Нулевая Мировая. Россия против всех? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Нулевая Мировая. Россия против всех?

Если бы накануне Крымской войны Россия сняла шоры евроцентризма, у нас могли появиться многочисленные союзники, а мировая история пошла бы по иной траектории.

В сериале «Нулевая Мировая» (Первый канал, 23—24 февраля) Крымская война 1853–56 годов названа мировой войной, случившейся задолго до известной всем Первой Мировой. Это совершенно справедливо. Вдобавок к тому, автор сценария сообщил, что тогда, в середине XIX века, Россия противостояла всему миру. А вот это уже совершенно неверно.

Такие заявления очень похожи на позицию современных киевских пропагандистов, согласно которым Россия после воссоединения с Крымом находится в международной изоляции и противостоит всему человечеству. Иногда уточняется: «всему цивилизованному человечеству». И хотя сегодняшнее положение России очень напоминает наше положение времён Крымской войны, разговоры о международной изоляции и о противоборстве со всем миром в обоих случаях не имеют ничего общего с действительностью.

Если бы тогда, в позапрошлом столетии Россия сняла шоры евроцентризма, у нас могли появиться многочисленные союзники, а мировая история пошла бы по иной траектории.

Так какая же война разразилась в середине девятнадцатого века?

Действительно, это была подлинная мировая война. Её участники — Россия с одной стороны, Великобритания, Франция, Османская империя и Сардиния с другой — имели владения на всех материках планеты, а военные действия происходили в акваториях трёх океанов.

И всё же Крымскую войну нельзя назвать первой в истории человечества войной мирового, планетарного размаха. Точно таким же глобальным охватом отличались Семилетняя война 1756–63 годов и Наполеоновские войны. Зато совершенно точно Крымскую войну можно назвать первой в современной истории войной цивилизаций.

В ней столкнулись три наиболее динамичные цивилизации того времени: Западная, Православная и Ближневосточная (суннитская). При этом цивилизационное деление враждующих блоков проявилось как никогда отчётливо.

Борьба началась с конфликта Османской империи и России. Турция не просто претендовала на лидерство в мусульманском суннитском мире, а уже минимум четыре столетия осуществляла его. Турецкий султан считался халифом, то есть религиозным лидером всех мусульман-суннитов на планете.

Россия, в свою очередь, представляла интересы православных христиан всего мира. Нашей национальной идеей стало освобождение христиан из-под турецкого господства, реконкиста исторических православных земель — на том же основании, на котором в своё время испанские идальго отвоевали у мавров Пиренейский полуостров.

Исход предстоящего поединка был предрешён; по части вооружённых сил Россия, бесспорно, превосходила Турцию. И тогда Великобритания, ставшая после промышленной революции очевидным лидером Западного мира, мобилизовала против России почти всю Западную цивилизацию.

Единство Западной Европы и чуждость, «неевропейскость» России проявились в этом конфликте сполна. К англо-французской коалиции примкнули итальянцы, которым, казалось бы, Россия не сделала ничего плохого и чьи интересы никак не затрагивала. Следом в антирусский блок вступила Австрия — та самая Австрия, которую всего лишь шесть лет назад русские полки спасли от распада! Наконец, враждебные демонстративные действия против России предприняли Швеция и Пруссия — то есть в итоге не осталось ни одной сколько-нибудь сильной европейской армии, не задействованной либо в вооружённой экспедиции против нашей страны, либо в её блокаде.

Именно эта, труднообъяснимая текущими политическими задачами солидарность европейских народов против «русского медведя» позволила впоследствии Николаю Данилевскому выдвинуть пророческую теорию культурно-исторических типов. На примере Крымской войны он описал деление человечества на общности, которые более поздние исследователи назовут «локальными цивилизациями».

Одной из таких локальных цивилизаций является Западная цивилизация. И хотя к ней никогда не принадлежала бóльшая часть человечества, а всего лишь от одной пятой до одной десятой доли земного населения, Запад бесцеремонно настаивает на том, чтобы именоваться «всем миром» или «всем цивилизованным человечеством». Только при таком подходе можно говорить о борьбе России со «всем миром» в 1853–56 годах или после 2014 года. В рамках этой логики все остальные (большинство землян!) — варвары и дикари, низшие существа, интересами, ценностями, мнениями которых можно и нужно пренебрегать.

В Крымской войне Запад вовсе не стремился защитить целостность Турции от «русской агрессии», потому что в самой близкой исторической перспективе сам разобрал турецкие владения. Буквально через несколько десятилетий после Крымской войны Англии достались Египет и Кипр, Италии — Ливия, Австрии — Босния, и чуть позже Франции — Сирия и Ливан.

В отличие от них, русские не могли считаться агрессорами. Россия стремилась возродить свою, Православную цивилизацию, освободить от турецких завоевателей земли восточно-христианских народов: Сербии, Болгарии, Греции, Армении, древней Византии. Мы не собирались брать чужое, надеялись только отбить своё.

