К убийству Гиви диверсанты долго готовились | Продолжение проекта «Русская Весна»

К убийству Гиви диверсанты долго готовились

После мощного взрыва окна вылетели со всех сторон шестиэтажного здания батальона «Сомали». Последовавший пожар закоптил фасад, придав ему траурно зловещий вид. В развороченном оконном проеме мелькают фигуры экспертов и спасателей. Пожарные, потушив пламя, сворачивают каменеющие на морозе рукава. Выставленная по периметру охрана с автоматами пытается корректно отгонять зевак со смартфонами.

Эпицентр взрыва — кабинет Михаила Толстых, командира мотострелкового батальона «Сомали», ставшего за три года легендарным. Славянск, Иловайск, донецкий аэропорт, Дебальцево, авдеевская промзона… Несколько ранений, десятки виртуальных похорон. Всякий раз сообщения о гибели человека-легенды и любимца прекрасного пола опровергались им же самим в присущей ему ироничной манере.

— Это был не самый громкий взрыв, который мы слышали за последние три года, — рассказывают жители близлежащих домов. — Окна слегка задрожали, но когда стреляет артиллерия, ощущения совсем другие.

Одна из первых версий, которая появляется у следственной группы на месте — атака реактивным пехотным огнеметом «Шмель». Судя по всему, диверсанты долго готовились к этому теракту, выясняя расположение кабинетов и распорядок дня комбата Гиви. Возможно Михаил включил свет, и это стало сигналом для убийцы — командир батальона в кабинете. Дальше — дело техники. Термобарический заряд влетает в окно, распыляет топливную смесь, резкий перепад давления и взрыв, выжигающий все живое в объеме до 80 кубических метров. По разрушительной силе РПО «Шмель», который может с легкостью переносить один стрелок, не уступает 122-мм гаубичному снаряду.

В Донецке мало кто сомневается, что убийство Михаила Толстых — это спланированный теракт, организованный спецслужбами Украины.
— Гиви давно у них был очень сильным раздражителем, — рассказал мне один из подчиненных Михаила. — Они его ненавидели также, как в свое время Моторолу. Помнишь же кадры из аэропорта, когда Гиви взял пленных укропов вместе с их полковником. Их тогда на убой свои же отправили, сказали, что дорога свободна, проедете до терминала. А терминал уже был наш. Да, Миша был вспыльчив и иногда жесток. Но он все-таки оставил их в живых. Не убил, не расстрелял, не покалечил. Теперь тот полковник уже дома и с бигбордов рекламирует службу в украинской армии. Он своей жизнью Гиви обязан, на самом деле. Он ту колонну мог бы и из танков расстрелять. После того случая только ленивый на Украине не клялся убить Гиви. Я конечно понимаю, что на войне люди погибают. И даже лучшие из нас не застрахованы. Обидно, что не в бою. Они просто не способны были сделать это по-мужски. Получили по зубам на промке, провалили свое наступление, надо как-то реабилитироваться… Вот и устроили «праздник» Украине, чтобы отвлечь от своих неудач. Но нас это не сломит. Только злее будем.

По сути, то, что произошло с Гиви, Мотором, главой народной милиции Анащенко, Мозговым, Дремовым — все это акты государственного терроризма, взятого на вооружение официальным Киевом.

Обезглавливать группы протестов, выбивать лидеров — эта тактика была взята на вооружение Службой безопасности Украины еще в 2014 году во время волнений в Харькове, Одессе, Донецке и Луганске. Где-то масштабы арестов были катастрофическими, где-то практически не повлияли на будущие события, лишь объединив людей. Сейчас эта тактика просто вышла на новый, кровавый уровень.

Теги: