Двоевластие в Молдове не может быть вечным | Продолжение проекта «Русская Весна»

Двоевластие в Молдове не может быть вечным

В последние недели Молдова оказалась в центре внимания многих российских СМИ. Сначала президент Молдовы Игорь Додон назначил своим решением всемолдавский референдум, затем Конституционный суд отменил это решение, после чего в Молдову вылетел вице-премьер Правительства России Дмитрий Рогозин, самолет которого развернули обратно в Москву румынские власти.

Тем не менее, глава Молдовы и высокопоставленный российский чиновник встретились, и произошло это в Тегеране.

Не знаю, как в Молдове, а в России внимательно следят за всем, что так или иначе связано с противостоянием Игоря Додона с проевропейским и прорумынским молдавским парламентским большинством. И вот почему.

Молдова — единственная на постсоветском пространстве страна с ПАРЛАМЕНТСКОЙ формой правления.

И это даже несмотря на введение в 2016 году всеобщих президентских выборов.

(Недавно о переходе к парламентской модели заявили власти Армении, но до реально парламентской республики этой стране еще далеко).

Так вот, в силу названного обстоятельства политическую ситуацию в Молдове можно охарактеризовать словом «двоевластие».

С моей точки зрения, до избрания Игоря Додона президентом страны проевропейский парламент Молдовы однозначно проводил курс на сотрудничество страны с ЕС и НАТО и воссоединение страны с Румынией, игнорируя мнение большинства населения республики.

Молдавские элиты в массе своей куплены западными структурами, подсажены на гранты или включены в различные европейские и американские программы. Даже многие иерархи Молдавско-Кишиневской митрополии Русской православной церкви тайно или явно присягнули Румынской православной церкви, униатам или католикам.

Что касается простых молдаван, то большинство из них, в отличие от элит, занимают преимущественно пророссийскую позицию — что и вылилось в итоге в поддержку на последних президентских выборах Игоря Додона.

Двоевластие в Молдове заключается в том, что Додон, за которым стоит большинство избирателей, является главой государства, но не имеет достаточных полномочий и ресурсов для того, чтобы проводить решения, устраивающие народное большинство.

В то время как молдавские прорумынские и проевропейские элиты, имеющие большинство в парламенте, обладают полномочиями формировать правительство страны. Они контролируют также судебную власть и силовые структуры Молдовы (опираясь на своих западных кураторов) и, следовательно, принимают ключевые решения в области экономической, образовательной и иной политики.

Однако двоевластие не может быть вечным, и противостояние рано или поздно завершится победой одной из сторон: или Додон найдет способы приструнить парламент при поддержке народа, или же парламент найдет повод объявить президенту импичмент.

Как вариант — арест президента по вымышленным обстоятельствам, взятие всей полноты власти каким-то коллективным органом в связи с обострением ситуации, например, в Приднестровье или же, что самое вероятное, — снос Додона на следующих президентских выборах при опоре на большие западные деньги.

Замечу, что двоевластие после распада СССР наблюдалось на всём советском пространстве, и оно всегда заканчивалось разгоном парламента. Борис Ельцин, как известно, расстрелял Верховный совет России из танков, после чего была принята новая Конституция страны и проведены внеочередные выборы парламента уже под контролем президентской вертикали.
Александр Лукашенко распустил Верховный совет Беларуси, когда в нем возникло двоевластие и т. п.

В свою очередь, Януковичу не хватило духу распустить Верховную Раду, после чего он получил майдан и захват власти в Раде (через подкуп депутатов) проамериканскими олигархами и активистами.

Недавно Игорь Додон консультировался с Александром Лукашенко по поводу того, как президенту Молдовы вырваться из капкана проамериканской элиты. После чего подписал указ о назначении на 24 сентября всемолдавского референдума. По его результатам президент смог бы получить возможность провести в стране досрочные парламентские выборы, после которых можно было бы начать формировать полноценную президентскую республику.

Но, увы, 27 июля Конституционный суд РМ, идя навстречу молдавским олигархам, признал проведение такого референдума незаконным.

Очевидно, таким образом, что молдавские олигархи и интегрированные в европейские структуры чиновники заинтересованы в том, чтобы дискредитировать действующих в Молдове политиков (включая действующего президента страны) и институт выборов настолько, чтобы власть в стране могла формироваться одним известным способом — в соответствующих олигархических офисах и за конкретные доллары и евро.

После неудачи с референдумом Игорь Додон обратился за консультацией к России. В этом, как я полагаю, состояла одна из целей его планируемой встречи с Дмитрием Рогозиным, и именно поэтому самолет с Рогозиным (который летел в Молдову через Беларусь, Польшу, Словакию и Румынию) не пропустили в Кишинев.

Додону пришлось встречаться с российским вице-премьером 5 августа в Тегеране.

Но что может сделать Россия в сложившейся в Молдове ситуации — ну, кроме оказания пророссийским и проевразийским политикам и народу Молдовы моральной поддержки и укрепления экономического сотрудничества?

Возможно, посоветовать им уже сегодня начать готовиться к парламентским выборам 2018 года. (Хотя даже потенциальные советы российского руководства вызвали у румынских националистов панический страх).

Именно в победе здоровых сил в ходе следующих парламентских выборах и формировании по их итогам национально ориентированной коалиции парламентского большинства я лично вижу реальную альтернативу и молдавскому двоевластию, и попыткам НАТО втянуть Молдову в свои антироссийские игры, и стремлению властей Румынии аннексировать эту республику.

Когда я говорю о перспективах формирования в молдавском парламенте коалиции большинства, я имею в виду не только левые силы (социалистов и коммунистов), но и другие политические структуры, сориентированные на борьбу за реальный суверенитет Молдовы, за её внеблоковый статус и за прагматичные отношения со всеми соседями, включая Россию.

Национальный суверенитет становится абсолютной ценностью.

Это начинают понимать сегодня даже в русофобских странах Прибалтики, правительства которых разменяли добытую в антисоветизме и декоммунизации «свободу» на роль стран-вассалов США.

Так вот: борьба молдаван за экономический и политический суверенитет своей страны, а также за культурную самобытность Молдовы и сохранение ею собственной истории и языка — это та платформа, которая может сплотить многие силы страны вокруг действующего президента. Все остальное — от лукавого.

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS