза «Москва не сразу строилась, як кажут росияны». Тем более, что фильм Меньшова, где эти слова стали зачином известной песни, смотрели все киевляне, именно русская поговорка у всех на слуху. Однако сила духовной евроинтеграции заставила Нестайко развернуться от Москвы к Кракову.

Второе наблюдение связано с фамилиями героев сказки. Все они, как на подбор, украинские, даже не просто украинские, а такие, которые чаще встречаются ближе к западу: Богданец, Черняк, Скрипаль. Вдобавок появляется полька, Ядвига Ягодська. Но дело-то, как говорю, в Киеве, где со времён Михаила Булгакова, да и до него, распространено множество типичных русских фамилий. Куда делись русские из Матери городов русских?

К концу сказки появляется и человек с русской фамилией. Альберт Беляков. Хулиган, здоровило-девятиклассник, который «вымагав гроши» и «бив болючи шалабаны» маленьким. Этакий прообраз «титушки» или «донецкого бандита», обижающего тех, которые «они же дети». Интересная сказочка получается, в которой украинские подростки — добрые герои, а русские — злые. Когда Нестайко писал свою книгу, до второго, главного Майдана оставалось почти десять лет, а в головах украинских писателей уже рисовалась картина национального противостояния, разделяющая даже детей.

Кто-то скажет — случайность. Беляков мог оказаться Биляком или Беленко. Предположим, что случайность, хотя в России за такую случайность могут и 282-й статьёй пригрозить. Представьте на минутку, что в Москве напечатали детскую книгу, где все добрые герои с русскими фамилиями, а единственный злой — с еврейской. Не завидую я судьбе того автора!

Ну, пускай у Нестайко это будет случайность. А вот злой волшебник Суржиков-Какось, который «мову дитям калечить» — точно не случайность. И вторая за всю книгу русская фамилия у этого пакостника Суржикова тоже не случайность.

Честно говоря, обидно стало за суржик. Моя бабушка говорила на суржике, как и все в её селе на херсонщине, вовсе не потому, что там жили «мовонезнавцы». Тот украинский язык, на котором говорят в Бучаче, откуда происходят предки Нестайко, тоже можно назвать суржиком, только другого рода, где намешаны древнерусские и польские слова. Зачем же этот польско-днепровский суржик объявлен литературным державным языком, а московско-днепровский суржик почему-то должен считаться «покалеченной мовой»? Снова проявляется евроориентация, согласно которой ничего хорошего с востока прийти не может и которая сызмальства забивается в головы детей.

Такие вот тени упали на творчество писателя, прежде в русофобии не заподозренного.

Но ещё краше оказался приведённый в конце книги список детской литературы, рекламируемой компанией «ОСМА». Из пятидесяти книжек семнадцать — украинских авторов (что нормально, поддержка национальной литературы), тринадцать — англоязычных (разумеется, в переводе), девять — немецких и скандинавских и только две — русских.

Причём одна из двух книг — «Росийськи казки», ничем, по существу, от украинских сказок не отличающиеся, так как в те времена, когда формировался национальный фольклор, мы были одним народом. А вторая — «Пурпурови витрыла» («Алые паруса») Грина, которая, подозреваю, только потому и попала в перечень, что нет в ней ни одного русского героя, а действие происходит не в России, а в сказочном пространстве, где-то между неведомым Лиссом и фантастическим Зурбаганом.

Вот такая литературная политика проводится в стране, где русский язык является родным (первым или вторым) для большинства людей и русская литература, соответственно, - родной для большинства.

Хочется спросить у издателей ОСМА: кого вы хотите обворовать, нацепив на нос украинской детворы такие «чаривни окуляры», через которые не видно ни Николая Носова, ни Аркадия Гайдара, ни Анатолия Алексина, ни Дениса Драгунского, ни Эдуарда Успенского, ни Кира Булычёва? Явно не детей «сепаратистов» и «террористов», которые по-прежнему продолжают читать эти книжки, а обворовываете свою собственную поросль. Убирая русских писателей, чем Вы замените образовавшуюся дыру в своём культурном пространстве?

Пока вы заменили «Буратино» на «Пиноккио» и «Волшебника Изумрудного города» на «Волшебника страны Оз», хотя их русские римейки гораздо лучше итальянского и англоязычного оригиналов и гораздо ближе к украинскому славянскому менталитету. Но всю огромную и богатую детскую литературу, созданную на русском языке, невозможно заменить ничем.

И не получится, как ни старайтесь.