RusNext.ru - Продолжение проекта «Русская Весна»

Мы заметили, что вы используете блокировщик рекламы. Очень просим отключить его на этом сайте, потому что сайт существует только благодаря доходам от рекламы!

1 GBP   82,4874
1 EUR   72,1826
1 USD   61,5945
10 UAH   23,6153
Неодолимая твердыня : Иона Пермский и ответ на вызов унии  | Продолжение проекта «Русская Весна»

Неодолимая твердыня : Иона Пермский и ответ на вызов унии

В середине пятнадцатого века Православная ойкумена пережила две большие трагедии.

Одна — всем известная — падение Константинополя.

Вторая — выпала из нашего внимания. А ведь она касалась державы, где проживала вторая по численности, после Византии, православная община. И самая большая часть разъединённого русского народа.

Я веду речь о Великом княжестве Литовском, где в гражданской войне 1433–39 годов потерпела поражение православная партия князя Свидригайла.

С этого момента страна, где прежде царили веротерпимость и уважение к православным русским, стала стремительно превращаться в царство дискриминации. Католичество стало верой элиты, пропуском на верхний этаж политического здания, а православным предложено спуститься в «подвал».

При таких обстоятельствах начался постыдный Ферраро-Флорентийский Собор.

Византия гибнет, все её провинции уже под османами, Константинополь недавно пережил длительную осаду, и вот-вот падёт. Православная Литва разгромлена, католичество торжествует. На что опереться перед ударами с Востока и с Запада?

Патриарх Царьграда, долго носивший титул Вселенского, решает опереться на покровительство Римского Папы. Признать верховенство Рима, принять унию — в надежде на защиту от турок.

А на что ещё оставалось надеяться? На Бога? Константинопольский клир слишком запутался в мирских делах, чтобы смотреть на небо.

Правда, на земле оставалась ещё Москва, но кто тогда брал её в расчёт? Трудно было подумать, что в глухом северном углу Ойкумены восстанет великая держава.

И всё же Москва оказалась последней православной твердыней, которая не дрогнула. Русские священники отказались признать унию. Впервые без указки Константинопольского патриарха Русь выбрала себе митрополита. Вселенский Патриарх, подчинившийся римскому папе, в глазах русского народа перестал быть главой мирового Православия.

За эту верность пришлось заплатить дорогой ценой. Единый русский народ, скрепляемый до тех пор единой Церковью, оказался разорванным надвое. Униатский Константинополь поставил на Литву своего митрополита, и Киев с Минском оказались в другой церкви, нежели Москва.

В этих обстоятельствах святитель Иона Пермский из уральских дебрей подписывает «Увещание к епископам литовским» — призыв хранить верность истинному Христианству, несмотря ни на что.

Какие аргументы мог привести Иона, по сравнению с аргументами цареградского духовенства? Земных аргументов не было никаких. Константинополь уже взят турками, в Литве правят католики-Ягеллоны, Сербия оплакивает своих предков на Косовом поле. А что Москва? Москва тоже пока данник Орды. Зато на Западе процветают могущественные и богатые католические королевства. Как не склониться, как не признать правильность их выбора?

Иона мог обратиться только к правде, которая существует вне времени и пространства, вне скоротечных побед и призрачного успеха. Не может быть прав Рим, отвергнувший соборное единство церкви Христовой, возомнивший себя выше четырёх остальных древних патриархий. Не может быть прав Рим, если его правоту признают только перед угрозой силы.

Православные Украины и Белоруссии признали силу этих аргументов Ионы, которые показались им сильнее земных.

Впереди было ещё триста лет борьбы. Триста лет! Время, которое не умещается в разумении отдельного человека, строящего свою конкретную жизнь, свою личную политическую стратегию.

За эти триста лет было пережито столько, что не дай Бог никому. Воспоминания тех тёмных лет можно найти у Гоголя в «Тарасе Бульбе»: как шляхта запрягала православных вместо лошадей в телеги, как отдавала святые церкви на откуп иудейским арендаторам.

Но день победы всё-таки настал. Потомки православной Киевской Руси воссоединились — как один народ в одной Церкви.

Небесные аргументы оказались сильнее земных.

Те, кто в наши дни снова прельщает Русь земным расчётом, — в Евросоюзе ВВП выше, у Америки долларов больше, — снова будут посрамлены. Триста лет нас не могли сломить, и ещё триста лет не смогут.

Русь будет единой и православной.

Кто бы ни хотел иного — папский Рим в 1439 году или Уолл-стрит в 2014-м.

Память Ионы Пермского, подтверждающая это, — 19 июня.