Белорусский фронт | Продолжение проекта «Русская Весна»

Белорусский фронт

Об этом почему то молчат российские СМИ. Белоруссия бурлит, под Президентом Александром Лукашенко  закачалось кресло. 17 февраля начались народные протесты,  тысячи протестующих вышли  на площадь Калиновского (Октябрьскую) в Минске митинговать против  декрета №3 «о тунеядцах», а затем они же прошли шествием  по проспекту Независимости к зданию Министерства по налогам и сборам. Участники Марша рассерженных белорусов приняли резолюцию, основные требования которой: отменить позорный декрет №3«О предотвращении социального иждивенчества», остановить снижение реальных доходов населения, вернуть народу свободные, справедливые выборы. Народ   скандировал: «Хлеба! Соли! Земли! Воли!», «В отставку!» и «Уходи!». К кому это относилось, понятно. Несмотря  на то, что ни митинг, ни шествие не были согласованы с властями, милиция никак не мешала прохождению Марша и ни на кого   не составила протокол.

На выполнение этих требований властям дается один месяц – до 17 марта этого года.

Что произошло? Дело в том, что еще в апреле 2015 года президент Александр Лукашенко подписал декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества». В этом декрете было постановлено: граждане, более полугода не имевшие официального трудоустройства, должны будут заплатить за общественные блага, предоставляемые им государством. И это в стране, где зарплаты нищенские, а многие люди даже с образованием не могут найти работу.  Вот эти безработные и попали под определение тунеядцев. Они получили налоговые уведомления, по которым должны были до 20 февраля заплатить около 180 евро в пересчете на европейскую валюту за один год без трудоустройства. Для сравнения, средняя месячная зарплата в Белоруссии составляет примерно 400 евро. Закон коснулся около 470 тысяч белорусов: мужчин в возрасте от 18 до 60 лет и женщин от 18 до 55 лет. 45 тысяч человек оплатили налог. Другие вышли протестовать.

В экономике дела плохи.  И в эти трудные времена государство  наказывает безработных, вместо того, чтобы им помогать.

После Минска протесты прокатились по всей Белоруссии: Гомеле, Бресте, Витебске, Бобруйске, Могилеве, Гродно, Молодечно.  Особенно впечатляющей была акция в Гомеле, которая была организована лучше, чем Минске.  Несколько тысяч человек скандировали: “Лукашенко — дармоед!”.

Вчера, 11 марта, протесты возобновились. На этот раз к митингующим против налога на тунеядство присоединились жители Пинска, всего около тысячи человек. Начальника городской полиции, пришедшего увещевать протестующих, попросту выгнали с митинга. «Мы не быдло, чтобы расходиться!» – заявили ему в лицо.

Сегодня, 12 марта митинги пройдут в других городах. В Бобруйске акция начнется в 12:00, в Орше в 13:00, а в Рогачеве в 16:00.

Лукашенко отреагировал в своей обычной манере. «Майдана в Беларуси не будет», – подчеркнул белорусский президент, заявления которого транслировал телеканал ОНТ. Президент Беларуси поручил министру внутренних дел Игорю Шуневичу навести в стране «идеальный порядок». В этой связи Лукашенко потребовал от силовых структур работать «на упреждение». «И все те, которых мы выпустили из застенков за прошлые деяния, если они не поняли, их нужно вернуть обратно», – заявил глава республики.

Короче, никто никого не боится. Ни Лукашенко народа, ни народ, который,  похоже, Лукашенко тоже не боится. На 25 марта, на День воли,  намечена общебелорусская акция протеста. Так решили митингуюшие в Минске и Гомеле.  Нет никаких сомнений, что их поддержат другие города.

А вот насчет того, что не боятся силовые структуры, большой вопрос. Ситуация уж больно напоминает ситуацию в Петрограде стoлетней давности.

Политолог Андрей Суздальцев, единственный, пожалуй, кто в России серьезно занимается Белоруссией и отслеживает все, что в ней происходит в связи с этим написал: “ Марш «рассерженных белорусов» власти ожидали, но все-таки надеялись, что оппозиция выступления возьмет под контроль и по традиции переключит возмущение на Россию по универсальной формуле «во всем плохом в Беларуси виноват Путин», но все пошло как-то не так. Во-первых, протест сразу оторвался от оппозиции и принял гражданский характер, направленный против президента, а не за оппонентов режима. Во-вторых, никто не ожидал, что выступления в Гомеле окажутся более масштабными и лучше организованными, чем в Минске. Тут же возник элемент соревновательности. Заволновались другие областные центры – они что, мол, хуже гомельчан?

У властей сразу возник вопрос: кто организовал?  Понятно, что это дело рук не оппозиции, насыщенной агентурой спецслужб,  а неких иных структур. Понятно, что это только начало, но уже сейчас ясно, что у властей нет ресурсов для борьбы с мистическим для них «центром», из которого пошли волны «народного недовольства..  

И что же это за “мифический” центр? Можно только догадываться.  Но, совершенно очевидно, что с Москвой Александр Григорьевич разругался окончательно и бесповоротно. В своих действиях в связи с затянувшимся газовым спором он заигрался, и не заметил, как перешел красную черту. Есть вещи, которые не прощают. Любой бы на месте Путина не оставил бы без последствий тот “плевок в морду”, который позволил себе Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей в ходе визита в Грузию. Позволил явно с благословения Президента Лукашенко. Он демонстративно возложил венок к мемориалу, посвящённому грузинским агрессорам, погибшим в ходе вторжения в Южную Осетию в августе 2008 года.

Это произошло 23 декабря. А 25 декабря в Петербурге на саммите ЕврАзЭС был подписан Таможенный кодекс. Белоруссия его не подписала, поскольку Лукашенко на саммит не приехал.

А 7 января, в праздник Рождества Христова, он посетил Свято-Духов кафедральный собор, где зажег рождественскую свечу у Минской иконы Божией Матери и произнес следующее:” …мы никому не позволим унижать наш народ и государство. Это лежит в основе. Если кто-то этого не понимает, тогда нам не просто будет с ними не то что строить отношения, но и разговаривать…Мы никому не можем отдать эту землю и это государство. Но вы должны понимать, как каждый в отдельности, так и я, возглавляя белорусское государство, никогда не позволим бросать камни в наш огород и в нашу сторону. У нас есть государство — суверенное, независимое (нравится это кому-то, не нравится).”

Понятно, когда пахнет жареным, приходится обращаться к теме патриoтизма и выискивать внешнегo врага.  Намек на Путина более чем очевиден.

Чем же обидел Российский Президент маленькую Белоруссию?

Отказался поставлять газ по внутрироссийской цене.

Минск считает, что справедливой ценой на российский газ является $73 за 1 тыс. кубометров. В Минске утверждали, что из-за высокой цены на газ белорусские товары оказываются неконкурентоспособными на российском рынке, что противоречит принципам и Союзного государства России и Белоруссии, и ЕАЭС. Россия с этим не соглашалась, ссылаясь на действующий контракт, в котором зафиксирована цена в $132 за 1 тыс. кубометров. Но Белоруссия продолжала платить по старой цене и в итоге задолжала России за газ $340 млн.

А, собственно говоря, чем Лукашенко заслужил подобные преференции? Тем, что исправно снабжал украинскую армию ГСМ, на что не имел права, поскольку всю продукцию нефтепереработки из российского давальщеского сырья – сырой нефти, должен был возвращать в Россию? После чего заправленные белорусской соляркой  украинские танки лупят прямой наводкой по городам Донбасса.

Или тем, что не сдержал данное Путину обещание признать Абхазию и Южную Осетию?

А может быть тем, что очень дружен с Порошенко, и недавно распинался публично что Украина сражается против агрессора. И позволяет себе публично и постоянно оскорблять Россию: “у них нет мозгов”.

Список можно продолжить. Понятно, что двурушничество Лукашенко Москву достало. А выходка Белорусского министра иностранных дел во время визита в Грузию переполнила чашу терпения.

Никаких уступок Белоруссии, пока ее возглавляет Лукашенко, больше не будет. Доигрался. Слишком долго все ему сходило с рук.  Самоуверенный, Белорусский Президент во время начавшихся акций протеста улетел отдыхать в Сочи, явно рассчитывая на встречу с Путиным.  Но Путин не захотел с ним встречаться. Неделя пропала зря. А за эту неделю неизвестно еще какие мысли посетили его ближайшее окружение. Вполне вероятно, что те же, что и окружение Николая II ровно сто лет назад.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS