Сербия навсегда: день памяти св.князя Лазаря и героев Косова Поля | Продолжение проекта «Русская Весна»

Сербия навсегда: день памяти св.князя Лазаря и героев Косова Поля

28 июня — память героев Косова Поля и святого благоверного князя Лазаря

Девятнадцать лет назад войска Североатлантического альянса обрушились на маленькую Сербию, чтобы «гарантировать право на отделение» провинции Косово. Повод для нападения выглядел лживым уже тогда, но особенно нелепым и лживым он выглядит сейчас, когда тот же самый альянс категорически отрицает то же самое право на отделение у республик Донбасса.

В этом свете проблема Косово встаёт с особой остротой, и останется актуальной ещё много лет.

Что значит для Сербии Косово?

Это исток народа, сердцевина страны, её историческая колыбель.

Вокруг Косова произошло объединение сербских князей (великашей) в двенадцатом-тринадцатом веках. Главный город Косова — Приштина — был столицей Стефана Душана в момент расцвета средневековой Сербии. Во втором по значению городе находился духовный центр сербской православной церкви — Печская патриархия. Здесь же, в Косово, расположены главные святыни сербов — монастыри Высокие Дечаны и Грачаница. Вообще по количеству архитектурных и религиозных памятников средневековья на единицу площади Косово занимает первое место в Европе, и все эти памятники — православные сербские храмы и монастыри.

Но самая главная святыня сербского народа — Косово поле. Это длинная равнина, пересекающая провинцию с юго-востока на северо-запад. Через неё проходит единственный естественный путь между горными отрогами, по которому османские орды могли проникнуть сначала в глубину сербских земель, а затем — к Адриатике и верхнему Подунавью. Здесь в июне 1389 года армия Лазаря Хребеляновича преградила путь османским завоевателям.

Вся жизнь Лазаря была посвящена объединению сербов перед лицом надвигающейся беды. Он, выходец из незнатного рода, сумел прекратить междоусобицы, вспыхнувшие после смерти Стефана Душана. Он же добился примирения Сербской и Константинопольской церквей, восстановив единство православного мира. Но перед угрозой турецкого нашествия этих усилий оказалось недостаточно. Турки-османы, как железный каток, надвигались на Византию и Балканы, подминая одну провинцию за другой.

Лазарь призвал всех сербских мужчин, способных носить оружие, выйти на Косово поле. Предание гласит, что те, кто не вышел, были прокляты им до последнего колена в роду.

Битва была чрезвычайно упорной и кровопролитной. В ней погибли и султан Мурад, возглавлявший турецкое войско, и сербский князь Лазарь. Потери обеих армий были столь велики, что историки до сих пор спорят, признавать ли за турками победу. Сербия потеряла цвет своего войска, и его остатки были вынуждены отступить с поля, но и турки не решились продолжать наступление, повернули назад.

Византийский летописец Кидон не без оснований обвинял византийского императора Михаила Палеолога в том, что последний не воспользовался достижениями сербов на Косовом поле и не начал борьбу за освобождение ранее захваченных турками областей Византии. Этот дефицит единства православных народов в роковой момент их истории очень скоро обернётся падением Константинополя и долгой трагедией балканских славян.

Память о подвиге князя Лазаря вдохновляла сербов на протяжении пяти веков борьбы против османского ига. А Косово поле сегодня снова обрело символическое значение, олицетворяя продолжающуюся трагедию сербского народа и его несгибаемое мужество.

Как получилось, что родовые земли сербов, обильно политые кровью соратников святого Лазаря, оказались отторгнутыми от Сербии?

Сербское население дважды массово переселялось из Косова на северный берег Дуная, — во время христианско-османских войн в 1690-х и 1740-х годах, когда турки осуществляли жестокие репрессии против своих православных подданных. (Кстати, чуть ли не главным провокатором первой из этих войн выступил украинский гетман Пётр Дорошенко, переметнувшийся от Руси к Турции, и тем самым внушивший туркам мысль о возможности дальнейшей экспансии на север). Место сербских изгнанников в Косово занимали албанцы — прежде тоже православный народ, но затем смирившийся с господством турок и в большинстве принявший ислам. Тем не менее, вплоть до начала ХХ века сербы составляли в Косово большинство, а албанцы — хотя и значительное, но меньшинство.

Этнический баланс края резко изменился в прошлом столетии. Сначала сербы понесли огромные потери в Первой мировой войне. Затем в ходе Второй Мировой войны Косово досталось итальянским оккупантам, временно присоединившим эту землю к Великой Албании. Наконец, Иосип Броз Тито, создав социалистическую Югославию и мечтая о большой конфедерации социалистических стран на Балканах, использовал Косово как витрину будущей конфедерации для албанцев, содействуя их переселению из Албании. В итоге доля сербского населения в провинции значительно снизилась и к моменту распада Югославии не превышала 20%.

Сегодня сербов в Косово — не более пяти процентов. Свыше 200 тысяч человек изгнано из родных домов албанскими сепаратистами под прикрытием натовских войск. Вторая битва на Косовом поле опять проиграна и опять перед лицом многократно превосходящих сил. И опять главная причина успешного натиска завоевателей — отсутствие единства православных народов. Сербы, македонцы, черногорцы — сталкивающиеся с похожими проблемами инокультурного заселения — разобщены усилиями западных политтехнологов. На их волю к национальному сопротивлению методично набрасывают узду толерантности. Их всеми силами отлучают от естественного и единственного надёжного союзника — России, втягивая в орбиту Евросоюза, то есть в орбиту того самого НАТО, которое отторгло Косово от Сербии.

Но сербы продолжают сопротивляться. Жители нескольких общин Косова, где сохранились сербские анклавы, не признают власть самопровозглашённого албанского государства. Руководители Сербии, несмотря на сильнейшее давление американских и европейских лидеров, не признают границ, возникших в результате натовской агрессии. Даже свергнувший Милошевича вожак сербской цветной революции Коштуница признавал, что отдать Косово — невозможно.

Святой Лазарь продолжает сражаться за Сербию на небесах. Его слова, что тот, кто не выйдет на Косово поле — не мужчина и не серб — до сих пор звучат в сердцах его наследников.