Стефан Великий: Молдавский отблеск Третьего Рима | Продолжение проекта «Русская Весна»

Стефан Великий: Молдавский отблеск Третьего Рима

Когда русские полки стояли на реке Угре с целью утвердить независимость Московской Руси, Православная ойкумена находилась в бедственном положении. Вероятно, в самом бедственном за всю свою полуторатысячелетнюю историю.

Древние православные патриархии в Египте, Палестине и Сирии к тому времени давно уже были покорены арабами. Джихадисты вели непрекращающееся наступление на юг, уничтожили христианские государства Судана — Алву и Макурру, отрезали от остального восточно-христианского мира Эфиопию. Православные народы Балкан и Закавказья после продолжительной борьбы побеждены турками. Южная и Западная Русь тоже оказались под властью иноверцев после того, как в Литве одержала верх католическая партия. Падение Константинополя — сакрального центра Византийской Ойкумены — стало кульминацией этой глобальной трагедии восточного христианства.

Впрочем, во второй половине XV века, ещё до русского успеха на Угре, в мире существовало одно самостоятельное православное государство. Это княжество Молдова под руководством Стефана Великого. Годы его власти следует признать самой яркой страницей молдавской истории, особенно если учесть, в каких драматических обстоятельствах Стефан завоевал и защищал независимость свой небольшой страны.

2 июля Румынская православная церковь отмечает память святого Стефана Великого, Штефана чел Маре. Дорог его образ и для русских людей — Стефан достоин почитания как выдающийся защитник Православной цивилизации, отважный воин и мудрый политик, верный друг и союзник русского народа. Об говорилось и на недавней встрече представителей Международного Византийского клуба с президентом Молдавии Игорем Додоном

Поистине удивительно, как маленькая Молдавия на протяжении долгих лет выдерживала натиск с Запада и с Востока! Стефан неоднократно отражал нападения поляков и венгров, турок-османов и крымских татар. Разгром турецкой армии под Васлуем в 1475 году имел не меньший резонанс, чем Куликовская битва — ведь до тех пор турки, выбившие крестоносцев из Малой Азии, разгромившие сербов на Косовом поле, овладевшие Царьградом, считались непобедимыми.

Стефан последовательно отвергал предложения католических миссионеров принять унию с Римом в обмен на союза против Османской империи. Печальный опыт Константинополя, променявшего христианское первородство на Ферраро-Флорентийскую унию, но так и не получившего взамен обещанной защиты, был слишком явственно жив в памяти. Да и агрессивные действия польских и венгерских «просветителей», регулярно пытавшихся овладеть низовьями Дуная, не могли внушить доверия к этой модели евроинтеграции.

Чтобы выстоять во враждебном окружении, Стефан сурово подавил оппозицию. Он укреплял центростремительные тенденции, покончив с боярской «демократией». Если до Стефана в Молдове наблюдалась постоянная круговерть правителей, а страна была вынуждена признавать сея вассалом то турок, то поляков, то двух покровителей одновременно, то Стефан бессменно правил почти полвека и перестал платить дань кому бы то ни было.
Если бояре могли бы назвать Стефана Великого диктатором, то у крестьянства он заслужил совсем иную оценку. При нём Молдова стала чуть ли не единственной страной Европы, избавившейся от крепостной зависимости. Освобождённые Стефаном вчерашние холопы все поголовно получили право ношения оружия, и армия маленького народа превратилась в одну из самых сильных на континенте.

Героизм молдавских патриотов пятнадцатого века тоже заслуживает восхищения. Сопротивляясь многократно превосходящей их турецкой армии, они применяли тактику «выжженной земли» — ту же самую, которую русские потом применили против Наполеона — и с таким же успехом.
Среди войн, которые вёл Стефан, только одну можно было бы назвать братоубийственной. В 1473 году он напал на Валахию (Румынию) и овладел Бухарестом. Однако у Стефана были веские причины для такой акции. Незадолго до начала молдавско-валашского конфликта Османская империя совершила в Валахии государственный переворот и посадила на престол своего марионеточного правителя, Раду Красивого, получившего турецкое воспитание. Стефан сверг Раду и вернул Бухаресту независимость от турок. Большинство румынского народа и румынская церковь рассматривали этот акт не как завоевание, а как освобождение Валахии.

На политической карте той эпохи Стефан видел только одного надёжного и духовно близкого союзника — православную Русь. Сам он был женат на русской княгине, киевлянке Евдокии Олельковне, а дочь отдал замуж за Ивана Молодого — сына великого князя Московского Ивана Третьего. Впоследствии она станет известной в Москве как Елена Волошанка.

Ещё одной заслугой Стефана считается сохранение православных святынь на Афоне, который в то время попал в зону турецкого господства, и сохранение неприкосновенного статуса его монастырей требовалось гарантировать военными и дипломатическими усилиями.

Сокровенной мечтой Стефана Великого вплоть до самой его смерти был поход на Константинополь, освобождение Второго Рима, возрождение Православной цивилизации. Этот проект так и остался несбыточным. Но Православная цивилизация возродилась вокруг Третьего Рима, вокруг могущественной Российской империи, имевшей для этого гораздо больше ресурсов, чем маленькая Молдавия, оказавшаяся на самой передовой линии борьбы.

Стефан Великий, внёсший важный вклад в спасение нашего историко-культурного мира, нашей религии и образа жизни в самый тяжёлый момент восточно-христианской истории, заслуживает уважения и почитания среди всех православных народов. Строго говоря, его опыт государственного управления и дипломатической стратегии не утратил актуальности и в наши дни.