Украинские ракетные двигатели в Северную Корею? Какую Корею? Северную? Где? | Продолжение проекта «Русская Весна»

Украинские ракетные двигатели в Северную Корею? Какую Корею? Северную? Где?

Значительная часть отчета созданной по распоряжению президента П. Порошенко рабочей группы во главе с секретарем СНБОУ А. Турчиновым о расследовании информации об «украинском следе» в северно-корейской ракетной программе посвящена… России. Дело представлено так, что это Москва во всем виновата, это она пускает мировому общественному мнению пыль в глаза, возводя напраслину на Украину, чтобы отвести подозрения от собственных незаконных контактов с Пхеньяном. Для того чтобы такое придумать, специальное расследование проводить совершенно не стоило. Его, собственно говоря, никто не проводил и не собирался этого делать. Когда П. Порошенко дал поручение сформировать группу, а американское посольство в Киеве поспешило его инициативу поддержать и одобрить, его же самого похвалить — стало ясно, что разбираться в сути проблемы ни украинцы, ни американцы не намерены. Задачу замять скандал они готовы решать совместными усилиями, исходя из известного принципа: рука руку моет. Роли, как водится, разделили. Каждой стороне достался свой участок работы. Украина взялась клепать «справную» бумагу, Америка же, со своей стороны, взяла на себя информационное сопровождение темы.

И вот бумага готова. Да такая «справная», что «справнее» и быть не может! Если говорить кратко, на самом общем уровне, из отчета рабочей группы следует, что, во-первых, Украина никак не могла продать в КНДР двигатели для ракет, во-вторых, история с публикацией в «Нью-Йорк Таймс» инспирирована Россией в рамках общей кампании информационной войны Москвы против Киева. «Российский след» прописан в отчете основательно, с большим энтузиазмом, можно сказать, с душой. Ему посвящена бОльшая половина отчета. Даже семью американского эксперта, из-за которого разгорелся весь сыр-бор, «орлы Турчинова» вывели на чистую воду, обнаружив ее «очень тесные отношения с ключевыми должностными лицами российских спецслужб» и заявив, что эксперта «цинично использовали».

Аргументация выводов, сделанных рабочей группой, не выдерживает никакой критики. Большинство приводимых аргументов неубедительно. Свою уверенность в невозможности поставок ракетного оборудования с Украины в Северную Корею, например, эксперты строят на том, что «Госэкспортконтроль не давал разрешительных документов на поставку в КНДР никаких товаров военного назначения и двойного использования, в частности ракетных двигателей РД-250, их модификаций и составляющих к ним». Происходит, таким образом, сознательная, целенаправленная подмена понятий. В статье в «Нью-Йорк Таймс» речь идет о контрабандном пути попадания продукции «Южмаша» в руки Пхеньяна, не предполагающего, понятное дело, «разрешительных документов» ни от Государственной службы экспортного контроля, ни от кого другого. А. Турчинов со товарищи на это не обращают внимания, предлагая считать отсутствие официальных разрешений доказательством необоснованности косвенных обвинений в адрес Киева. То, что одно с другим не вяжется, одно к другому не клеится, рабочую группу не беспокоит. Убедительности ее выводам это не добавляет.

Ударный вывод «расследования» гласит, что использование в севернокорейских ракетах двигателя РД-250 невозможно по определению, так как они оснащены однокамерным двигателем первой ступени, тогда как РД-250 является двигателем двухкамерным. Вроде бы все логично и обоснованно, не так ли? Так-то оно так, да вот незадача: тут же, в том же самом абзаце (!) вывод сводится на «нет» комментарием, в соответствии с которым поставки не двигателей в целом, а их элементов «нельзя исключать». В отчете черным по белому записано: «Для его (однокамерного двигателя первой ступени, которым оснащены севернокорейские ракеты — Я.Р.) создания не исключена возможность использования отдельных элементов ракетного двигателя РД-250». Так ведь именно на эту возможность указывает эксперт, на мнение которого ссылается американская газета! Президентская рабочая группа такой взгляд не отрицает, не опровергает, прямо указывая на то, что он имеет право на жизнь. Остается только руками развести.

Еще хуже для официального Киева обстоит дело с вопросом, связанным с вероятностью утечки технической документации по двигателю РД-250 или ее фрагментов. Группа констатирует, что «конструкторская, технологическая и другая документация на производство ракетной техники и элементов к ней надежно хранится в специально оборудованных помещениях, что подтверждается выводами компетентных органов Украины». Иначе говоря, все папки лежат на своих полках, как положено по инструкции. О том, не были ли с каких-нибудь из них сделаны копии, которые затем могли быть проданы «налево», отчет умалчивает. Как и о том, как обстоят дела с электронными носителями секретной информации.

Рабочая группа подошла к выполнению поставленной перед ней задачи формально. Сделанные ею выводы вряд ли могут вызвать доверие где-либо, кроме кабинетов ее председателя, членов и, конечно, главного кабинета страны. Расчет, видимо, делается на то, что американская сторона, которой Киев в самую первую очередь доложит о проделанной работе, готова принять такой вариант расследования. И, что особенно важно, такие его результаты. А там — хоть трава не расти!