Мы обречены? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы обречены?

Якуб Корейба в «Первой студии» сказал неприятную для русских вещь: «Вы может ещё сколько-то сопротивляться, но вы обречены». Что, мол, такое Россия — в одиночку против великого и ужасного Северо-Атлантического Альянса?

Да, если судить по населению, — у нас нет и ста пятидесяти миллионов, у них шестьсот, — похоже, что обречены. Если судить по экономике, — у нас два-три процента мирового ВВП, у них под сорок, — обречены и подавно.

Они тихим сапом подбирают всё новых и новых союзников, вот и до Черногории добрались, а мы с трудом удерживаем старых друзей. 

Но русская история учит нас делать совсем другие выводы.

Посмотрите на мир накануне Куликовской битвы, — и современное состояние дел покажется более чем оптимистичным.

От Православной цивилизации через четырнадцать столетий поле рождения Спасителя не оставалось ровным счётом ничего.

Иерусалим, Александрия и Антиохия — давно под пятой Халифата. Великий некогда Цареград — ютится на крохотном пятачке, прижатый к проливам турками. Балканские славяне побеждены. Киев и Львов под поляками. Минск и Смоленск — под Литвой.

А Москва — что в ту пору Москва? Маленький провинциальный городок на краю географии, меньше любой европейской столицы — что-то вроде современной Тираны или Скопье. Разрозненные русские княжества в лесах между Москвой и Новгородом по совокупному населению уступают любой крупной европейской нации, хотя бы испанцам или полякам. Да кто их может брать в расчёт, русских лесовиков — они уже полтора века привыкли платить дань Орде.

Всё, православная цивилизация обречена, ей даже и сопротивляться нечем! Какой там Дмитрий Донской, что за опереточное геройство?!

А что с другой стороны? Мамай ведь не в обычный набег шёл, за ясаком и пленными. Орда к тому времени уже приняла ислам и стала частью системы, которая, в то время, была могущественнее сегодняшнего западного мира.

Исламские правители в конце XIV века контролируют не только Ближний Восток и Среднюю Азию. Они уже в Европе, и никто не в силах их остановить. Вся северная и восточная Африка в их руках. Индия в их руках. Индонезия под их влиянием. Поволжье, Сибирь, Причерноморье — всё у них. От Гибралтара до Новой Гвинеи, от Ямала до Мадагаскара -  это  не меньше половины мирового населения и ВВП. Это глобальная сверхсила, триумфально шествующая по планете, побеждающая не только мечом, но и эффективной проповедью своего учения. А еще -  уровнем развития науки и технологиями (вспомним знаменитые обсерватории Улугбека, о которых средневековые европейские звездочеты  могли лишь мечтать).  

И не какому-то темнику Мамаю, а вот этой глобальной сверхсиле бросает вызов князь Дмитрий, правитель провинциального по мировым меркам, захолустного городка. Он не грезит о том, чтобы сокрушить ее, напротив, может и договариваться с ней, если нужно. Но он осмеливается заявить, что Русь будет жить по своим законам, со своей верой, а не по правилам нового глобального порядка.

Кто тогда мог поверить, что через полтысячи лет Русь станет мировой сверхдержавой, а глобальная цивилизация, с которой он боролся,  свернётся, как шагреневая кожа?

Вот что такое сила духа, перед которой ничтожен материальный расчёт.

Когда в Константинополе, педантично оценив обстановку, пошли по пути уступок и компромиссов, докатившись до унии с католиками — Второй Рим пал. Когда в Москве, отбросив компромиссы, решили стоять насмерть — Москва стала Третьим Римом.

С Куликова поля, с Дмитрия Донского началось восхождение новой России, затмившей Русь Святослава и Владимира. И мы с таким опытом побед, с такими предками и небесными покровителями — обречены?

Святой Благоверный княже Димитрие, моли Бога о нас!

Память Дмитрия Донского — 1 июня.