Родится ли в Закавказье еще раз «формула Ататюрка» | Продолжение проекта «Русская Весна»

Родится ли в Закавказье еще раз «формула Ататюрка»

Пресс-служба президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана сообщила о его предстоящих зарубежных визитах. В частности, с 8 по 10 сентября он посетит Казахстан для участия в первом саммите Организации Исламского сотрудничества (ОИС) по науке и технологиям. В этой связи некоторые казахстанские СМИ сообщили о вероятности прибытия в Астану и президента Азербайджана Ильхама Алиева, возможности встречи на троих лидеров Казахстана, Турции и Азербайджана, помимо проведения двухсторонних встреч. Но в этом случае анонсированный на 10−11 сентября официальный визит Эрдогана в Баку выглядит как-то странно. Хотя объяснить его можно. Видимо, стороны испытывают необходимость в более детальном обсуждении как проблем двухсторонних отношений, так и ситуации, складывающейся сейчас на Большом Ближнем Востоке.

Официально переговорная повестка предстоящих в Баку переговоров пока не обозначена. Хотя очевидно, что они будут иметь традиционную экономическую и политическую составляющую. В данном случае все или почти все лежит на поверхности: Турция и Азербайджан реализуют ряд проектов, которые в 2017 и 2018 годах будут подходить к завершающей стадии, наступает момент для детального определения параметров сотрудничества. Но президентам Алиеву и Эрдогану формирующиеся новые геополитические обстоятельства не позволяют сфокусироваться только на этих темах, которые начинают отходить на второй план.

Речь, прежде всего, идет о решении главы Иракской автономии Курдистан Масуда Барзани провести 25 сентября референдум о независимости, хотя госсекретарь США Рекс Тиллерсон призывает перенести его на весну 2018 года. Как заявил в этой связи турецкий политолог, бывший депутат парламента Ирфан Гюндуз, «Турция уже предприняла безуспешные все политические и правовые меры, чтобы заблокировать создание курдского государства», и обозначенный дальнейший ход событий на этом направлении «грозит дестабилизацией и без того взрывоопасного региона от Ближнего Востока до Афганистана».

По мнению Гюндуза, «все происходит в интересах Израиля», с которым Азербайджан поддерживает тесные отношения. И не только это. Как сообщал недавно азербайджанский информационный портал Haggin. az, Баку, выступая публично за сохранение своей территориальной целостности, фактически поддерживал сепаратизм Иракского Курдистана и вместе с Турцией действовал в обход центрального правительства Ирака. В этой связи портал приводит следующие факты: транспортировкой курдской нефти из порта Джейхан занимается Palmali, группа компаний азербайджанского миллиардера Мубариза Мансимова. В качестве покупателя курдской нефти выступает Израиль. Турция закупает полулегальную курдскую нефть по крайне заниженным ценам. Помимо этого, Анкара рассматривала в будущем возможность транспортировки курдского газа по газопроводу TANAP, который призван доставить в Европу азербайджанский газ.

Похоже, что Алиев и Эрдоган были настолько уверены в устойчивости расписанного ими своего сценария, что не допускали опасных для себя изменений геополитической карты региона. Только теперь им становится очевидно, что с появлением на данном этапе независимого хотя бы Иракского Курдистана еще больше усугубит ситуацию на Ближнем Востоке, поскольку станет новыми дрожжами в закваске сепаратистских настроений и перекройки границ других региональных держав. Не говоря уже о том, что для Азербайджана полностью закрывается тема Степанакерта. Поэтому, на наш взгляд, на переговорах Эрдоган будет пытаться через Баку организовать давление на Эрбиль, а через алиевских лоббистов в Москве — и на Россию в отношении курдской проблемы. Помимо того, растеряв всю поддержку на Западе, Турция будет пытаться воссоздать альянс времен 1920-х годов — Москва-Баку-Анкара.

Турция попробует убедить Россию в предпочтительности именно такого варианта сотрудничества, вплоть до согласия разместить на своей территории российские военные базы, что может упредить возможность появления второй Сирии уже в самой Турции. По сути, это воссоздание «формулы Ататюрка», согласно которой армяно-грузинские отношения будут подаваться исключительно как западный проект. Существует и другой вариант: разыграть карабахскую «карту» в обмен на уступки России по курдской проблеме, убедить Азербайджан в исторической значимости такой «жертвы», но в случае, если не удастся помешать реализации идеи независимости Иракского Курдистана. Не имея выхода к морю, Эрбиль окажется в зависимости от воли более крупных соседей, в первую очередь Турции, которая при таком сценарии сохраняет возможность для широкого маневрирования.

Вопрос в том, кто первым начнет практическую реализацию этого проекта: США и их союзники или Россия (в случае ее альянса с Турцией и Азербайджаном). А может наоборот — в союзничестве с США и Западом так или иначе Москва поддержит процессы самоопределения. В отношении Абхазии и Южной Осетии такое уже было сделано. Впрочем, проведение референдума в Иракском Курдистане еще не означает, что сразу после него курды в одностороннем порядке объявят независимость. Но переход их борьбы в новую изнурительную стадию, сопряженную с рисками новых войн, очевиден. Ведь раскол Ирака станет новым геополитическим прецедентом, который потом отразится на всем Большом Ближнем Востоке в ситуации, когда борьба с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) еще не закончена.

Азербайджан показал, что он вместе с Турцией пытался и пытается сыграть важную роль, определяя будущее Большого Ближнего Востока. Изменения геополитического ландшафта в регионе действительно происходят, но такие ли они, какие ожидали Алиев и Эрдоган? Итоги визита турецкого президента в Баку помогут найти ответ на этот вопрос.

ИГИЛ — запрещенная в России террористическая организация!

Facebook Twitter ВКонтакте Одноклассники ВКонтакте Telegram RSS