Даже на Северном Кавказе действия русской армии укладывались в логику реконкисты (отвоевания), ведь ещё три-четыре века назад все кавказские народы исповедовали православное христианство. Ингуши, например, окончательно и массово перешли в ислам лишь в начале девятнадцатого века, а христианские часовни более ранних периодов до сих пор украшают Ингушетию. Успехи суннитских миссионеров в кавказском регионе были тесно сопряжены с предшествующими успехами османского оружия: падением Константинополя, покорением Грузии и дальнейшей экспансией на северо-восток.

В отличие от России, чьи военно-политические усилия ограничивались защитой исконных земель Православного мира, Запад стремился к мировому господству, которое в девятнадцатом веке уже не казалось призрачной мечтой. По существу, только Россия и представлялась единственной военной силой, способной достойно сопротивляться тотальной вестернизации. Потому Западные державы дружно бросились на выручку Турции, казалось бы чужой и доставившей столько неприятностей в прошлом.

Помощь Османской империи была для европейцев только поводом остановить рост русского влияния, предотвратить возрождение Православной цивилизации. Начиная с раскола церкви, Западная Европа смотрела на Православный мир как на свою глобальную альтернативу и не могла смириться с наличием такого геополитического конкурента. «Загнать русского медведя в его берлогу» было для европейцев важнее, чем защищать права близких по вере христиан Востока.

С момента формирования европейско-турецкой коалиции исход Крымской войны был в значительной степени предрешён. И по численности населения, и по экономическому потенциалу Россия во много раз уступала блоку своих противников. Только в метрополиях воюющих против нас империй проживало около 150 миллионов человек, а подданных Российского государя насчитывалось не более 75 миллионов.

Однако наша Родина в тот период была отнюдь не единственной страной, против которой были направлены военные усилия Объединённого Запада. Чтобы понять картину мировой борьбы тех лет, надо учесть, что почти одновременно с Крымской войной, во второй половине пятидесятых годов XIX века, развернулись ещё три конфликта цивилизаций. Это Англо-Персидская война, национально-освободительная война индусов против английского владычества (известная как Восстание Сипаев) и Вторая Опиумная война англо-франко-американской коалиции против Китая.

По сути дела, под ударом западных армий оказались почти все сохранявшие ту или иную степень самостоятельности локальные цивилизации того времени: Российская (православная), Иранская (шиитская), Индийская и Дальневосточная.

Россия выдержала натиск с наименьшими потерями. Все остальные потерпели сокрушительные поражения, надолго сойдя с мировой арены в полуколониальный «подвал истории». Персия уступила британцам контроль над Афганистаном и Персидским заливом. Индия на долгих сто лет опустилась на колени, окончательно утратив независимость. Китай, хотя и сохранил формальное самоуправление, полностью открыл свой внутренний рынок иностранным торговцам, в том числе британским наркобаронам — продавцам опиума.

Поражение Китая в опиумных войнах обернулось не только величайшей трагедией в судьбе этой великой азиатской страны, но и величайшей гуманитарной катастрофой в мировой истории вообще. Если доверять сведениям, представленным в сборнике Эдгаса Мэддисона (а это общепризнанный и крупнейший авторитет в области экономической истории), Китай в первой половине XIX века был величайшей экономикой мира, но после подчинения европейским торговым интересам начал быстро деградировать. (Очень похожие процессы впоследствии переживала и наша страна — после поражения в Холодной войне и вестернизации девяностых). Рост национального дохода в Поднебесной прекратился совсем и возобновился только через столетие, после освободительной революции Мао Цзэдуна. От затяжного экономического кризиса и от широкого распространения наркотиков в открывшемся Западу Китае умерли десятки миллионов жителей. По довольно скромным оценкам, население страны вслед за поражением в Опиумных войнах сократилось на 23 миллиона человек.

Конечно, если бы все атакованные Западом цивилизации выступили единым фронтом, таких тяжёлых поражений можно было избежать. Соединив гигантский экономический потенциал Китая с русским боевым мастерством, добавив сюда людские ресурсы Ирана и Индии, можно было создать надёжный противовес глобальной англо-французской агрессии. К сожалению, такой оборонительный союз евразийских цивилизаций не позволили создать ни информационно-технические возможности того времени, ни культурные предрассудки.

Правители Китая, например, тогда ещё не избавились от комплекса «центра мира» и не могли смириться с мыслью, что где-то есть народы, намного превосходящие Поднебесную по уровню военной техники. Правящий слой России, напротив, был поражён комплексом евроцентризма, что заставляло Петербург безуспешно искать друзей в Европе, пренебрегая естественными союзниками в Азии.

Современная обстановка в мире снова с удивительной точностью напоминает обстановку времён Крымской войны. Снова Западная цивилизация во главе с англосаксами претендует на мировое господство. Снова сопротивление ей могут оказать исторические цивилизации Евразии: Россия, Китай, Индия, Иран.

Уроки «Нулевой Мировой» выглядят достаточно очевидными, чтобы не повторять сделанных прежде ошибок и не быть разбитыми поодиночке.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS