Встреча Владимира Путина и Дональда Трампа на G20: без перегрузки | Продолжение проекта «Русская Весна»

Встреча Владимира Путина и Дональда Трампа на G20: без перегрузки

Буквально через несколько дней, 7 июля, в немецком Гамбурге стартует очередной саммит «двадцатки». Несомненно, его главным событием станет встреча президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа, которым надо обсудить многочисленные завалы, образовавшиеся по вине предыдущей американской администрации в двусторонних отношениях.

Напомню, что предыдущий саммит «двадцатки» прошел 4−5 сентября 2016 года в Ханчжоу (Китай). Китайский саммит G20 не ознаменовался какими-либо важными решениями. Мировые лидеры обсуждали те экономические проблемы, которые уже несколько лет стоят на повестке дня. В итоговом коммюнике были согласованы девять основных направлений структурных реформ: содействие открытости для торговли и инвестиций; продвижение реформ рынка труда, повышение уровня образования и совершенствование профессиональных навыков; содействие инновациям; совершенствование инфраструктуры; поощрение конкуренции и формирование благоприятной среды для бизнеса; совершенствование и укрепление финансовой системы; содействие фискальным реформам; повышение уровня экологической устойчивости; содействие инклюзивности роста.

Тем не менее уже на китайском форуме G20 стала заметна новая тенденция. Суть ее в том, что, несмотря на то, что группа G20 изначально создавалась для решения сугубо экономических вопросов развития мира, уже в Ханчжоу политическая тематика стала превалировать над экономической. Впервые приоритет сугубо экономической и экологической проблематики был смещен в сторону рассмотрения политических вопросов — кризисов на Украине и в Сирии.

Долгожданная встреча Обамы и Путина закончилась тем, что стороны в очередной раз обозначали свои позиции по конфликту в Сирии и на Украине, но при этом так и не приблизились к решению спорных вопросов. Несмотря на обсуждение этих тем на встрече Владимира Путина и Барака Обамы, Вашингтон до конца так и не смог ни оценить стратегию России в этих двух конфликтах, ни предложить позитивной повестки дня. Что касается Европы, то именно она, в лице канцлера Германии Ангелы Меркель и предыдущего президента Франции Франсуа Олланда, еще до форума заявила о желании обсудить ситуацию на Востоке Украины с Владимиром Путиным.

Кроме того, напомню, что в Китае состоялась весьма важная закрытая двухчасовая встреча Путина и Эрдогана, которая произошла спустя два месяца после попытки госпереворота в Турции в июле прошлого года.

Судя по повестке дня, данная тенденция (постепенной политизации саммитов Джи20) продолжится и в Гамбурге: уже первое заседание форума, по настоянию принимающей стороны, будет закрыто для третьих стран и посвящено проблеме терроризма. Кроме того, в двух ведущих западных странах — США и Франции — новые президенты, которые совсем иначе, чем их предшественники смотрят на то, что и как надо делать для решения национальных и мировых проблем.

И дело здесь не только в том, что этого требует международная обстановка, а в том, что свое значение как глобальной политической переговорной площадки теряет G7, которая без России превратилась просто в клуб по интересам, решения которого по мировой политической повестке дня не имеют для остального мира большого значения. Особенно в условиях все более расходящихся позиций новой администрации США и Евросоюза по всем наиболее острым мировым проблемам — начиная от экологии (Парижское климатическое соглашение) и заканчивая разным прочтением следующего этапа глобализации (Трамп играет за регионализацию) и ролью НАТО в обеспечении «нового мирового порядка».

Кроме того, о какой экономике и стабильном развитии можно говорить, когда мир может вспыхнуть новым глобальным конфликтом, и все предварительные долгосрочные экономические прогнозы в этом случае летят в тартарары?

На этом фоне особое значение приобретает первая встреча президентов России и США. Она проходит на фоне восстановления позиций России в мире и одновременного не только кризиса американской стратегии во многих мировых точках (подробнее об этом здесь), но и самого серьезного за последние пятьдесят лет политического кризиса в самих США, где произошел явный и публичный раскол правящей элиты на национальную и наднациональную составляющие.

Несмотря на то, что Трамп официально находится в должности президента США уже несколько месяцев, анализ событий в США показывает, что он так до конца и не взял власть в свои руки. Пока он добился только нескольких тактических успехов и по-прежнему находится под угрозой импичмента. Хотя последние несколько дней говорят о том, что он начинает переламывать ситуацию в свою пользу (провал бывшего директора ФБР Коми на слушаниях в Конгрессе, скандалы в CNN и увольнения фальсификаторов новостей, победа республиканского кандидата на выборах в Джорджии, капитуляция Нью-Йорк Таймс — одного из антитрамповских печатных рупоров и многое другое), тем не менее пока ситуация довольно шаткая.

В этих условиях, когда в недрах Белого дома шли довольно ожесточенные дискуссии даже на тему того, стоит ли Трампу встречаться с Путиным на G20 в Гамбурге, эксперты совершенно правильно отмечают, что для того, чтобы избежать новой обструкции дома, Трампу нельзя показывать достижения с Путиным больших договоренностей. То есть та «большая сделка» с Путиным, о которой говорил Трамп еще на этапе своего избрания, скорее всего, откладывается на более отдаленное время.

И это неплохо. В условиях вакуума власти в США Россия получает дополнительное время для усиления своих позиций в мире, а также для более спокойной подготовки к президентских выборам в марте 2018 года. Трампа и его позиции в США также надо сохранить в как можно лучшем состоянии. Соответственно, большая и ярко-красная кнопка «перегрузка» для первой встречи в складывающихся обстоятельствах, будет явно лишней и только провоцировать очередную медийную атаку на Трампа. Поэтому для первой встречи будет вполне достаточно того, чтобы лидеры посмотрели друг на друга и смогли понять главное — могут ли они доверять друг другу и договориться о тех шагах, которые бы помогли им после встречи отслеживать выполнение обоюдных договоренностей.

В этом плане можно не сомневаться, что челночная дипломатия Генри Киссинджера (в том числе — визит в Москву накануне саммита G20) имеет большое значение в плане обсуждения и контроля российско-американских договоренностей. Поэтому главным итогом встречи лидеров России и США будет именно понимание того, возникло ли между ними доверие или нет. И это как раз тот вопрос, который для СМИ показывать вовсе необязательно.