Станем пить, как французы? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Станем пить, как французы?

Законодатели в очередной раз хотят попытаться заставить нас пить меньше водки, но больше вина, поддержав отечественное виноградарство. Если это результат лоббизма некогда возглавлявшего Краснодарский край, а ныне министра сельского хозяйства Александра Ткачева (он выступает с этой идеей давно), то ему придется столкнуться с другим лоббизмом — «водочным». Ну и «пивным», конечно. Станем ли мы теперь, как французы?

Законопроект, внесенный на днях у Думе, предполагает отделить производство вина от другого алкоголя. То, что производится из винограда, будет отдано на контроль Минсельхозу (вместо Росалкогольрегулирования), что поспособствует ослаблению ряда регулирующих норм, снижению «акцизного давления» и т. д. Сам продукт будет признан не алкогольным, а «сельскохозяйственным». Правила оборота вина в торговой сети останутся прежними, но вроде разрешат рекламу вина в СМИ. Сторонники закона говорят, что это поддержит отечественную отрасль наподобие того, как яростно поддерживают свое производство вина в какой-нибудь Италии, Испании или Франции. И вообще, мол, вино «полезнее» какой-нибудь водки. С чем спорить трудно. Оставив в стороне разве что вопрос количества.

Идее этой уже не один год, и здравый смысл в ней, конечно, есть. Тем более что возвращение вина в рекламу (как ранее пивных брендов с пометкой «0», то есть безалкогольных) поможет сужающемуся в условиях кризиса и падения доходов населения рекламному рынку. Ну и СМИ, разумеется, пострадавших в свое время от яростных «пуритан» — защитников «сухого закона» в рекламе. Помог приближающийся чемпионат мира по футболу: ФИФА не приветствует трансляции матчей без пивной рекламы. Не «духовные скрепы» же вместо нее рекламировать.

Также начнется, наконец, более масштабное восстановления виноградников, ставших жертвой горбачевской антиалкогольной кампании. Этот урон до сих пор толком не возмещен. В 6 основных регионах России расположено сегодня намного менее 100 тыс. гектаров виноградников. Тогда как в СССР под ними было около 200 тыс., и винодельческая отрасль давала 30% дохода от всего сельскохозяйственного сектора. Другое дело, что, скажем, тогдашние грузинские и молдавские вина, которые считались «хорошими», таковыми можно было считать, если никогда в жизни не пил ни французских, ни испанских, ни итальянских. Но это вскрылось уже после того, как «открыли страну».

Впрочем, в последние годы в магазинах стало попадаться вполне приличное российское вино, хотя оно могло бы стоить и дешевле. А порядок, согласно которому более трех четвертей отечественных вин составляют либо «винные напитки», либо полусладкие вина, произведенные с добавлением спирта, пора менять. Это, как правило, не вино, с точки зрения настоящих ценителей. Так мы никогда не научимся «пить культурно».

Сейчас среднестатистический россиянин выпивает лишь 4,5 литров вина в год (в СССР, не зная французских и всяких «новосветских», пили — не тужили по 19 литров), а вот крепкого алкоголя — 16 л, пива — бочку в буквальном смысле, 75 литров.

Так что посмотрим, чем кончится битва водочных, пивных и винных лоббистов в Думе. И выпьем за победителя. Вот только что?

Выбор редакции
Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS