Это страшное слово — «джентрификация» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Это страшное слово — «джентрификация»

Москва волнуется и ходит с флагами.

Прошли вот уже три крупных митинга против “реновации”. А именно: власть собирается снести где-то порядка 4,5 тысяч пятиэтажек (не всегда только пятиэтажек, но и расплывчато именуемого “ветхим” жильём), и на их месте построить многоэтажные здания. Жилплощади будет раза в три больше, а то и в четыре.

Звучит отлично, однако представляю себе, что это на практике станет долгим и мучительным процессом. Семьи будут переселены не туда, куда хотят, не тогда, когда хотят, грешное с праведным перепутается, в огромном городе обязательно воцарится большой бордель, в общем речь идёт о продолжительном периоде недовольства и турбулентности.

На кой все эти сомнительные удовольствия московским властям, почему они решились на такую прямо, скажем, невыгодную для них революцию, затрудняюсь ответить.

Впечатляют и масштабы задуманного, изначально предполагалось снести 8 тысяч домов, речь шла о переселении более 1 миллиона 600 тысяч жителей. Подумав, власти всё же немного одумались и решили ограничиться где-то половиной запроектированного, а теперь и вовсе заколебались, потому что верховная власть страны кажется смекнула, что дело пахнет керосином, и он может вспыхнуть.

Для россиянина его жилплощадь – это святое, может даже дороже ему родных детей, лидер нации уже неодобрительно отозвался о московских планах. Ну потому что и он сам умный и его советники не глупы

Оппозиция, или как их пренебрежительно стали называть в народе “оппы”, немедленно набежала на, как им кажется, отличный политический гешефт. Прибыль от прохождения в колоннах недовольных бросалась в глаза.

Однако уже две недели назад просто граждане (а это все-все, и у кого дома не собираются сносить, и обманутые дольщики, и жители многоэтажек и ветераны Болотной и многие другие профессиональные защитники всего что под руку подвернётся) влепили “оппам” обидную оплеуху, натравили полицию на незваного, но быстрого как всегда Навального, явившегося на их митинг на проспекте Сахарова незваным, и полиция вывела Навального с митинга.

Позор конечно же и Навальному и тем, кто вызвал полицию

Ему за то, что хотел примазаться, им за то, что сдали человека.

В субботу прошёл ещё один митинг, условно говоря, “жильцов пятиэтажек” на Суворовской площади. Место там хорошее. Без “оппов”.

А в воскресенье у старых, но крепких пятиэтажек на улице Вавилова (сносить эти здания очень глупо, замечу, я там рядом жил и свидетельствую что это крепкие здания, дай бог нам каждому в таких проживать) собрались наконец партии либералов, чтобы навязчиво примазаться к горячей теме. Там были, упомяну только основных, и партия “ПАРНАС”, и “Яблоко” и “5-го декабря” (убей Бог, не вспомню, что было 5-го декабря) и прочие и другие. Были два Гудковых, отец и сын, был Лёва Пономарёв, был Рыклин (“Саша”, он же “Пингвин” ), была женщина с ужасной фамилией Слабунова (“Яблоко”) и вообще весь “опповский бомонд.

Заметьте, я никогда не говорю о количестве людей, которых они “вывели” или “собрали”, поскольку их количество не имеет значения. Мы уже имели случай удостовериться что и сотня тысяч “выведенных” на Болотную и Сахарова в прошлые годы ничего им и нам с вами не дала. И мокрого пятна от тех “выведенных” не осталось. Имеют значение только те собрания граждан, после которых власть либо изменилась в лучшую сторону, либо ушла, например. Всё остальное – сотрясание воздуха.

Вот они сошлись на Вавилова потом пошли на улицу Марии Ульяновой (я там когда-то жил недолго с любимой женщиной, а потом там помещался офис – “Бункер-2” ныне запрещённой партии НБП некоторое время, откуда нас выселили).

Придя на улицу Марии Ульяновой, они там помитинговали и разошлись.

Федеральные власти, я вижу, смотрят внимательно на затею московских властей, предполагают тот огромный бордель, в который они будут втянуты в Москве накануне выборов, и недовольно кривятся.

Моё мнение такое, что федеральные власти остановят, и уже останавливают невыгодную всем резню московских кварталов

Теперь вот ещё такой взгляд на идею устроить Большой Бордель в Москве.

По-англицки, ребята, это будет gentryfication, производное от слова gentry – персона принадлежащая к высокому классу общества.

Переводится как “облагораживание”

Я в моей бурной жизни лицезрею джентрификацию не в первый раз. Я пережил самое начало “облагораживания” в конце 70-х в Нью Йорке, когда я попал туда в 1975-ом, город переживал банкротство. Но потом в него влили множество денег, настроили на месте старых домов для бедных домов для богатых, арендная плата взлетела вертикально вверх, и через десяток лет все бедные слои населения смыло из Манхэттена в пригороды.

Париж, когда меня туда занесло вслед за судьбой моих книг, в 1980-ом, также переживал в те годы период банкротства.

Это на практике значило, что ты мог пойти в любое агентство недвижимости (их было как собак нерезаных тогда) и арендовать себе жилище в соответствии с твоими возможностями. И для меня это было хорошо.

И для многих бедных и небогатых это было хорошо.

В Париже жизнь была построена традиционно вертикально.

На нижних этажах жили обычно консьержки. Вторые, третьи, четвёртые занимали люди с достатком. Под самой крышей находились так называемые “комнаты для служанок”, в 80-е годы прошлого века там жили студенты и рабочие, и бедные люди искусства тоже.

Таким образом, дети всех классов общества (да и сами жильцы, хотя и в меньшей степени) имели возможность общаться и понимать друг друга.

Современность навязала Франции горизонтальную модель существования. Дети рабочих сейчас уже не бегают в одном дворе с детьми приличной буржуазии, И эта новая, нетрадиционная горизонтальная модель также является причиной многих проблем французского общества, в частности ускоренной “геттоизации” – изоляции бедных от богатых, французов от арабов. Вот так.