Что мог знать Вороненков | Продолжение проекта «Русская Весна»

Что мог знать Вороненков

Какими тайными сведениями мог располагать убитый в Киеве российский экс-депутат Вороненков? Каковы могут быть мотивы его убийства? — эти вопросы корреспондент «Руснекст» И. Г. Васильев обсуждает с В. В. Тимаковым:

Васильев: Бежав на Украину, Денис Вороненков позиционировался как свидетель по делу о государственной измене Януковича. Как следует из его показаний, украинский президент просил Кремль о вводе войск. У Вас двадцать лет стажа в региональных представительных органах, почти двадцать семь лет знакомства с работой российского парламента. Как Вы думаете, откуда такие знания, — о вводе войск, — могут быть у депутата Государственной Думы?

Тимаков: Мы с Вами хорошо понимаем, что если такие переговоры велись, они были глубоко засекречены. Конечно, депутаты Госдумы не могли быть в них посвящены.

Миф о ценном свидетеле мог родиться только на Украине, где Рада является главным органом власти, где лидеры депутатских фракций плетут важнейшие политические интриги, где формируется повестка политической борьбы. В России Дума не играет такой роли, туда вносят уже готовые проекты решений — на юридическую доработку, доводку. Даже лидеры думской фракции «единороссов» не посвящаются в такие секретные вопросы, как переписка лидеров государств о вводе войск — тем более не должен был знать этого депутат-коммунист. К коммунистам всё-таки в российской власти с недоверием относятся, несмотря на «крымский консенсус».

Васильев: Вороненкова не раз уличали в сочинительском таланте. Баллотируясь в Нижегородской области он рассказывал про свои бои в Афганистане, хотя восемнадцать ему исполнилось уже после вывода войск, в 1989 году.

Что стоило придумать про письма Януковича, которые он якобы видел — лишь бы получить политическое убежище?

Тимаков: Ну да, если человеку уголовное дело светит и международный розыск, то нужны веские аргументы, чтобы убежище получить. Украине, конечно плевать на российские уголовные обвинения, но с международным розыском и украинские власти обязаны считаться. Пришлось бы выдавать. А из Думы на нары — это какой контраст, какой шок! Тут поневоле фантазия заработает.

Васильев: Вообще, насколько вероятно, что убийство носит не политический, а криминальный характер? Биография Вороненкова к этому располагает. Ещё за несколько лет до скандала «Коммерсант» писал, что его брали на взятке в 2001 году. Потом работа в команде Алексея Баринова, ненецкого губернатора — первого губернатора, арестованного за коррупцию. Потом — связь с оффшорами, рейдерские захваты… За такие вещи нередко убивают без всякой политики.

Тимаков: Мой опыт свидетельствует, что если человек с деньгами идёт в КПРФ — тут чаще всего что-то нечисто. Для людей с деньгами нужен статус наибольшего благоприятствования, нужно позитивное реноме во власти. Это даёт «Единая Россия». Членство в КПРФ — наоборот, обуза для бизнесмена, это ярлык оппозиционера, затрудняющий отношения с властью.

Только когда ты уже попал в изгои, или когда на тебя дело открывают и тебе нужен мандат для сопротивления правоохранительным органам — такие гонимые уже и за КПРФ хватаются, лишь бы как-то прикрыться. Бизнесмен-коммунист чаще имеет скандальную репутацию, чем бизнесмен от «партии власти».

Васильев: То есть, криминальную версию нельзя исключать. Во всяком случае, у мстящих за украденную собственность больше мотивов, чем у российской власти, которую обвиняют украинские и западные политики.

Тимаков: У российской власти как у Кремля точно мотивов нет — Россия заинтересована в максимальном снижении накала вокруг её действий. Кремлю не надо давать лишние поводы для критики в свой адрес.

Если какие-нибудь низовые силовики решили убрать Вороненкова — это ещё можно допустить. По принципу: «Мы же тебя отмазывали, дело на тебя закрывали, а ты нас так подставил». Но это как одна из версий, не более.

Васильев: А что насчёт «сакрального убийства»? Чтобы разжечь дополнительную ненависть к России и сострадание к Украине?

Тимаков: Тоже вполне рабочая гипотеза. Особенно сейчас, когда по истечении трёх лет спущены концы в воду по «небесной сотне», почти очевидным становится, что убийства зимой 2014 года лежат на организаторах Майдана.

Ведь взяли власть по горячим следам, буквально через несколько дней после гибели людей, и это был главный вопрос переворота, весь Киев кипел. Сделай это СБУ или «Беркут» или россияне какие-нибудь, скрыть следы не удалось бы, скорее всего, нашли бы всех сразу. А так как никого не нашли, и кажется — никого уже и не ищут — версия о сакральном жертвоприношении небесной сотни ради свержения Януковича выглядит очень убедительной.

Там где было сто убитых для постановки кровавого спектакля, добавить ещё одного ничего не стоит.

Но я бы ещё не исключал идейных мотивов со стороны участников «АТО». Люди, сидевшие в окопах на Донбассе, могут так рассуждать: «Ты, москаляка, был против нас, одобрял „агрессию на Донбассе и в Крыму“, а теперь переметнулся, приехал на наши хлеб и сало. Так знай, никто от мести не уйдёт».